Обе акции питерских оппозиционеров в защиту 31-й статьи Конституции, которые запланированы на 31 августа, вновь не согласованы властями

Политика

Борис Вишневскийобозреватель

При этом один из лозунгов оппозиции «Петербург без Матвиенко» власти объявляют «антиконституционным» - якобы, он нарушает право Валентины Ивановны на выбор места жительства… К этому, конечно, трудно относиться всерьез: вряд ли в Смольном...

При этом один из лозунгов оппозиции «Петербург без Матвиенко» власти объявляют «антиконституционным» - якобы, он нарушает право Валентины Ивановны на выбор места жительства…

К этому, конечно, трудно относиться всерьез: вряд ли в Смольном действительно путают отставку с депортацией.  Серьезно другое: разногласия внутри оппозиции относительно того, как следует защищать свободу собраний.

Традиционно с начала года в Петербурге эти акции проводятся в двух местах: демократы («Яблоко», ОГФ, «Солидарность», РНДС) и правозащитники собираются на Дворцовой площади, запрещенные нацболы и «левые» – у Гостиного двора. Власть отказывается согласовывать обе «площадки» - но  ведет себя по отношению и оппозиционерам по-разному.

Акции на Дворцовой пока проходят без вмешательства милиции – а у Гостиного двора они неизменно заканчиваются разгонами и задержаниями. При этом «лимоновцы» без устали клеймят демократов, которые проводят акции на Дворцовой площади, чтобы «отвлечь горожан от настоящего митинга».  Мол, настоящая оппозиция – это только там, где бьют и задерживают, те, кто собирается у Гостиного двора –  герои, не боящиеся вступить в противостояние с милицией, а те, кто собирается на Дворцовой площади – «соглашатели», которые «пошли на сговор с властью»…

Демократы отвечают, что они категорически против репрессий у Гостиного двора, но считают, что там не самое удачное место для митингов. Что целью акции должна быть не демонстрация своей непреклонности, а сбор как можно большего числа граждан, что у Гостиного двора (у выхода со станции метро) невозможно. И что для успеха акции надо предоставить обычным, не «включенным» в политику гражданам возможность придти на нее, - возможно, с семьями, - не опасаясь провести остаток дня в отделении милиции.  

Спор идет не первый месяц  – но к согласию не приводит. Одни считают необходимым ненасильственный протест, и ведут с властями переговоры об обеспечении безопасности участников  – другие придерживаются принципа «никаких компромиссов!», и считают, что нужно именно жесткое противостояние, которое, в конце концов, заставит власть отступить…

Это – не столько две тактики  защиты одного и того же конституционного  права, сколько две принципиально разные стратегии оппозиции.

За последние пять лет, - за редчайшими исключениями, -  ни одна из оппозиционных акций в Петербурге не проходила в том формате, который был первоначально заявлен. Как правило, оппозиции предлагается или сменить место проведения, или  отказаться от шествия, ограничившись митингом – а при несогласии оказаться перед «приятной» перспективой встречи с ОМОНОМ с заранее известными последствиями.

Предлоги, которыми прикрываются эти «предложения, от которых невозможно отказаться»  - один абсурднее другого.  Так, 19 августа нынешнего года защитникам Мариинского дворца, которые традиционно хотели собраться на Исаакиевской площади, чтобы вспомнить победу над ГКЧП, власти отказали, заявив, что проезжающие мимо водители могут засмотреться на митинг и совершить ДТП.  Правда, когда демократы все-таки собрались, у милиции хватило ума им не мешать.  Но есть и другие прецеденты: 1 мая нынешнего года уже согласованное шествие демократической «колонны» по центру города было запрещено властями прямо на месте из-за лозунгов  «Петербург без Матвиенко». Сейчас эти действия оспорены в суде – иначе на следующие митинги можно будет выходить только в целях восхваления властей…

Что делать? Ссылаться на право на мирные собрания, не уступая ни пяди – или идти на компромиссы? Ответы могут быть (и бывают) разными.

Скажем, «Марш за сохранение Петербурга», который проводят демократы и «градозащитники», в последние два года сводился к митингу – ни один маршрут шествия не удавалось согласовать с властями. Однако, приходит все больше людей, - прошлогодний «Марш» стал самой массовой  акцией в Петербурге за последние годы. А организаторы, получая от «непримиримых» очередную порцию оскорблений - мол, как посмели пойти на уступки, - отвечали, что право на свободу собраний важно не само по себе, оно - лишь способ защиты других нарушаемых властью прав. И что митинг проводится не ради митинга, и не ради того, чтобы показать городу и миру звериный оскал авторитарного режима, а для того, чтобы дать возможность людям свободно выразить свое мнение по важным для них проблемам…

Впрочем, в одном оппозиционеры сходятся: нынешний закон о массовых акциях никуда не годен. Переделать его нельзя – его надо просто отменить, а затем написать другой. Где будут перечислены не права власти по фактическому запрету любых не нравящихся ей акций, а лишь ее обязанности обеспечить порядок и безопасность участников, которые не должны  испрашивать никаких «разрешений», реализуя свое конституционное право. 

P.S. 31 августа в знак протеста против репрессий, и во имя прекращения взаимных нападок лидер питерского «Яблока» Максим Резник и члены ОГФ намерены придти к Гостиному двору, а уже потом – если не задержат – на Дворцовую площадь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera