Тарифы на роуминг снизились по звонку

Политика

Владимир Путин сделал подарок всем россиянам, имеющим мобильный телефон и охоту к перемене мест: с 1 декабря операторы большой тройки отечественных сотовых компаний (МТС, «Мегафон», «Вымпелком» — он же «Билайн») на 30-40% снижают расценки...

Владимир Путин сделал подарок всем россиянам, имеющим мобильный телефон и охоту к перемене мест: с 1 декабря операторы большой тройки отечественных сотовых компаний (МТС, «Мегафон», «Вымпелком» — он же «Билайн») на 30-40% снижают расценки на роуминг внутри России и СНГ. Об этом в среду на встрече с премьером рассказал глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Операторы были не очень в курсе, но и не против.

По версии операторов, решение о снижении тарифов на роуминг было независимо принято тремя компаниями (а что, совершают же люди независимые открытия по физике и даже делят потом Нобелевские премии). А то, что Путин полгода назад на такой же встрече с Артемьевым намекнул, что тарифы на роуминг завышены, а Артемьев пообещал разобраться — к делу отношения не имеет.

Впрочем, позиционирование — личное дело каждого. Интересно другое: как оценить это событие. Очевидна коллизия: снижение тарифов, безусловно, выгодно потребителям, но налицо ведь и грубое вмешательство в рынок. То есть можно ли радоваться тому, что Путин «нагнул» операторов в угоду потребителям?

Знаете, можно. Потому что если сам по себе рынок связи в России более чем конкурентный, то отдельно взятая услуга — роуминг — как будто застряла в ранних нулевых. Хотя и правда — застряла. Ее почему-то обошла стороной ценовая война между операторами, развернувшаяся в нулевые между МТС, «Билайн» и только набиравшим силу «Мегафоном». Тогда стоимость отдельных услуг снижалась до нуля и даже лучше — были тарифы, где тебе начисляли по центу за каждую минуту входящего трафика (у моей подруги был такой тариф, а у ее бойфренда — безлимитка, так вот он звонил ей на ночь и до утра не вешал трубку, это называлось «подзарядкой»). Понятно, что это были планово-убыточные инвестиции в расширение абонентской базы, и дорогой роуминг позволял отчасти компенсировать маркетинговые благодеяния. А люди продолжали платить — так зачем в таком случае брать меньше?

Такая политика стала возможной потому, что у нас на рынке только три федеральных оператора, то есть назвать его конкурентным можно весьма условно. Три компании — это все же олигополия. Они могут проводить согласованную политику, не вступая открыто ни в какие сговоры, просто следуя экономической логике, которая диктует продажу услуг по максимально возможной цене.

Если рынок не может отрегулировать сам себя по причине ограниченности участников, то его в интересах потребителя может и должно регулировать государство. Можно спорить о стилистике, но в наших условиях полюбовное, «донаездное» урегулирование конфликтов — это не так уж и плохо.

Там логика вообще обратная: тарифы зависят не от того, сколько могут платить граждане, а от того, сколько должны получить компании. И чем больше должны получить, тем, по мнению правительства, лучше. Чего стоит одно только выравнивание цен на газ для внутренних и внешних потребителей. Притом что внешние потребители покупают газ по цене, определенной контрактом, а значит, являющейся результатом переговоров, а внутренние (мы с вами) вынуждены платить по расценкам, утвержденным правительством.

Иными словами, у нас есть три метода ценообразования: метод свободной конкуренции (например, на рынке сотовой связи, исключая роуминг); метод олигополистической конкуренции (тот же роуминг — компании ведь снижают цены синхронно, то есть принцип ценообразования остался прежним); метод установления фиксированных цен. Последний является очевидным продуктом лоббизма, и ничем больше. То есть представители государственных компаний, по сути чиновники, приходят к другим чиновникам в правительство и просят дать им побольше денег (точнее, собрать побольше денег с населения и частного бизнеса в их пользу). Предметом торга является точная цифра, на которую увеличиваются тарифы, но только не сам факт их роста.

Словом, если бы государство привычным образом регулировало тарифы еще и на сотовую связь, минута разговора стоила бы рублей 50, а роуминг с Нового года подорожал бы процентов на пятнадцать.

«Сотовики» же не аффилированы с государством, и оказание давления на них не является антисистемным поступком. Зато является хорошим пиар-ходом. Ну и ладно, раз уж в выигрыше оказывается не только Путин, но и простые потребители.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera