Кто такие «друзья народа» и как они воюют с современным искусством

Политика

«Запретное искусство — 2006» — художественная выставка, проходившая в марте 2007 года в Музее и общественном центре имени А. Сахарова. По итогам выставки куратору Андрею Ерофееву и директору музея Юрию Самодурову было предъявлено уголовное...

«Запретное  искусство — 2006» — художественная выставка, проходившая в марте 2007 года в Музее и общественном центре имени А. Сахарова. По итогам выставки куратору Андрею Ерофееву и директору музея Юрию Самодурову было предъявлено уголовное обвинение по статье 282 УК РФ (разжигание религиозной вражды).
 
Современное искусство отличается от искусства  традиционного. В «Желтой Блузе» резвились Маяковский и Бурлюк, импрессионисты выставлялись в «Салоне Отверженных».  Теперь их творчество – мировое  достояние. Новое искусство перечеркивает  старое, разрушая стереотипы и развивая принципиально новую эстетическую модель. «Ситуация, когда судят изображение вместо действительности – это нонсенс». (Ю. Савенко, эксперт). Уголовный срок за искусство, «воздействующее на подсознание», иными словами, колдовство – это средневековье. Суд над устроителями выставки «Запретное искусство 2006» проходит в современной Москве.

Все происходящее напоминает фантастический перформанс: свидетели обвинения с энтузиазмом  призывают к «введению жесточайшей  цензуры в СМИ», «минуя Конституцию». Подчеркивают, что «диктатура лучше пугачевщины», возмущаются: «почему подсудимые не за решеткой?!»

Иеромонах Никодим, представившийся членом Культурного Совета Московской Патриархии осмеливается обвинять кураторов выставки «от  себя и от Церкви». Русская Православная Церковь не имеет к средневековому беззаконию никакого отношения, что подчеркивали православные свидетели защиты. Однако, непонятно, почему суд с завидным упорством отклоняет ходатайства защиты о запросе в пресс-службу РПЦ о ее официальной позиции. Сам свидетель не может представить ни одного документа, подтверждающего столь высокие полномочия.

Ревнители «нравственного здоровья общества», используют полуграмотных бабушек, «выполняющих послушание» в суде. Бабушки в платках слабо разбираются в современном искусстве, зато точно знают, кто враг: «У Ерофеева рога растут! И у Самодурова тоже!» Интеллигенции, составляющей немногочисленную группу поддержки, рекомендуют «убираться в свой Израиль» и фотографируют для «размещения на черносотенных сайтах». И во всем этом полуанекдотическом пространстве, бессмысленном, как поворот истории вспять, решается судьба всего современного искусства.

В защиту обвиняемых выступает весь цвет моковской  художественной и интеллектуальной элиты: члены Общественной Палаты политический обозреватель, журналист Николай Сванидзе и галерист Марат Гельман, член Правления Союза архитекторов Москвы и Европейского Культурного департамента, профессор МАРХИ Евгений Асс, Президент Независмой психиатрической ассоциации России, кандидат медицинских наук, врач-психиатр Юрий Савенко, директор Научного центра восточно-христианской культуры Алексей Лидов, директор Музея «Зверевский центр современного искусства» Алексей Сосна, главный редактор журнала «Артхроника» Милена Орлова, заведующий отделом экспериментальных программ Государственного центра современного искусства Виталий Пацюков и др. Уважаемые в отечественном и мировом сообществе люди терпеливо объясняют суду, что искусством оскорбить невозможно.  «Нужно очень хотеть оскорбиться, - заключает Юрий Савенко. - Что эта за вера и что это за личность, которую так легко оскорбить?»

Однако процесс идет.

Андрей Ерофеев, искусствовед. Из показаний на суде.

«Что же в таком случае вызвало к жизни данный уголовный процесс? По моему мнению, три обстоятельства:
1. Недоброжелательство и неразборчивость части традиционно настроенных граждан по отношению к современной культуре.
2. Спланированная акция ультраправых националистических карликовых группировок, в первую очередь «Народного собора» и «Народной защиты».
3. Пособничество работников следствия и прокуратуры мракобесным акциям в сфере культуры.
 
Люди вынесли свои однотипные, слово в слово повторяющиеся суждения заочно, из принципа, в лучшем случае имея перед глазами черно-белое ксероксное воспроизведение экспоната размером в спичечный коробок или любительскую фотографию, сделанную следователем с помощью мобильного телефона <...> Как, спрашивается, получилось, что заявления, пришедшие в прокуратуру чуть ли не со всей страны, написаны буквально под копирку, что в руках большого количества наших обвинителей оказались идентичные ксерокопии, что следователь Евгений Коробков принимал целыми автобусами одновременно съехавшихся к нему посетителей? Материалы уголовного дела дают на это недвусмысленный ответ – перед нами спланированная акция ультра-правой националистической неформальной организации под названием «Межрегиональное общественное движение «Народный Собор». Вот как описывает ее деятельность сопредседатель организации, бывший офицер нео-фашистской партии «Русское национальное единство» Олег Кассин:

«В своей работе мы сочетаем общественные, информационные и юридические методы воздействия. Это наше ноу-хау, с помощью которого мы часто добиваемся успеха». «Благодаря инициативе Движения удалось возбудить ряд громких уголовных дел. В первую очередь это процесс против устроителей богоборческой богохульной выставки «Запретное искусство – 2006». Удалось одернуть известного академика Гинзбурга, совершавшего нападки на Русскую Православную Церковь. С подачи «Народного Собора» удалось возбудить ряд других уголовных дел, это по факту оргии в Биологическом музее; по демонстрации порнографии на Винзаводе« (09.10.2009 Православное информационное агентство Русская линия http://rusk.ru/st.php?idar=185353).

Другая  карликовая организация, активно принявшая  участие в запуске  нашего уголовного дела – «Народная Защита», состоящая из трех активистов:

Владимира Сергеева, постоянно  дежурившего в  коридорах нашего процесса и инструктировавшего свидетелей обвинения, его жены Анны Сергеевой и Вячеслава Родионова. Совместно с Кассиным эти люди обратились к депутатам Государственной Думы прошлого созыва, представлявшим националистические партии и организации - Александру Чуеву, Сергею Чаплинскому, Николаю Курьяновичу и Сергею Бабурину. Депутаты в свою очередь подняли на ноги генеральную прокуратуру.

Атака «Народного собора» и «Народной защиты» не была импровизацией. Она является частью программы ультраправых националистических сил по вытеснению современной культуры из публичных пространств российской жизни.

Требуя жесткого наказания для меня, куратора выставки «Запретное искусство-2006», Олег Кассин стремится  распространить практику подобных процессов на всю страну:

«Сейчас мы выстраиваем сеть центров «Народной защиты», - пишет  Кассин, - сеть правозащитных  организаций по всей стране для того, чтобы фиксировать  и отслеживать  подобные явления  в любых масштабах  – как на региональном, так и на федеральном  уровне. Необходимо ужесточить наказания за подобные кощунства и усилить пропаганду нравственности, всемерно поддерживать такие вещи, как ОПК; надо с детства прививать людям понятия о добре и зле, нравственности, морали. Тогда подобного рода выставки получат всеобщее осуждение и адекватную оценку» (Православное информационное агентство Русская линия Сводка новостей от 13.05.2008 http://rusk.ru/newsdata.php?idar=726744).

Владимир Сергеев, лидер указанной сети «Народных защит», обращаясь к Владимиру Путину, а также к Генеральному прокурору страны и министру культуры пишет:

«Ни  для кого не  секрет, что Россию  стремятся уничтожить  носители чуждой  нам культуры и идеологии, и приспособить ее «под себя». Одна из главных и важнейших задач – уничтожение русских, в первую очередь, молодежи. Причем, основной удар по русской молодежи наносится посредством т.н. современного «искусства» и «литературы».

«В каждом из этих важнейших направлений работают свои идеологи – люди с враждебной русскому народу и православию, идеологией, четко выполняя программу Даллеса, бывшего директора ЦРУ.

Как известно, направление современного «искусства» курирует бывший политтехнолог Кремля, а ныне скандально известный галерист Марат Гельман».

Но для меня остается не до конца понятным вопрос, почему наша судебная система вняла доводам двух мракобесов, полностью переняла их примитивную дилетантскую риторику и выступила на стороне гонителей современной российской культуры. Неужели наша власть не понимает, что ультра-правый экстремизм несравненно более опасен для страны и для православия, чем пародийная культура «соц-арта», результатом которой может быть только здоровый смех».

На чьей стороне суд, покажет приговор. Хочется надеяться, что суд признает правоту обвиняемых. Даст Бог, им повезет, так же, как повезло Франсиско Гойе, которого судила и оправдала инквизиция двести лет тому назад...

Мария Московская специально для «Новой газеты»

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera