Дело «ЮКОСа». В Хамовническом суде начались прения

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

14 октября посетители Хамовнического суда испытали ощущение дежавю: ровно как и пять лет назад, на улице возле суда начались строительные работы. Не было пока лишь мосфильмовской массовки и пикетов поддержки. Как и пять лет назад, многие в...

14 октября посетители Хамовнического суда испытали ощущение дежавю: ровно как и пять лет назад, на улице возле суда начались строительные работы. Не было пока лишь мосфильмовской массовки и пикетов поддержки. Как и пять лет назад, многие в суд уже не попадали: публика и журналисты не уместилась и в двух залах.

И, как пять лет назад, прокурор Шохин погрузил зал в длинное безостановочное чтение. К слову, «прения» Генпрокуратуры заключались в оглашении… обвинительного заключения, которое на протяжении нескольких месяцев уже зачитывал в этом зале прокурор Лахтин.

Прокуроры ожидаемо для всех сообщили, что вина подсудимых в ходе процесса «доказана» и подтверждена всем ходом судебного следствия, что показания подсудимых чуть ли не «признание» их вины, что доводы защиты, кроме критики, ничего не вызывают, ну, и что они, прокуроры, все эти полтора года были на высоте.

В первый день, в частности, разбирали эпизод с акциями ВНК (несмотря на то, что срок давности по этому эпизоду истек). Обмен акций на акции ЮКОСа в ноябре 1998 года прокуратура, напомним, называет хищением, несмотря на то, что обмен был временным, а акции потом вернулись ВНК, что подтвердили в суде даже свидетели обвинения, а также Герман Греф.

Но прокуроры все шесть часов читали, что обмен этот называется «хищением», а вина Ходорковского и Лебедева в этом «хищении» и последующей после этого легализации «доказана». Причем некоторые из прокуроров так увлеклись, что договорились до того, что Лебедев виновен даже в том, что «возглавлял банк «Менатеп», а в ЮКОСе отвечал за финансы.

— Лебедев определял смету расходов группы, — с выражением читала свой текст в синей папке прокурор Ибрагимова. Зал смеялся. — Это подтверждает, что расходы группы тщательно планировались… Ходорковскому же, возглавлявшему организованную группу, мнение Лебедева было немаловажно <…> Лебедев управлял финансовыми потоками группы. И мы подчеркиваем, что весомость обвинения в том, что Лебедев в основном осуществлял работу за счет денег, полученных от хищения нефти! И мы также обращаем внимание… — в общем, за шесть часов и Ибрагимова, и Шохин «обращали внимание» на многое, но только не на факты и доказательства, реально исследованные в суде.

Еще раз суду были зачитаны выдержки из обвинения о том, что Ходорковский и Лебедев и «остальные члены орггруппы» «склоняли», «вынуждали», «заставляли» подчиненных им сотрудников к разного рода криминалу, «что в итоге привело к хищению акций». И, наконец, что эти сотрудники якобы все это подтвердили в суде, хотя ни в суде, ни на следствии те ничего подобного не говорили, что легко проверить по протоколам их допросов...

Но сей факт прокуроров не смущал, и приписывали свидетелям в этот день они многое. Впрочем, как и «аквариуму».

Судья, слушая это, вздыхал. «Аквариум» смеялся.

Ну, и кроме того, прокурор Ибрагимова заявила, что ее ведомство просит квалифицировать действия подсудимых в редакции закона 2010 года, который (с учетом президентских поправок) смягчил наказание по экономическим преступлениям. В частности, статья 174.1 УК РФ – «Легализация (отмывание) средств нажитых преступным путем», которая вменяется Ходорковскому и Лебедеву, была перенесена в категорию «тяжкие преступления» и в категорию «особо тяжкие преступления», а максимальное наказание по ней снизилось на пять лет - с 15 до 10.

Ибрагимова отметила, что хоть подсудимым и вменяется совершение «преступных деяний» в период с 1998 года по 2003 год, но в данном случае закон имеет обратную силу и можно применить закон в редакции от 2010 года, поскольку «это улучшает положение подсудимых».

- Но это не подарок прокуратуры. Это позволяет закон. И стороне обвинения было бы просто не отвертеться от изменений в законе, - сказал журналистам один из адвокатов подсудимых.

Ранее адвокаты заявляли, что если их подзащитных признают виновными по всем эпизодам и назначат максимальное наказание, то Ходорковскому и Лебедеву грозит 22 года колонии. С учетом президентских поправок и смягчения наказания по экономическим преступлениям теперь, по подсчетам защитников, им грозит 15 лет лишения свободы.

Добавим, что прокуроры обещают оглашать обвинение четыре дня, а затем назовут сроки, к которым хотят приговорить подсудимых.

Подробный репортаж из Хамовнического суда — читайте в ближайшем номере «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera