Умер Виктор Степанович Черномырдин

Политика

…Удивительно, но недели две назад с помощником Степаныча, как его все неизменно называли, мы договорились об интервью Черномырдина для «Новой газеты»: «Только вот из больницы выйдет и тогда…». ЧВС – так его тоже называли – в последнее...

…Удивительно, но недели две назад с помощником Степаныча, как его все неизменно называли, мы договорились об интервью Черномырдина для «Новой газеты»: «Только вот из больницы выйдет и тогда…».

ЧВС – так его тоже называли – в последнее время тяжело болел. Совсем сдал после смерти жены. А отставная должность советника президента по вопросам СНГ была для него скучноватой и пустой… Очень редко смерть политика или большого чиновника, да еще в России, вызывает простые эмоции. А вот Черномырдина – по-простому, по-человечески – жалко. Не только потому, что был он еще не старым человеком. Но и потому, что просто был человеком – редкое свойство для наших высших кругов. А масштаб политика, который хотел, как лучше, а получалось, как всегда, становится очевидным после кончины. И, как выяснилось, поставить его можно в один ряд с Борисом Ельциным и Егором Гайдаром – людьми, которые бесстрашно приняли вызовы времени.

Быть премьером почти шесть лет – с самого конца 1992 года по весну 1998-го – какое бремя может быть тяжелее? Принять либерально-монетаристскую веру человеку с закалкой союзного отраслевого министра – это ли не способность учиться и преодолевать собственные предубеждения и стереотипы ради страны? Остаться порядочным человеком, когда вокруг – период первоначального накопления капитала – это ли не свидетельство масштаба личности? Человек, который не обладал даром гладко говорить, зато умел вести самые тяжелые переговоры, включая такого «партнера», как Шамиль Басаев. Чиновник, родом с буровой, который научился вникать в макроэкономические параметры и признавать свои ошибки – как это было тогда, когда он отменил собственное распоряжение о возвращении регулирования цен. Политик, который готов был брать ответственность на себя и не нарушал служебной этики: снял его Ельцин с должности – значит, так надо, предложил снова его кандидатуру на пост премьер-министра – ЧВС был готов вытаскивать экономику страны из очередной зоны турбулентности.

Теперь уже хорошо известно, что в сентябре 1998 года провалили голосование по Черномырдину Юрий Лужков и Геннадий Зюганов. В противном случае у нас сегодня была бы другая страна. Потому что президентом 2000-2004 стал бы Виктор Черномырдин – в нем Ельцин видел своего преемника. Какой стала бы эта страна, никому не известно. Очевидно только одно – не такой, как при Владимире Путине. ЧВС был человеком служивым, человеком государевым. Отправили его послом на Украину – он и на этом посту служил верой и правдой, за что его уважал тот же Путин. И опять ему выпали тяжелые времена, когда Россия боролась с «оранжевой» угрозой, а Степаныч ухитрялся поддерживать нормальные отношения между двумя странами. Потому что для него, воспитанного в СССР, российско-украинская дружба была выше вражды элит.

Виктор Степанович Черномырдин был не только человеком, который хотел, как лучше. Он имел шанс стать человеком, у которого могло получиться. Если бы дали такую возможность. И это его годы мы называем «лихими»?! Тогда какие они сейчас… Светлая ему память.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera