Бангкок, 16 марта: День крови

Политика

Войтенко МихаилВедущий эксперт по морскому пиратству

Если считать началом активных протестов субботу 13 марта, день, когда в Бангкок хлынули протестующие из сельских районов, то сегодня достаточно мирно заканчивается 4-й день, «День крови». К счастью, обошлось без крови, разве что кроме той,...

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Увеличить

Если считать началом активных протестов субботу 13 марта, день, когда в Бангкок хлынули протестующие из сельских районов, то сегодня достаточно мирно заканчивается 4-й день, «День крови». К счастью, обошлось без крови, разве что кроме той, которую в огромном количестве, около 300 литров, сдала оппозиция. Планировалось выплеснуть эту кровь на ступени Дома правительства, но я был на этом сегодняшнем митинге в самый кульминационный момент и могу сказать, что обошлось без драматических сцен. Однако по порядку.

Прежде всего, хочу сказать, что я пишу эти репортажи как очевидец, как сторонний наблюдатель, испытывающий симпатии к Таиланду и его населению, но не принимающий ни сторону правительства, ни сторону оппозиции. Я для этого слишком мало знаю страну и ее политическую кухню. А свое отношение и понимание происходящего я уже излагал ранее – деревенский Таиланд протестует против городского, провинция недовольна центром, а находящийся в изгнании свергнутый премьер-министр стал удобным символом этой алой революции. Мне кажется, обычному человеку, не интересующемуся профессионально политикой и Юго-Восточной Азией, такого понимания вполне достаточно, и, конечно же, для граждан России куда важнее знать, чем им это противостояние грозит в случае, если они находятся в Бангкоке или сюда собираются.

Пока туристам противостояние ничем не грозит. Митинги локализованы, как и места обитания протестующих, которые перешли на походно-лагерный образ жизни. По сути, правительственный квартал оккупирован протестующими, улицы квартала превратились в огромный жилой лагерь, в котором вовсю работают кухни, выстроены ряды биотуалетов и душевых, разбиты палатки. Но в основной своей массе неприхотливые сельчане спят под огромными тентами, разбросав по мостовым и тротуарам циновки. Огромный широкий проспект, начинающийся от статуи королю Раме 5-му, превратился в табор. Там же установлены подмостки, с которых как мне кажется, круглосуточно произносятся речи, перемежаемые песнями и молитвами буддийских монахов. На территории митингующих нет ни полиции, ни армии, они самоуправляемые, и, по всей видимости, это было согласовано с властями. У митингующих есть своя служба безопасности, как мне показалось – весьма эффективная. Более того, места обитания оппозиции огорожены двойным кордоном, внутренним - из собственных сил, и внешним – полицейским и армейским. В эту «резервацию» попал и известный зоопарк Дусит, вот почему, по заранее достигнутой договоренности, зверей оттуда вывезли – зачем им страдать от людских неурядиц.

Зона правительственных зданий, хотя и находится в центре, но далека от основных видов общественного транспорта. С учетом того, что многие улицы перекрыты полицией далеко на подступах к кварталу, попасть в него весьма непросто, я с трудом добрался туда на перекладных - сначала надо подобраться к внешней границе, и уже там снимать мотобайк, чтобы добраться до центра событий.

Кое-как, но я пробрался к Дому правительства, и как выяснилось, очень вовремя. Где-то через полчаса в огромную толпу у главного входа в Дом въехали два грузовика, набитые руководством оппозиции, охраной и корреспондентами. Подъездная дорога к главному входу в Дом правительства была перекрыта бетонными блоками и железным забором. Получилась некая демилитаризованная зона, куда и впустили журналистов, с таким расчетом, что если дело дошло бы до стычек, то сначала пришлось бы сминать журналистов, а в них заинтересованы все - и оппозиция, и власти. Далее, уже на территории Дома правительства, устрашающе выстроились мощные силы - уходящие за горизонт ряды полицейского, и армейского спецназа. Они были одеты в спецкостюмы для подавления уличных беспорядков, которые в местной прессе уже окрестили «робокопами». Демонстрантов было очень много, но ряды робокопов производили куда более сильное впечатление, как внешним видом, так и количеством, и было понятно, что в случае чего, демонстрантов легко сомнут. Очень может быть, что такое внешнее запугивание сбило излишний пыл кое-кого из оппозиционеров и предотвратило стычки, которые при таком огромном количестве людей не могли не привести к крови.

Кровь все-таки была, но к счастью, только в бутылях. Два грузовика под шум толпы, очень эмоциональную песню-речевку, бой огромных барабанов и оглушающий грохот специально сделанных, в виде не то ступни, не то руки, трещоток, подъехали вплотную к демилитаризованной зоне, и началось главное действо сегодняшнего дня – потрясание бутылями с кровью и выкрикивание требований. Через некоторое время нескольких лидеров оппозиции, духовное лицо и еще кого-то пропустили на территорию Дома правительства, где они совершили некий обряд или ритуал, и окропили мостовую кровью. Полиция и военные были настроены мирно и вели себя корректно, то же можно сказать и о протестующих. Несколько раз на моих глазах та и другая сторона делали другу уступки, не желая конфликтовать. Около 5 вечера митинг начал быстро рассеиваться, как и было договорено между властями и оппозицией.

Заканчивается четвертый день, заканчивается мирно, но легче от этого не становится. Потому что противостояние костенеет, цементируется на глазах, с каждый часом бетон все тверже. Причем оппозиция даже не определилась со своими требованиями, это, наверное, на сегодня одна из самых плохих новостей. То они требуют роспуска парламента, то отставки премьера, то отставки правительства. У правительства позиция куда более четкая – никаких уступок. И эта новость является самая главная и самая плохая на вечер 16 марта.

Противостояние будет продолжаться. Каждый день противостояния увеличивает риск перехода его в стычки, и если начнет литься настоящая кровь, то кто знает, чем и как все кончится. В городе уже около 50 тысяч армии и полицейских, на многих улицах военные патрули, там и сям видны армейские джипы, и если армия пойдет на оппозицию своими стройными рядами, митингующие будут просто сметены. Если противостояние перейдет в горячую фазу, спасти оппозицию смогут только колебания армии или переход на сторону оппозиции. Впрочем, армия, как уже было, может просто устроить военный переворот, раскидав в разные стороны и оппозицию, и действующую власть.

В Бангкоке внешне все как обычно, за исключением разве что иногда возникающих гигантских даже по масштабам Бангкока пробок. Ночной Бангкок остается прежним - местом увеселений, рынков, пьянства и безудержной эротики. Главное для туристов – не попадать туда, где находятся центры протеста. А они ограничены районом между зоопарком Дусит и Тронным дворцом с южной стороны, Золотой Горой с северной, рекой Чао-Прай с западной и дорогой Рама 5-го с восточной. Поблизости нет станций метро – ни подземного, ни скайтрейн (наземного). Королевский дворец и Изумрудный Будда от митингов не страдают и доступны по-прежнему. Даже в храм на Золотой Горе можно подняться без особой опаски, хотя лучше поостеречься - там уже чувствуется напряжение, много митингующих. В случае же, если вы все-таки попали в это место, ловите мотобайкеров-таксистов (у них у всех жилеты с номерами, их легко узнать), и уезжайте к ближайшей станции метро – это либо Памятник Победы Виктори Моньюмент, либо ЖД вокзал Хуа Лампонг. У Виктори Моньюмент станция скайтрейн, у Хуа Лампонг станция подземки.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera