Победители выборов не требуют раздела Бельгии, но...

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

На состоявшихся в воскресенье досрочных парламентских выборах в Бельгии беспрецедентного успеха в северной части страны, Фландрии, добилась партия, выступавшая до сих пор за постепенное разделение Бельгии на два государства. Партия Новый...

На состоявшихся в воскресенье досрочных парламентских выборах в Бельгии беспрецедентного успеха в северной части страны, Фландрии, добилась партия, выступавшая до сих пор за постепенное разделение Бельгии на два государства.

Партия Новый фламандский альянс (N-VA), судя по данным с 75 процентов избирательных участков этого региона, получила 29,1 процентов голосов.
Этого недостаточно, чтобы немедленно начать демонтаж бельгийского государства, но сам по себе прорыв националистов на выборах звучит громким тревожным звонком для сторонников единства страны.

Альянс становится крупнейшей партией Бельгии, получив 28-30 из 150 мест в палате представителей федерального парламента.

В Бельгии действует пропорциональная система выборов, проводимых раздельно среди фламандского и франкоязычного электоратов. В северной части Бельгии, где разговаривают на нидерландском языке, живут 60 процентов ее более чем 10-миллионного населения. В южной части, Валлонии, говорят по-французски. Столица страны Брюссель является формально двуязычным, но преимущественно франкоязычным городом.

Федеральное правительство как правило коалиционное и формируется по итогам выборов как продукт компромисса между политическими партиями обеих частей страны вокруг единой программы. Переговоры по согласованию программы начнутся в понедельник, могут занять месяцы, и, как показал опыт нынешнего правительства, компромисс может оказаться непрочным.

Особенность ситуации и в том, что с 1 июля Бельгия в течение шести месяцев будет председательствовать в Европейском союзе. Пока новое правительство не сформировано, у руля власти остается кабинет во главе с христианским демократом из Фландрии Ивом Летермом.

Он формально находится в отставке и может вести только текущие дела без важных политических решений. Но в истории ЕС уже был прецедент, когда в прошлом году в разгар председательского семестра Чехии ушло в отставку ее правительство.
Христианские демократы Фландрии, выдвиженцем которых был Летерм и которые долго были ведущей политической силой в своем регионе, заняли там второе место: 18,4 процента.

«Это великолепные результаты», - заявил своим ликующим избирателям 39-летний лидер Нового фламандского альянса Барт Де Вевер. Он призвал к «изменению» Бельгии через реформу ее государственного устройства, которая дала бы еще больше полномочий регионам в ущерб федеральному центру.

Он сразу успокоил оппонентов, Европу и мир, сказав, что его партия не требует независимости Фландрии. Но не исключил, что со временем Бельгия может исчезнуть, а составляющие регионы самостоятельно войдут в ЕС.

Вопреки прогнозам, партия крайне правых фламандских националистов «Фламс Беланг» не совершила броска вперед и получила 12,4 процента голосов. Но в ее программе много общего с победившим Фламандским альянсом. Если добавить еще 3,8 процента популистского «Списка Де Деккера», то партии, в принципе нацеленные на сепаратизм, получили 45 процентов голосов избирателей во Фландрии.

Во франкоязычной части Бельгии выборы прошли без особых сюрпризов. Из без того ведущая политическая сила – Социалистическая партия – получила еще больше голосов, чем в прошлом созыве: по предварительным подсчетам, 33,8 процентов.

Парадоксально, но несмотря на прорыв националистов во Фландрии новым премьер-министром Бельгии впервые с 1970-х годов может стать франкофон (к тому же итальянского происхождения): лидер социалистов Элио ди Рупо. Лидер победившего на севере Нового фламандского альянса Барт Де Вевер подтвердил, что не претендует на пост главы бельгийского правительства. К тому же Элио ди Рупо не вызывает неприятия во Фландрии и имеет все шансы стать консенсусной фигурой.

Известный политический деятель, поборник единства страны Элио ди Рупо дал понять, что открыт для компромисса. Он заявил в воскресенье своим сторонникам, что голосование во Фландрии дало «сильный сигнал» в пользу еще большей автономии регионов. «Этот сигнал должен быть услышан», - отметил он и призвал франкофонов «иметь мужество идти на соглашение».

Разделение идет не только по причине разных языков. В постиндустриальную эпоху, когда резко упала роль горнодобывающей и металлургической промышленности, Фландрия экономически обогнала Валлонию. В первой уровень безработицы вдвое меньше, чем во второй, а доход на душу населения на 25 процентов выше. Фламандские политики говорят своему населению, что оно через единый бюджет социального обеспечения субсидирует франкофонов.

С 1970-х годов регионы получили полную компетенцию в области градостроительства и развития городов, защиты окружающей среды, сельского хозяйства, занятости, энергетики, культуры, спорта, науки и других. Сейчас фламандцы хотят отобрать у федерального центра еще и юстицию, здравоохранение и социальное обеспечение.

В таком случае у федерального правительства останутся в основном международные отношения (которые в большой степени уходят на уровень ЕС), национальная безопасность и оборона (обеспечиваемая в рамках НАТО), финансы (входящие в зону евро) и общенациональная транспортная инфраструктура.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera