На Авиньонском театральном фестивале размышляют о природе истины

Политика

Екатерина Васенинакорреспондент отдела культуры

Во французском Авиньоне, культурной столице Прованса, городе-родоначальнике идеи «искусство подальше от столиц» и просто на родине Мирей Матье продолжается 64-й международный театральный фестиваль. Тысячи туристов-театралов заполнили...

Во французском Авиньоне, культурной столице Прованса, городе-родоначальнике идеи «искусство подальше от столиц» и просто на родине Мирей Матье продолжается 64-й международный театральный фестиваль. Тысячи туристов-театралов заполнили средневековый город, в XIV веке ставшим из-за конфликта в Риме религиозной столицей католического мира.

Теме папского периода в истории Авиньона посвящен спектакль Кристофа Марталера, всемирно известного оперного режиссера из Швейцарии, чей спектакль «Папперлапапп» сыграют 9 раз в Почетном дворе Папского дворца, а 17 июля покажут в режиме live на сайте франко-немецкого канала Arte (arte.tv).

«Папперлапапп», что на немецком означает «Бла-бла-бла» или «Что дальше?» - ироническое сочинение на тему субъективности истины. Самопровозглашенные папы (это сбежавшие с мессы мужья, на которых однажды с неба посыпались церковные рясы) лежат в каменных саркофагах и с глубокомысленным видом размышляют, что есть истина. Полежав и помыслив, папы танцуют, с непривычки нелепо исполняя ритуальные танцы, запутываясь в собственных ногах. Пропотев, собирают монетки, чтобы выстирать рясы в стоящей тут же стиральной машинке и пьют колу вместо положенного им вина «Шато Неф дю Пап». На плач прибегающих к саркофагам жен с бутербродами папы важно отвечают, что вопросы истины еще не прояснены, что их призвало небо. Небо им и указывает на бренность сущего: с разболевшимися от колы и безделья животами папы скатываются с каменных постаментов, а их место тут же занимают довольные женщины с ночнушками, простынками, косметичками и сплетнями об истине.

На короткие моменты старинная музыка и хоровое пение объединяют этих амбициозных чудаков и чудачек, запутавшихся в своих рыцарских шлемах, платьях со шлейфами и огромных папских мантиях: не совсем понятно, как со всем этим реквизитом обращаться, но очень хочется поиграть в пророков. Музыкальное размышление о том, что такое политическая и религиозная власть решено в жанре авангардной мистерии: одинокий виолончелист где-то под звездами, на последнем этаже Папского дворца щиплет струны, инструмент стонет и плачет, как заблудшая душа, а по огромному средневековому двору между двух тысяч человек носится низкочастотный гул и дрожат стулья, как если бы под зрительскими рядами разом включили адские машины наказаний. Человек пятьсот, хлопнув сиденьями, ушли. Полторы тысячи хотели знать: Papperlapapp?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera