25 марта во всех городах и поселках Эстонии приспустят государственные флаги и зазвенят колокола – республика вспоминает жертв операции «Прибой»

Политика

Гоча БелтадзеНовая газета

Рота почетного караула президентского отдельного батальона (Вахи-батальон) произведет залп из карабинов, отдав воинскую почесть погибшим жертвам этногеноцида. Вечером с обращением к народу выступит президент. В этот день в 1949 году из...

Рота почетного караула президентского отдельного батальона (Вахи-батальон) произведет залп из карабинов, отдав воинскую почесть погибшим жертвам этногеноцида. Вечером с обращением к народу выступит президент.

В этот день в 1949 году из стран Прибалтики на эшелонах были отправлены в Сибирь и Среднюю Азию 29 тыс семей (87 тыс человек) — это по самой скромной оценке. В основном подростки дети и женщины. Многие из них не вернулись домой.

Операции по депортации «Прибой» предшествовало постановление Совета министров CCCР nr 390-138cc (Председатель Совета министров И.В. Сталин). Цитата: «Партийным органам (первый секретарь ЦК КП Эстонии Коротам Николай Георгиевич) всячески содействовать органам и войскам МГБ, МВД в проведении операции по сбору и транспортировке выселяемого населения. Войска Ленинградского военного округа и Краснознаменный Балтийский флот приводились в повышенную боевую готовность. Все воинские части и военизированные формирования разной ведомственной принадлежности (милиция республики, стройбаты, желдорбаты, ВОХР, истребительные батальоны) были переведены на казарменное положение. Общее руководство по трем республикам поручалось замминистра МГБ СССР генерал-лейтенанту Сергею Огольцову. В Эстонии операцией руководили министр МГБ ЭССР Борис Кумм и уполномоченый МГБ СССР генерал-майор Иван Ермолин. Исполнение реализации операции по депортации «Прибой» и содействие разных войск и ведомств обеспечивал правая рука Абакумова, замминистра МГБ СССР Афанасий Блинов. Власти СССР заранее готовились к депортации. В 1946 и 1947 годах из МВД для этой цели были переподчинены МГБ оперативные войска и войска специального назначения НКВД — МВД. Как объяснил «отец народов», «для лучшего взаимодействия». С оперативной точки зрения (военной) это было правильное решение, поскольку из-за штатной малочисленности территориальных отделов МГБ и масштабности операции ее невозможно было провести в столь краткие сроки, секретно и внезапно. Во время реализации солдаты и офицеры полков оперативного назначения МГБ входили в сводные отряды оперативных групп по «блокировке и поднятию», обеспечивали транспортом для перевозки спецконтингент до пункта погрузки. Руководил довольно большой группировкой лично главком войск МГБ СССР генерал-лейтенант Петр Бурмак. Многочисленных представителей и уполномоченных прислали пограничники и центральный аппарат МВД. Их посылали в уезды для содействия с другими органами и соблюдения выполнения постановления. Все напоминало начало войны. Скрытые перегруппировки войск, огромное количество прикомандированных сотрудников МВД, которые прибывали из разных регионов СССР. Мартовская депортация из Эстонии, со слов рядовых исполнителей преступного приказа, держалась в секрете, и до начала реализации никто не догадывался о цели. Не предупреждали, разумеется, и местное население. Итог этого чудовищного преступления — 7500 эстонских семей (22 000 человек), которых оторвали от родных мест и сослали в неизвестность, куда-то на восток. В те края, о которых эстонцы, латыши и литовцы даже не слышали (Латвия — 13 000 семей, 39 тыс человек; Литва — 8500 семей, 25тыс человек). Операция проходила с 25 по 29 марта. Приблизительно около 3000 человек погибло по дороге и в спецпоселениях. Точный подсчет осложняется тем, что большинство семей осели там, и в Эстонию не вернулись, да и по малолетним переселенцам МГБ не вел учетные дела. До оккупации в Эстонии последняя перепись была проведена в 1934 году (1 126 413 жителей, из них 992 520 эстонцев). Следующую перепись провели уже при Советах, в 1959 году (1 196 000 жителей, из них 892 653 эстонцев — сюда, вероятно, вошли и те, кто к тому времени вернулся из ссылок и лагерей). Такой прирост неэстонского населения явно указывает на «эффектную» и системную работу советской карательной системы, а также различных учреждений наподобие «Спецпереселенстроя», которые работали, не покладая рук. Какой урон нанесла сталинская национальная политика маленькой Эстонии, наглядно показано цифрами, составленными советским Госкомстатом. Кстати, до сих пор неясно точное число погибших и репресированих русских, которые до вторжения РККА 1939 году составляли от 8 до 10% местного населения. Историк Петр Варью объясняет это тем, что по русским большевики вели отдельный список. Русские проходили как «классово чуждые элементы» — монархисты, бывшие белогвардейцы и пособники фашистов. С первых же дней оккупации их арестовывали семьями и после военного трибунала гарнизона, а позже по решению особого совещания НКВД расстреливали. В лучшем случае, спецконвоем отправляли на бывшую родину. Судьба уцелевших русских из Эстонии трагична. Им не разрешали жить на своей малой родине даже во время хрущевской оттепели.

После осуждения культа личности реабилитировали репресированных, депортированных, многим вернули конфискованное, но все равно власть пыталась замалчивать масштабы этого преступления. Только с обретением независимости эти народы смогли заговорить и попытаться залечить раны. Однако в современной России появились люди, которые оправдывают депортацию народов и мечтают о «ссыльной и неделимой». История о депортации не без помощи отдельных идеологов Кремля обрастает мифами, иногда фантастическими.

Миф первый и главный.
«Об эффективном менеджере Сталине»

Ни железная дисциплина в МГБ, ни наличие опытных кадров в НКВД не способствовали учету депортированных. Итоговая сводка о депортированных показала межведомственную чехарду и неразбериху.

Например, в докладе МГБ ЭССР (от 30.03.1949, итоговая по «Прибою») указывается 7901 семей (20 531 человек). Доклад генерал-майора Рогатина (уполномоченный МВД СССР по операции «Прибой» в Эстонии ) от 31.03.1949 — 7488 семей (20 535 человек). Замминистра МГБ ЭССР полковник Михайлук докладывал первому секретарю Коротам о 7552 семей (20 702 человек). А в 1952 году новый министр МГБ ЭССР Москаленко доложил замминистра МГБ СССР Савченко о 7553 семей (20 600 человек). Четыре доклада — четыре разные цифры, человеческие жизни не считали и с ними не считались. Должным образом не было организовано питание, не были оборудованы вагоны для перевозки людей. По дороге люди погибали от голода и холода.

Миф второй.
«О борьбе с эстонским фашизмом, или Освобождение Эстонии от фашистов»

В 1939 году вошедшая в Эстонию Красная Армия сразу же нарушила договор о дружбе и сотрудничестве. Ее карательная система начала арестовывать, расстреливать и высылать местное, коренное население, ранее служившее своему государству. Новоявленные «друзья» в список фашистов включили даже те организации, которые во время немецкой оккупации были запрещены. Например, «Кайцелит» — резерв армии; при необходимости выступает с оружием, подчиняется силам обороны Эстонии (аналог швейцарских резервистов). «Норд коткат» и «Кодудутер» — молодежные организации. Однако трибунал НКВД, а позже особое совещание МГБ классифицировали эти организации как фашистские, а молодежь, состоящая в них, получала соответствующие приговоры.

Миф третий.
«О необходимости депортации Эстонцев, т.к. депортация спасла Эстонию от гражданской войны»

Депортировали в основном женщин детей, подростков и стариков. В Эстонии в 1949 году уже не было подполья. Об этом свидетельствуют С.А.Ваупшасов (Ваупшас) и П.А.Судоплатов, бывший начальник нелегальной разведки 1-го Главного управления КГБ, а также генерал Ю.И.Дроздов.

Существуют и другие мифы, которые сможет прокомментировать не историк, а судебный психиатр. Например, когда оправдывают и восхваляют участников депортации, как это происходило с Арнольдом Мери. Следствием, а позже судом установлено, что во время депортации мирного населения совершались преступления против человечности и массово имели случи превышения служебных полномочий. Бывший оперуполномоченный МГБ, ныне осужденный Каск застрелил безоружную женщину Хави Лизу Иогановну, 1910 г.р., которая пыталась скрыться от оперативной группы из 5 человек. В одной руке она держала годовалого ребенка и за руку девятилетную девочку. Таких фактов можно привести множество. Тот же Арнольд Мери усердствовал больше, чем чекисты, пытаясь включить дополнительно несколько семей, хотя как партработник не имел на это полномочий.

Плохо кончили почти все исполнители преступного приказа Сталина. Выше перечисленные генералы МГБ и МВД позже были отстранены от должности и осуждены на разных процессах, проходивших в начале 50-х годов (дело Абакумова. Берии, Меркулова и т.д.). Только П.Бурмаку удалось дослужить во внутренних войсках до 1973 года. В независимой Эстонии многие рядовые исполнители были осуждены условно, учитывая их возраст. Большинство из них умерли во время судебного процесса. Один с помощью «Новой газеты» покаялся, а несколько человек попали в психиатрические лечебницы — настолько сильно были потрясены осознанием того, что совершили. Чтобы убедиться в этом лично, я с разрешения родственника одного такого осужденного отправился в психбольницу. Долго искать старика не пришлось. Услышав мой грузинский акцент, он побледнел, вскочил, выпрямился и доложил: «Товарищ генералиссимус, оперативная группа из 5 человек для реализации постановленный Совета министров по задаче «блокировки и поднятия» спецконтингента по учетному делу под номером 309 готова! Уполномоченный МГБ лейтенант госбезопасности К.*».

* По просьбе родственника и врача фамилию не называю.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera