Саратовская область. Обнаружен очередной пациент с потерей памяти

Политика

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

Милиция Балаковского района разыскивает родственников неизвестной женщины, находящейся в городской больнице №1. У пациентки потеря памяти. 27 октября прошлого года пострадавшую с тяжелой черепно-мозговой травмой нашли на территории...

Милиция Балаковского района разыскивает родственников неизвестной женщины, находящейся в городской больнице №1. У пациентки потеря памяти. 27 октября прошлого года пострадавшую с тяжелой черепно-мозговой травмой нашли на территории гаражного кооператива.

Женщину обнаружили сторожа ГСК. Она без сознания лежала на земле. Была хорошо одета — новая дубленка с мехом, черные сапоги, брюки и водолазка. На «Скорой» пострадавшую доставили в городскую больницу, сделали операцию. С тех пор прошло почти четыре месяца, но никто из родственников так и не объявился.

Сама пациентка сказать о себе ничего не может. Из-за травмы у нее нарушена речь, парализованы рука и нога. Врачи давали ей ручку и листок бумаги, но женщина написала только буквы «н», «н», «а». В больнице ее стали называть Инной. На вид ей 40-45 лет, рост 165 сантиметров, худощавого телосложения, волосы темно-русые, глаза карие.

Как рассказал заведующий отделением Сергей Виняков, «видно, что раньше она была ухоженной, нет никаких шрамов, характерных для людей маргинального образа жизни, вены целые». Медики полагают, что у пациентки сохранились фрагменты памяти: «Инна расстраивается, когда смотрит на себя в зеркало — жестами показывает, что раньше у нее были длинные волосы, их остригли перед операцией», - рассказывает Виняков. На вопрос, живет ли она в Балаково, женщина отрицательно кивает.

Медики не исключают, что полученная травма — криминального характера. Однако в милиции полагают, что это несчастный случай, ведь вещи женщины не были похищены. По предположению оперативников, гражданка могла приехать в Балаково из другого города или региона. Как рассказал оперуполномоченный уголовного розыска балаковского УВД Максим Козин, в кармане дубленки нашли записку с адресом улица Степная, дом 36, четвертый подъезд и фамилией. Милиционеры опросили жильцов, показали фотографию пострадавшей, но никто ее не узнал. Поиск по базе отпечатков пальцев также ничего не дал, видимо, женщина никогда не сталкивалась с правоохранительными органами.

По словам врачей, если в течение ближайших двух месяцев не удастся найти родственников больной, ее попытаются устроить в интернат для инвалидов. Хотя, как отмечают медики, это будет не просто, ведь у гражданки нет никаких документов.

Напомним, что это не первый подобный случай в области. В прошлом году мужчина с амнезией был обнаружен в Романовском районе. Неизвестный гражданин сам пришел в РОВД и попросил милиционеров о помощи, так как не помнил ничего о себе. Медики не обнаружили у него никаких физических повреждений. Хотя мужчина был психически адекватен, его поместили в психоневрологический диспансер. В больнице он провел полгода, ему грозила отправка в интернат.

При помощи блоггеров и НТВ удалось разыскать его сослуживцев и родного брата, живущего в городе Бийске Алтайского края. Оказалось, что пациента с амнезией зовут Сергей Лысенко, он родом из Алма-аты. Дальнейшее лечение в институте Сербского вернуло Сергею память. Как оказалось, он ехал из Казахстана на заработки в Сочи с пересадкой в Саратове. На вокзале выпил в незнакомой компании, очнулся без денег, документов и прошлого.

В 2006 году человек без памяти был обнаружен в Вольском районе. Оказалось, что это уроженец поселка Медведево республики Марий-Эл Сергей Аппалонов. Примечательно, что найти его семью удалось также не силами правоохранительных органов, а благодаря вмешательству горожан и телепрограммы «Жди меня».

Известно, что в психиатрических клиниках региона за последние шесть лет содержались шесть пациентов с амнезией (речь идет только о тех людях, которые забыли себя внезапно и не имели явных признаков физических или психических заболеваний). Сколько «неопознанных» больных, потерявших память из-за травм, аварий, отравлений и прочей «бытовухи», находятся в обычных лечебных учреждениях, неизвестно, - как пояснили в областной прокуратуре, такой статистики не ведется.

Как рассказал старший прокурор отдела областной прокуратуры Александр Хрусталев, существует ведомственная инструкция МВД от 1993 года, определяющая порядок работы с «потеряшками», которые в силу различных обстоятельств (болезненного состояния,  возраста, психических отклонений) не могут сообщить сведения о себе. «Необходимые действия, вроде бы, расписаны. Но иногда сотрудники милиции оказываются в замешательстве, так как не имеют практики по такого рода делам», - отмечает Хрусталев.

Если гражданин сам не знает, кто он такой, милиционеры должны попытаться установить фамилию при помощи дактилоскопической базы и создающейся базы данных биологических образцов. Это бесполезно, если человек ранее не привлекался к административной или уголовной ответственности.

В течение трех месяцев нужно вести «местный розыск»: разослать ориентировки в районные УВД в пределах региона. Затем начинается розыск федерального уровня. В инструкции не определено, каким должен быть радиус поисковых мероприятий, чаще всего милиционеры ограничиваются соседними регионами. Фотографию «неопознанного» вывешивают на стендах возле зданий УВД, милиционеры сверяют указанные приметы со сведениями о гражданах, объявленных без вести пропавшими. Это помогает только, если родственники уже подали соответствующее заявление. Но, например, того же Сергея Лысенко никто не искал: родители давно умерли, с братом, живущим за тысячи километров, они не общались около двух лет.

«Если нет заявления от родственников, остается рассчитывать, действительно, только на помощь прессы, - говорит Александр Хрусталев. - В ведомственных инструкциях так и сказано, что розыскная работа должна вестись во взаимодействии со средствами массовой информации. Но даже областные телеканалы и газеты, не говоря о центральных, очень неохотно размещают подобные сообщения».

По мнению прокуратуры, в последние годы ситуация осложнилась из-за массового отъезда людей на заработки: «Это особенно характерно для села. Если у человека нет близких родственников, его слишком долгое отсутствие остается незамеченным. Рано или поздно представители коммунальных организаций, муниципальных администраций видят, что накопились долги по квартплате, и обращаются в милицию, не имея абсолютно никакой информации о том, где человек может находиться».

Сейчас разыскиваются около тысячи жителей области (в эту статистику входят все, кто был объявлен без вести пропавшим за последние пятнадцать лет), в том числе, 47 психически больных людей, сбежавших из спецучреждений. В прошлом году в розыске находились более 1,5 тысяч человек, 57 процентов из них удалось найти. Как выяснилось, 32 человека стали жертвами преступлений. По сведениям прокуратуры, это были, в основном, «бытовые» убийства, совершенные родственниками жертвы. 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera