Хамовнический суд. Второй день показаний Ходорковского

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Ваша честь, я вчера завершил показания на том, что перечислил четыре утверждения обвинения, с которыми не мог согласиться. 1. нефть дочек пропала; 2. добытая нефть равнялась ценам в Роттердаме и в Аугусте. 3. то, что ЮКОСом и его...

Ваша честь, я вчера завершил показания на том, что перечислил четыре утверждения обвинения, с которыми не мог согласиться. 1. нефть дочек пропала; 2. добытая нефть равнялась ценам в Роттердаме и в Аугусте. 3. то, что ЮКОСом и его добывающими «дочками» и торговыми организациями управляла ОПГ; 4. то, что какой-то из органов управления «дочек» принимал решения под влиянием обмана. Во вводной части своих показаниях я остановлюсь на двух базовых несогласиях.

Сегодня буду говорить про  изъятие и хищение нефти. Начну с пропажи нефти.

Мне достоверно известно, что нефть, добытая дочерними предприятиями ЮКОСа - «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз», из системы трубопроводов и резервуаров этих добывающих предприятий ими же сдавалась на узле учета непосредственно в систему трубопроводов «Транснефти», что, как очевидно, исключает изъятие нефти на этом этапе.

Заработал проектор.

Ходорковский управлял из аквариума зеленым лазером  и объяснял, как из одной трубопроводной системы нефть переходит в другую и что в итоге никакого промежутка (промежутка, на котором можно что-то похитить) между ними не существует.

- И, как мне достоверно известно, - отмечал подсудимый, - налоговая инспекция этот факт установила: «Независимо от того, на каком узле учета нефти она передавалась покупателю  грузоотправителями сырой нефти являлись добывающие предприятия». Аналогичной позиции придерживался и арбитражный суд.

В дальнейшем у «Транснефти» нефть  тоже никто не «хитил», (подобное никогда  не заявлялось «Транснефтью»), но и в принципе, если бы такое случилось, невозможно было бы идентифицировать похищенную нефть применительно к конкретным производителям. В трубе «Транснефти» - неделимая смесь нефтей целого ряда компаний. В хищении у «Транснефти» меня не обвиняют.

На  стене высветилась  схема: «Траснефть», к ней стрелки  идут от «Роснефти», Юганскнефтегаза  и других компаний. То есть нефть поступает  от совершенно разных компаний и в «Транснефти» смешивается…

- Мне также известно, - продолжал Ходорковский, - что ежегодные инвентаризации в «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз» с 1998 по 2009 гг. ни разу не выявили пропажу нефти за 1998-2009 гг. в масштабах, сопоставимых с предъявленным обвинением, т.е. в объемах, превышающих ее добычу, согласно обвинению. Данный факт отражен в ежегодной отчетности этих компаний, подтвержденной их аудитором, и им не отозванной.

Проектор демонстрировал на стене выдержки из закона о бухгалтерском учете.

- Думаю, суду данные факты уже очевидны. Напомню: никаких сообщений о пропаже нефти в материалах дела нет, и материалов проверки таких сообщений тоже нет. А при хищении инвентаризация обязательна и обязательно должны быть выявлены признаки хищения, если хищение действительно было. А инвентаризация таких фактов не обнаружила, чего не могу не отметить.

Далее проектор показал  выдержки из обвинительного заключения про движение нефти от производителя  потребителю.

- Фактов пропажи нефти в материалах  дела нет, - продолжал Ходорковский. - И Вам, Ваша честь, это, как  и мне, очевидно.

Далее. Передача нефти в «Транснефть» мне, как способ хищения, не вменялась, но, зная наше правосудие, поясняю, что  эта передача происходила по воле ЮКОСа, «Самаранефтегаз», «Томскнефть  ВНК» и «Юганскнефтегаз»...

Мне, как председателю Совета директоров ЮКОС-ЭП - управляющей компании для всех трех добывающих предприятий, и как председателю Исполнительного комитета Совета директоров основного по отношению к этим трем добывающим предприятиям – ЮКОС, достоверно известно, что никакой иной воли ни у одного органа управления «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз», не было, кроме как сдать добытую нефть в «Транснефть», поскольку больше девать нефть в таких объемах просто некуда.

Далее проектор показал  схему – как  объяснил Ходорковский, «изображение понимания мною и предваряемые мною в жизнь во время работы в ЮКОСе законные схемы управления компанией».

- Вот три волеобразующих органа, - бывший глава ЮКОСа водил лазером по схеме. – Других нет. Я имел право корректировать все три органа правления дочернего предприятия. Мне известно, что ЮКОС выступал по отношению к добывающим предприятиям как единое лицо. И именно ЮКОС определял фактическую волю дочерних добывающих предприятий. Другой воли у них просто нет и взяться ей просто неоткуда.

Думаю, суду и данный факт очевиден.

Таким образом, сам факт пропажи нефти  у «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз» в 1998-2003 гг. выдуман недобросовестными  следователями с  начала и до конца. Аргументирую свою позицию недобросовестности следователей. В ходе следствия я обращался к руководству следственной группы с просьбой приобщения ряда документов в том числе актов инвентаризации…

Проектор демонстрировал ходатайство Ходорковского  к членам следственной группы…

- На это мое ходатайство последовал отказ. Мне было заявлено, что приобщение этих документов не имеет значение для данного уголовного дела.

Проектор показывал отказ  в приобщении документов…

- А ведь такие вещи, как акты инвентаризации, никуда не девались, - подчеркивал бывший глава ЮКОСа. - Мне также известно, что все вышесказанное, естественно, относится и к прямому ущербу от пропажи нефти. Никто такой ущерб не обнаружил, и в отчете потерпевших не отразил. Никогда.

В своих исках «Самаранефтегаз», «Томскнефть  ВНК», «Юганскнефтегаз» (ныне – так  называемые «потерпевшие») не оспаривают сделки и не ставят вопрос о пропаже нефти.

Далее. Выручка от реализации нефти, теоретически посчитанная обвинением, даже ниже, чем фактически полученная и отраженная ЮКОСом в его отчетности. Я хочу вам показать на рисунке…

…И  проектор уже демонстрировал в той связи следующий слайд:

- Первый столбик – это сколько бы ЮКОС получил бы выручки, если бы нефть была похищена, - комментировал подсудимый. – Второй столбик – это действительные данные ЮКОСа, то есть больше, чем посчитала сторона обвинения. То есть к размеру отраженной выручки претензий у обвинения нет.

Также обвинением подтверждено покрытие из этой выручки затрат на производство нефти в полном объеме (т.е. фактическая  себестоимость производителя компенсирована). Этот факт мне также достоверно известен. Я именно за этим вопросом тщательно наблюдал, чтобы та плата, которая производилась ЮКОСом «дочкам» за купленную нефть, в обязательно порядке покрывала все расходы и все затраты при ее производстве.

Проектор  снова демонстрировал выдержки из обвинительного заключения, гласившие, что «денежные средства, поступившее на счет российских оффшорных компаний являлись выручкой от реализации похищенной нефти».

Ваша честь, я считаю, что научный диспут о том, сколько  дополнительной прибыли могли бы получить «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз», если бы они сами продавали всю добытую нефть в Роттердаме и Аугусте, беспредметен. Почему? Мне достоверно известно, что они ее там не продавали, не могли продавать. И собственно говоря, вопрос о дополнительной прибыли, получаемой сверх фактической себестоимости нефти, - не предмет данного процесса.

Ваша  честь, я внимательно слежу за процессом в Страсбурге. Вот Российская Федерация заявляет в своем официальном документе в ответе на жалобу (ЮКОСа – В.Ч.), что «отдельно от ЮКОСа «Юганскнефтегаз» не обладает подразделениями, способными вести бизнес независимо. На это потребуются деньги и время».

…Проектор демонстрировал официальный ответ РФ.

Подсудимый продолжал:

- Ваша честь, хотя можно было бы обсудить, почему для целей обвинения предполагается заведомо нереальный 100% экспорт, обнуляются затраты и прибыль сбытовых и нефтеперерабатывающих структур, головной компании, не учитываются налоговые и сбытовые риски, игнорируется однозначное право единственного акционера на всю прибыль общества.

Для целей данного  процесса важно одно: утверждение обвинения  о пропаже нефти  и наличии прямого  ущерба от ее пропажи  выдумано. Высосано из пальца.

Перейду к комментированию клеветы, не предъявленной мне в качестве обвинения.

На стене появился слайд:

- На данном рисунке я изобразил  теоретическую возможность, которая  обвинением декларируется, которая была бы, если бы «дочки» самостоятельно бы занимались реализацией нефти. Мне достоверно известно, что а такого не было и я просто перенес на данную схему подразделения, которые были у других подразделений ЮКОСа. Для такой деятельности им бы понадобилась: отдел сбыта, отдел транспортировки, отдел таможенного оформления… Ваша честь, без наличия данных предприятий, торговать было бы невозможно! Я сказал это кратно. Поскольку для данного процесса важно одно, тем более после слов Лахтина о том, что ему известно решение суда о том, что не только нефть не пропадала, но и право собственности не переходило, то есть и обращения-то не было, то вопрос о материальных основаниях для данного процесса становится особо острым.

Для меня и для любого здравомыслящего  человека, очевидно: хищение путем  присвоения нефти и хищение путем  обмана – обвинения, согласно российскому закону, взаимоисключающие.

Либо  воли собственника нет – тогда  присвоение или кража, либо воля есть, но получена путем обмана – тогда  другая статья. Либо то, либо другое.

Я считаю, обвинение заставляет  меня угадать, а суд выиграть, а по какому утверждению будет выноситься приговор. Это незаконно. По закону прокурор должен выбирать, прежде чем предъявлять обвинение, а не играть в «наперстки».

Но  и то, и другое обвинение исключаются  утверждением о хищении выручки  от продажи нефти. Если есть выручка  от продажи нефти, и похищена уже она, а не нефть, - нет хищения нефти, поскольку за нефть заплатили.

Обвинение в хищении выручки, в свою очередь, исключается обвинением в хищении  прибыли, поскольку если есть прибыль, т.е. положительная разница между  выручкой и затратами на приобретение (производство) товара, то уж, по крайней мере, не только выручка поступила, но и затраты из нее покрыты. Выручка минус расходы согласно законодательству РФ – есть прибыль. Ваша честь, мне достоверно известно, что именно так и происходило.

И, наконец, делая вывод  о хищении части  прибыли, обвинение  само исключает хищение  всей прибыли. Они говорят, что мы с Платоном осуществляли выручки в виде нераспределенной прибыли (то есть прибыли за вычетом дивидендов). То есть обвинение подтверждает, что, по крайней мере, нефть не только продана, а не пропала без оплаты, не только выручка получена, и не только все затраты покрыты, но и часть прибыли, т.е. положительной разницы, обществом использована. Ваша честь, мне это прекрасно известно, потому что я принимал участие в собрании акционеров. Поэтому во вводной части своих показаний я тратить время на все эти противоречивые высказывания не буду. Я ограничусь постановкой двух риторических вопросов, вытекающих из клеветнических утверждений и ответами на них.

Вопрос 1. Обман собственника нефти - это кого?

«Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз» представлены тремя органами управления - исполнительный орган, Совет директоров, общее собрание акционеров. Исполнительный орган - ЮКОС-ЭП, президент ЮКОС-ЭП – Бейлин Юрий Аркадьевич. Председатель Совета директоров ЮКОС-ЭП - Ходорковский. Кто обманут?

Совет директоров и общее собрание акционеров «Самаранефтегаз», ОАО «Томскнефть  ВНК», ОАО «Юганскнефтегаз»  с 2001 г. - 100% ЮКОС (до этого у ЮКОСа – большинство в собрании акционеров и до 100% - в Советах директоров). Председатель Исполнительного комитета Совета директоров ОАО НК ЮКОС - Ходорковский.

Кто обманут?

Основных  акционеров ЮКОСа, если заинтересоваться, кто мог отменить мое решение, представлял Лебедев. Кто обманут-то?

Кто-то хочет заявить, что я от лица ЮКОСа  не утвердил какие-то сделки? Или что  общее собрание акционеров ЮКОСа  в лице Лебедева мое решение отменило? Или что нас обманули? Смешно и  глупо.

Официально  заявляю: все сделки купли-продажи нефти «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз» с 1998 г. по 2003 г. утверждены исполнительным органом - ЮКОС-ЭП, и от лица ЮКОСа, как единственного акционера «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Юганскнефтегаз» они одобрены до начала судебного разбирательства. Именно это важно. Общим собранием акционеров ЮКОСа это решение не отменено.

Напомню еще раз, что это  не защита от обвинения, а лишь комментарий  по поводу клеветнических утверждений, поскольку  обвинение по статье, связанной с обманом, мне не предъявлено.

Второй  вопрос: где полученная ЮКОСом прибыль?

Это существенный вопрос, поскольку именно о судьбе прибыли от реализации нефти  фактически и допрашивала сторона  обвинения свидетелей весь последний  год.

Напомню суду, что, несмотря на достаточно четко прозвучавшее в судебном заседании официальное заявление об обвинении меня в присвоении всей нефти, добытой ЮКОСом (в лице трех его добывающих дочек) с 1998 по 2003 г., существует огромное количество сведений о том, что на самом деле «имеется в виду» совершенно иное, и как раз это «иное» фактически пыталось доказать следствие и обвинение в данном процессе...

В частности, в обвинении речь идет о подозрении в незаконном изъятии  мною 9,6 млрд. долларов из 15,8 млрд. долларов прибыли, полученной ЮКОСом с 1999 по 2003 гг.

Именно  эта позиция следует из более  чем многочисленных заявлений прокуроров, содержащихся в обвинительном заключении. В частности «Ребгуну… были известны показатели консолидированной финансовой отчётности ОАО «НК «ЮКОС», в том числе о том, что к началу 2003 г. ОАО «НК «ЮКОС» имела за рубежом порядка 9,6 млрд. долларов США нераспределённой прибыли, однако, контроля над этими средствами у нефтяной компании к его приходу в ней не было…». А также факт того, что на самом деле в суде доказывается совсем иное, чем заявлено, следует из целого ряда постановлений органов следствия, имеющихся в материалах дела, а также из разного рода запросов об оказании международной правовой помощи, заявлений и показаний, дававшихся прокурорами для российских и зарубежных судов.

Поехали дальше. Ходорковский продолжал:

- Как я уже говорил, для любого  нормального человека очевидно, что это - не дополняющие друг  друга, а взаимоисключающие обвинения.  Если присвоена нефть, то даже  выручка от ее продажи никак не может оказаться у потерпевшего, и уж тем более - у потерпевшего и его единственного акционера (ЮКОСа) не может возникнуть прибыль от продажи похищенного мной.

Прибыль (для российских организаций) - это  разница между доходом (выручкой) от реализации товара и расходами (затратами) на его производство или приобретение (т.е. фактической стоимостью).

Чтобы начать разговор о пропаже части  прибыли, о чем говорило обвинение в ходе годичного процесса, надо сначала признать, что продукция не просто продана самим потерпевшим, но и продана им с выгодой. То есть - отказаться от обвинения меня в присвоении нефти.

Это не было сделано. В результате получился оксюморон.

Итак – где прибыль  ЮКОСа?

Сторона обвинения не ставит под сомнение консолидированную прибыль ЮКОСа в размере 15,8 млрд. долларов с 1999 по 2003 г., а также законность выплаты 2,6 млрд. долларов дивидендов из этой прибыли («…из 15.821 млн. долларов США прибыли в качестве дивидендов было выплачено всего 2.628 млн. долларов США или 16,6% прибыли»).

Но  обвинение не учитывает еще один факт. То, что на начало 1999 г. у ЮКОСа  имелась накопленная прибыль  в размере 5.050 млн. руб., т.е. около 200 млн. долларов, что тоже обвинением под сомнение не ставится.

Итого речь идет о 16 млрд. долларов прибыли, полученной ЮКОСом, видимо, от украденной мною нефти.

Обвинением не ставятся под сомнение капвложения  из прибыли, а мне производство этих капвложений хорошо известно. В частности, на увеличение добычи с 44,5 млн. тн. в 1998 г. до 80,3 млн. тн. в 2003 г., а также на реконструкцию НПЗ и АЗС.

Проектор показывал слайд – заявления пресс-службы ЮКОСа об объемах добычи…

Эти капвложения отражены в консолидированной  отчетности ЮКОСа и подтверждены актами инвентаризации на объектах добычи, переработки, сбыта за 1998-2003 гг. они составили более 4 млрд. долларов.

Еще один слайд – отражал консолидированные  отчеты ЮКОСа о  движении денежных средств.

- Я о них достоверно знаю, т.к. капвложения лично утверждал, а многие стройки прошел своими ногами. Это и Приобское, и Крапивинское, и многие другие месторождения, а также новые установки на НПЗ, реконструированные АЗС. Я это все видел своими глазами.

Ну, и напомню, что в осуществлении капвложений не сомневались свидетели.

Из прибыли ЮКОС также сделал следующие общеизвестные приобретения (мне о них тоже достоверно известно, т.к. я утверждал все подобные бизнес-планы):

На  стене возник слайд под названием «новые активы ОАО НК «ЮКОС».

- Большая часть предприятий, - комментировал слайд Ходорковский, - была продана через РФФИ при продаже имущества ЮКОСа на аукционе в пользу «Роснефти» и других компаний. В частности, мне известно, что:

    * акции «Арктической газовой компании» (100%) и ЗАО «Уренгойл Инк.» (100%) были реализованы 04.04.2007 в ходе распродажи имущества ОАО «НК «ЮКОС».
    * акции «Восточно-Сибирской Нефтегазовой компании» (70,78%), ОАО «Ангарской нефтехимической компании» (100%) были реализованы 03.05.2007 при распродаже имущества ОАО «НК «ЮКОС» дочерней компании «Роснефть» – «Нефть-Актив».

Проектор демонстрировал выдержки из «Российской  газеты», представлявшую официальную информацию об аукционах...

    * Тогда же «Нефть-Актив» приобрела якобы похищенные и легализованные мной акции: «Ачинский НПЗ» (100%), «Хакаснефтепродукт» (100%), «Томскнефтепродукт» (100%), «Томскнефтегеофизика» (70,66%) и ОАО «Томскнефть» ВНК (100%).
    * Акции «Самаранефтегаз» (100%) были реализованы 10.05.2007 при распродаже имущества ЮКОСа все той же дочерней компании «Роснефть» – ООО «Нефть-Актив».
    * 76,786% ОАО «Юганскнефтегаз» были проданы 19.12.2004 в ходе аукциона компании «Байкалфинансгрупп». 23,214% акций ОАО «Юганскнефтегаза», принадлежавших ОАО «НК «ЮКОС», были конвертированы в 9,44% акций ОАО «НК «Роснефть», которые были проданы в ходе торгов (лот № 01) 27.03.2007.

Любому нормальному человеку понятно, что  все эти активы приобретены ЮКОСом за счет выручки от продажи нефти, которую обвинение называет похищенной мною и легализованной.

Как я уже говорил, из прибыли ЮКОСом были выплачены еще и дивиденды  на общую сумму 2,6 млрд. долларов.

Помимо прочего, из прибыли ЮКОСом же были осуществлены следующие расходы:

    * Оплата выкупа 223,2 млн. собственных акций в сентябре 2003 г. за 3.690 млн. долларов по решению общего собрания с целью их последующего обмена на часть акций «Сибнефти» (отражено в консолидированной отчетности ОАО «НК «ЮКОС» за III квартал 2003 г., которая, по моим данным, следствием от нас прячется);
    * Выкуп дополнительных 20% (минус одна акция) акций «Сибнефти» за 3 млрд. долларов в 2003 г.

Замечу, что хотя часть документы скрываются от нас следствием, общие затраты ЮКОСа на приобретение 92% акций «Сибнефти» в 2003 г. в размере 415.771.260 тыс. руб. (приблизительно 13,8 млрд. долларов США) отражены не только в отчетности компании, но и в акте налоговой проверки.

…И  проектор тут же демонстрировал акт налоговой  проверки…

Однако сейчас я говорю только о 6,7 млрд. долларов, которые были истрачены из накопленной  прибыли ЮКОСа за 2 изложенные выше и хорошо известные на рынке сделки.

Мне эти затраты достоверно известны, т.к. я лично вел переговоры с «Сибнефтью» и представлял проект Совету директоров ЮКОСа.

Таким образом, из 15,8 + 0,2 млрд. долларов прибыли:

    * >9,3 млрд. долларов (новые приобретения);

            в том числе 3,0 + 3,69 = 6,69 млрд. долларов (приобретение Сибнефти);

            в том числе 0,5 млрд. долларов (консолидация «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК», «Куйбышевского НПЗ», «Новокуйбышевского НПЗ», «Сызраньского  НПЗ», «Ачинского НПЗ» и «Ангарской нефтехимической компании»);

    * 2,6 млрд. долларов (дивиденды)
    * 4,5 млрд. долларов (капвложения в денежной форме), в т.ч. на увеличение добычи с 40 до 80 млн. тонн.

Ваша  честь, с учетом того, что имелись  иные расходы из прибыли, на которую  относятся социальные вложения (типа стадионов, бассейнов и домов  культуры, годовых премий 100-тысячному персоналу компании, штрафных санкций, которые неизбежны в крупной компании в связи с экологическими и прочими нарушениями. Например, прорыв в трубопроводе - это единственный случай, когда нефть можно увидеть воочию…), капвложения в форме материальных активов, о которых мне, как руководителю компании, тоже известно, - очевидно:

Полученные  компанией ЮКОС с 1999 по 2003 гг. 16,0 млрд. долларов прибыли (с учетом накопленной  прибыли в размере 5.050 млн. руб. (200 млн. долларов) на начало 1999 г.) ИЗРАСХОДОВАНЫ ПОЛНОСТЬЮ к концу 2003 г. в связи с приобретением «Сибнефти». А эта прибыль включает прибыль всех дочек ЮКОСа, в т.ч. «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз», «Томскнефть ВНК».

Сегодня, как мне кажется, этого никто  не отрицает:

       1. Собственно нефть сдана добывающими предприятиями в «Транснефть», и никуда не пропадала. Мне известно решение арбитражного суда (о том, что грузоотправителями нефти были добывающие предприятия) и я его зачитаю….

Ну, а для того, чтобы публика не была «дезориентирована», проектор демонстрировал решение на стену… Правда, прокурор Лахтин и его коллеги на стену предпочитали не смотреть…

Компания  ЮКОС оплатила договоры продажи нефти  добывающими предприятиями по цене, компенсировавшей все их расходы  на производство, т.е. фактическую стоимость. Ни в одном документе не отражено, чтобы было выявлено хищение…На сегодняшний день известно, что:

       - Компания ЮКОС реализовала добытую  ее подразделениями нефть и  выработанные из нее нефтепродукты  на различных рынках по ценам,  обеспечившим выручку, превысившую ту, которую рассчитало обвинение.

       - компания ЮКОС из полученной  выручки оплатила свои расходы,  налоги и сформировала прибыль  (15,8 млрд. долларов).

       - Полученная прибыль поступила  в распоряжение Совета директоров  и общего собрания акционеров ЮКОСа. Причем фактически, по закону, полномочия распоряжения прибылью принадлежали основным акционерам ЮКОСа. По З-А-К-О-Н-У! Так у нас законодательство прописано!

Далее. Распорядившись своими полномочиями, Совет директоров и общее собрание акционеров ЮКОСа к 01.01.2004 г. полностью истратили прибыль на выплату дивидендов, капитальные вложения и приобретение новых активов. Ни один из вышеизложенных фактов обвинение даже не оспаривает.

На  выходе из театра абсурда Российская Федерация, в лице Министерства по налогам и сборам, арбитражных судов, обязала ЮКОС оплатить дополнительные налоги с выручки и прибыли, полученной от продажи нефти ЮКОСом, а Министерство юстиции в настоящее время отстаивает законность этих требований к ЮКОСу в Страсбурге, явно не полагая его самого и его 100% дочерние предприятия потерпевшими от хищения 100% добытой нефти.

В такой ситуации утверждения в  Хамовническом суде о хищении мною всей той же самой нефти у  ЮКОСа и его дочерних предприятий  смотрится, на мой взгляд, попросту дико.

Проектор демонстрировал выдержки обвинительного заключения, гласившие что Ходорковский обеспечил противоправное и безвозмездное изъятие нефти…

На этом с вводной частью показаний у Ходорковского было все.

Показания его постоянно прерывались прокурорами. Те протестовали против того, чтобы подсудимый оперировал слайдами и схемами. Якобы достоверность этих слайдов (а это были копии материалов дела и просто нарисованные самим подсудимым схемы) сомнительна, «непонятно какие бумаги», непонятно какой проектор… и вообще «мы дезориентированы», - говорил за всех своих коллег прокурор Валерий Лахтин. Замечания судья делал прокурору вяло, лишь один единственный раз заметив, что право подсудимого защищать и представлять суду документы, которые он считает нужным. Впрочем это не помогло. Прокуроры продолжают возмущаться…

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera