Умер первый всенародно избранный губернатор Иркутской области Юрий Ножиков

Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

Ему было 76 лет. Скончался в реанимации областного онкологического диспансера. Рак крови у него обнаружили почти пять лет назад. Ножиков был самым ярким региональным лидером в Сибири 90-х. По мне, так он был эталонным губернатором. Он...

Ему было 76 лет. Скончался в реанимации областного онкологического диспансера. Рак крови у него обнаружили почти пять лет назад.

Ножиков был самым ярким региональным лидером в Сибири 90-х. По мне, так он был эталонным губернатором. Он отстаивал, чего бы это ему не стоило, интересы тех людей, которые его избрали. Сегодня таких нет: не то, чтобы буйных мало, просто – вертикаль. Но Ножиков показал – в России может быть и иначе.

Родился в Ленинграде в семье китайца и русской, отец исчез в 1937-м. Мать, медсестра, перед войной вышла замуж за Абрама Ножикова. Отчим погиб в боях под Ленинградом.

Выучившись на инженера, долго работал в Свердловске. Потом - Сибирь, Братскгэсстрой. Перестроечной волной ершистого, стремительного хозяйственника вынесло во власть.

Председатель Иркутского облисполкома Ножиков 19 августа 91-го заявил о незаконности отстранения Горбачева от власти и объявил, что на территории Иркутской области действуют только Конституция РСФСР и указы президента РСФСР. Через месяц Ельцин назначил его губернатором. Еще через три месяца Ножиков отказался выполнять его указ о земельной реформе.

Конфликтовал, заставляя править Федеративный договор. В 92-м отказался передавать в ведение Москвы гидроэлектростанции. Соседи – мы, красноярцы – завидовали в этом момент иркутянам. У нас такого губернатора не было. Но у нас было «Сибирское соглашение», и главы азиатских регионов России, собираясь вместе, учились у Ножикова свободе.

В затяжном конфликте президента и парламента, начавшемся в 1992 году, Ножиков отказался занимать чью-либо сторону, заявив об их равной ответственности. Весной 93-го Ельцин отстранил от должности двух сибирских губернаторов – Ножикова и Муху из Новосибирска. Спустя два дня перед ними извинились и попросили продолжить работу.

В сентябре 93-го, после знаменитого указа № 1400, высказался за одновременные перевыборы и парламента, и президента. Ножиков всегда горой стоял за выборы. Да, и еще – за свободу прессы. (Кроме того, он ее читал и живо реагировал на критику.) Весной 94-го на первых в иркутской истории выборах губернатора он набрал 78 процентов голосов.

Люди не видели денег месяцами, и Ножиков запрещал перечисления налоговых платежей в федеральный бюджет, запрещал любые расходы из областной казны, кроме выплат зарплаты, пособий на детей и стипендий. Однако этот вопрос - перечислять или нет налоги в Москву – Ножиков в 97-м уже не мог решать. Да и эта, уже неподконтрольная ему функция, была физически неосуществима - действовал механизм взаиморасчетов. Осознав бессилие и невозможность найти понимание в Москве, Ножиков весной 97-го ушел в отставку по собственному.

Он не уехал ни в Москву, ни за границу. Он прогуливался по городу и ходил на рынок без охраны – как и тогда, когда был губернатором. Ездил на «Ниве» - как и в бытность губернатором.

Ныне сибирские губернаторы – будто они от оккупантов - доказывают Москве необходимость повысить квартплату для вверенного населения не на 10, а на 30 процентов. Ныне иркутский губернатор Дмитрий Мезенцев игнорирует народный митинг в защиту Байкала, но является на митинг, организованный Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом. В поддержку бизнеса, желающего гадить в Байкал.

Может, действительно, буйных мало? Ведь не Путин же приказал Мезенцеву так демонстративно плевать на мнение народа? Путин вообще-то даже не издавал распоряжений о возобновлении работы БЦБК, он лишь санкционировал возможность его перезапуска. Дальше иркутяне уже сами, своими руками…

Уже другие губернаторы и совсем другие времена. Как-то сибирский журналист Игорь Труфанов сказал, все этапы постперестроечного развития России можно передать всего тремя фамилиями иркутских губернаторов, которые последовательно сменяли друг друга: Ножиков, Говорин, Тишанин.

Ножиков действительно останется в Сибири символом острой и опасной, как нож, эпохи. В которой было проще обретать чувство собственного достоинства. И было свободней. Ножиков остался первым и лучшим губернатором.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera