ПЦ «Мемориал»: Судебное заседание по делу Орлова прошло с грубейшими процессуальными нарушениями

Политика

Уголовное дело №310555 по ч. 3 ст. 129 (клевета) УК РФ было возбуждено 20 октября 2009 года в связи с тем, что 15 июля 2009 года, после убийства сотрудницы ПЦ «Мемориал» на Кавказе Натальи Эстемировой, Олег Орлов заявил об ответственности...

Уголовное дело №310555 по ч. 3 ст. 129 (клевета) УК РФ было возбуждено 20 октября 2009 года в связи с тем, что 15 июля 2009 года, после убийства сотрудницы ПЦ «Мемориал» на Кавказе Натальи Эстемировой, Олег Орлов заявил об ответственности Президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова за произошедшее.

Вчера, 13 сентября 2010 года, в судебном участке №353 района Хамовники города Москвы (Улица 1905 года, д. 4, стр. 1) под председательством мировой судьи Морозовой Каринны Александровны прошло судебное заседание по этому уголовному делу.

В судебном заседании принимали участие: секретарь Бедрина Ирина Анатольевна; государственный обвинитель, помощник прокурора по ЦАО Фомичева Яна
Владимировна; представитель потерпевшего (Р.А. Кадырова) Красненков Андрей Анатольевич; обвиняемый Орлов Олег Петрович; защитник обвиняемого адвокат Резник Генри Маркович.

В начале заседания адвокат обвиняемого Резник заявил отвод представителю потерпевшего Красненкову. Дело в том, что Красненков, будучи представителем потерпевшего, был трижды допрошен в ходе предварительного следствия, и его показания включены в перечень доказательств, подтверждающих обвинение. Протоколы его допросов озаглавлены как «допросы представителя потерпевшего». Однако, согласно нормам УПК РФ, такого доказательства по уголовному делу, как «показания представителя потерпевшего», не существует. Красненков был допрошен по процедуре допроса свидетеля, и, следовательно, после этого таковым он и стал.

Статья 72 УПК РФ однозначно гласит: «Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

- ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого».

Совершенно очевидно, что следствие, прокуратура и сам представитель потерпевшего допустили грубейшую ошибку на стадии предварительного следствия.

Адвокат Резник сказал, обращаясь к судье (расшифровка диктофонной записи ПЦ «Мемориал»): «… В силу статьи 72, которую сейчас Вы озвучили, лицо, которое допрошено в качестве свидетеля ранее, в последующем не может принимать участие в качестве представителя потерпевшего. Мы не можем допускать такой ситуации, когда приговор суда, каким бы он ни был, просто обречен на отмену в связи с существенным нарушением закона. <...> Налицо грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона. Я имею в виду явку господина Красненкова на судебное заседание как представителя потерпевшего».

Судье был передано заявление об отводе, после чего она удалилась в совещательную комнату.

Лишь по прошествии 1 часа 50 минут (беспрецедентное для принятия решения об отводе на таком очевидном основании время!) судья Морозова вернулась в зал заседания и огласила свое решение: «Суд, выслушав мнения участников процесса, заявление об отводе представителя потерпевшего Красненкова А.А., считает, что оно не подлежит удовлетворению. В соответствии со статьей 72 УПК РФ, защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятного. При этом указанные нормы закона не содержат в качестве обстоятельств, исключающих участие представителя потерпевшего, его участие в качестве такового при производстве по данному уголовному делу в качестве такового. Кроме того, суд на данной стадии не приступил к исследованию доказательств. Как видно из материалов дела, Красненков А.А. в качестве свидетеля не допрашивался. С учетом изложенного доводы защитника, адвоката Резника, о том, что Красненков А.А. допрашивался с применением процедуры допроса свидетеля по уголовному делу, полагаю несостоятельными.

Руководствуясь статьями 61, 72, 256 УПК РФ, постановил: заявленный защитником адвокатом Резником отвод представителю потерпевшего Красненкову А.А. оставить без удовлетворения».

Адвокат Резник по этому поводу заявил в ходе судебного заседания: «Печально, что наше судебное разбирательство начинается с грубейшего нарушения уголовно- процессуального закона. Ситуация, при которой допрошенный на предварительном следствии, в уголовном судопроизводстве представитель потерпевшего, который дал показания (эти показания указаны в обвинительном заключении в перечне доказательств, подтверждающих обвинение), – это примерно так же, Ваша честь, как если бы я был допрошен на предварительном следствии, видимо? в каком-то качестве... в качестве, наверное, представителя обвиняемого?

Грубейшее нарушение закона! Надеюсь, оно первое и последнее. Каким образом в таком случае сохранится приговор — любой приговор, обвинительный, оправдательный, который вы вынесете, – Бог весть!» Однако на этом нарушения уголовно-процессуального права не прекратились.

Объясняя представителю потерпевшего его права и обязанности, судья фактически описала права и обязанности потерпевшего. Согласно нормам УПК РФ, права потерпевшего и его представителя — вещи абсолютно разные. Судья же Морозова в своем выступлении предоставила г-ну Красненкову тот объем прав, которыми обладал бы Р. Кадыров, если бы тот явился в суд. В частности, судья сообщила, что представитель потерпевшего Красненков может в ходе судебного заседания в любой момент давать показания.

В связи с этим Резник заявил: «Вы разъяснили представителю потерпевшего, что, оказывается, он вправе давать показания в любой момент. Это ноу-хау. Это примерно так же, как если бы мне было разъяснено, что я вправе давать показания в любой момент по уголовному делу.

Нет такого доказательства, которое предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством, как показания представителя потерпевшего. Это нонсенс абсолютный.

Есть показания потерпевшего. И есть показания свидетеля. У нас Красненков не признан еще одним потерпевшим по делу, не является он и законным представителем, потому что Кадыров все-таки совершеннолетний гражданин, а не несовершеннолетний. Единственное исключение, которое допускается статья 428 УПК, – допрос законного представителя, когда рассматривается дело в отношении несовершеннолетнего. У меня, откровенно говоря, просто не хватает слов для того, чтобы выразить отношение к тому, что происходит в процессе. С самого начала мы просто ввергаемся в какую-то ситуацию абсолютного беззакония».

После того, как судья объявила о начале судебного заседания, государственный обвинитель зачитала описательную часть обвинительного заключения.

На вопрос судьи о том, понятно ли ему предъявленное обвинение, Орлов ответил отрицательно. Он заявил, что из обвинительного заключения ему совершенно не понятно, в чем именно, по мнению следствия и прокуратуры, он обвинил Р. Кадырова – в убийстве Н. Эстемировой самолично или в составе группы. И если в составе группы, то какая тогда ему приписывалась роль: исполнителя, организатора, заказчика или пособника?

В ответ судья сама начала разъяснять сущность обвинения подсудимому. Однако его адвокат заявил протест, указав на то, что в состязательном процессе обвинение должен разъяснять тот, кто его предъявляет. Если же судья начинает разъяснять обвинение, то суд берет на себя несвойственную ему функцию обвинения. Лишь после этого разъяснением занялась государственный обвинитель.

Представитель прокуратуры не сразу, но все же сообщила, что, по мнению обвинения, Орлов возложил на Рамзана Кадырова ответственность за организацию убийства Натальи Эстемировой. Таким образом, впервые обвинение было выражено достаточно определенно.

На вопрос судьи, согласен ли Орлов с предъявленным обвинением, тот ответил отрицательно.

Во второй части заседания были допрошены три свидетеля обвинения: Мальсагова Аминат Алиевна, руководитель аппарата Общественной палаты ЧР, ранее председатель общественной организации Северокавказский Миротворческий центр; Дзубайраев Олхазар Джабраилович, сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР; Джумалиев Умар Саидбекович, управляющий делами Уполномоченного по правам человека в ЧР.

Следующее заседание по делу состоится 27 сентября в 11:00 в том же судебном участке.

Полная стенограмма судебного заседания, включая показания свидетелей, будет помещена на сайте ПЦ «Мемориал» в разделе «Суд».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera