В Петербурге выиграно первое судебное дело, касающееся теперь уже бывшего «Охта-центра»

Политика

Борис Вишневскийобозреватель

Охтинский прорыв Городской суд Петербурга признал незаконными Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), уменьшив предельную высоту строительства на Охтинском мысу со 100 до 40 метров, как и было изначально согласовано с...

Охтинский прорыв

Городской суд Петербурга признал незаконными Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), уменьшив предельную высоту строительства на Охтинском мысу со 100 до 40 метров, как и было изначально согласовано с Росохранкультурой.

Кроме того, признаны незаконными и снижены до той же величины установленные в ПЗЗ высотные параметры для всех зон охраны объектов культурного наследия в исторически сложившихся районах города. Нынешняя редакция ПЗЗ допускала возведение 114 высотных зданий на Петроградской стороне, на Васильевском острове, вдоль акватории Невы и в других местах – теперь все эти проекты (около 60 из них уже построены или начали строиться) поставлены под сомнение.

Во время судебного процесса заявители – питерские «яблочники» и активисты движения «Охтинская дуга» – доказали, что положения двух городских законов были приняты в конце 2008 и начале 2009 года с грубым нарушением установленной федеральным законодательством процедуры согласования с Росохранкультурой.  Охранное ведомство согласовало одну редакцию закона  о границах и режимах зон охраны, а Смольный после этого внес в Законодательное собрание другую. Что касается ПЗЗ, то градостроительные регламенты для зон охраны (в том числе, высотные параметры) в Росохранкультуру даже не направлялись – что и подтвердили в суде представители федерального ведомства.

Вопрос о предельной высоте на Охтинском мысу  был одним из наиболее любопытных в этом процессе – как известно, на отсутствие ее согласования  с Росохранкультурой те же «яблочники» и активисты «Охтинской дуги» уже ссылались, оспаривая ныне отмененное  постановление Смольного о 400-метровом высотном «отклонении» для газпромовской башни, но проиграли суд. Однако, в сентябре (об этом рассказывала «Новая газета») городской суд Петербурга признал незаконными ПЗЗ в части, касающейся участка у Чесменского дворца, где собирались строить 100-метровое здание бизнес-центра. Именно по той причине, что Росохранкультура согласовала на этом участке 40-метровую высоту, а в ПЗЗ попала 100-метровая.

Тогда мы предсказывали, что по «проторенной дорожке» двинутся и градозащитники, борющиеся с «Охта-центром» - ввиду юридического сходства ситуаций. Что сейчас и произошло. При этом, как и в «чесменском» процессе, градозащитников полностью поддержали в суде и представители Росохранкультуры, и петербургская прокуратура. Характерно, что представители Смольного в суде пытались выдать за «согласование» закона выступление на заседании правительства города советника руководителя Росохранкультуры Кирилла Зайцева. Однако приехавший на заседание из Москвы начальник управления государственной охраны памятников истории и культуры Александр Работкевич подтвердил, что право согласования таких документов от имени Росохранкультуры имеет только он, производится оно только в письменной форме,  а Зайцева не только никто на это не уполномочивал, но даже никто и не посылал на заседание питерского правительства.
 
По мнению заявителей, создан важнейший прецедент – до этого десятки судов, касавшихся Охтинского мыса, проигрывались градозащитниками, несмотря на убедительные доказательства своей правоты. Администрация уже заявила, что решение будет обжаловано в Верховном суде. Однако кассацию по «чесменскому делу» Смольный проиграл.

Тем временем, примечательными откровениями разразился глава «Газпрома» Алексей Миллер (помнится, два года назад он заявлял журналистам «Мы построим этот проект, я вам обещаю просто!»). В интервью журналу «Итоги» он заявил: «Охта-центр» в принципе невозможно никуда перенести, поскольку он «архитектурно и планировочно был создан под конкретный участок на Охтинском мысу», а решение об отказе от охтинской башни связано с «косностью общественного мышления». После чего Миллер предложил построить на Охте, где общественники теперь борются за сохранение археологических памятников, «мусороперерабатывающий завод последнего поколения».

Градозащитники назвали эти заявления оскорбительными. 

– Мы, убогие, не оценили выдающихся замыслов Миллера? – говорит юрист Ольга Покровская, одна из заявителей по «чесменскому делу». – Что за отношение к жителям города, как к папуасам, которых он пришел осчастливить бусами и зеркальцами?

Впрочем, несмотря на победы, в городе возникают новые скандальные «горячие точки». Сегодня стало известно, что Служба строительного надзора и экспертизы выдала разрешение на полный снос здания на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки, у Аничкова моста  – так называемого «Литературного дома», где жили Белинский, Писарев, Гончаров и Тютчев. Сперва заявлялось, что это будет «реконструкция с сохранением и укреплением стен лицевых фасадов». Теперь выясняется, что от дома не останется ни кирпича. Дом пострадал во время блокады – в него попала бомба, но был восстановлен, и после войны в нем находился исполком Куйбышевского района, а затем налоговая инспекция. 

Это будет уже шестое здание, снесенное на Невском проспекте с 2003 года – притом, что в войну было снесено только два дома.  Здание, формально не являющееся памятником архитектуры, находится в охранной зоне ОЗ-1, где не допускается снос иначе, как при полной аварийности – но никаких  данных об этом представлено не было, а снос, по мнению градозащитников, вызван желанием инвестора построить подземный паркинг. В городе уже начат сбор подписей под обращением к Дмитрию Медведеву с просьбой «лично вмешаться в судьбу исторического облика Невского проспекта и прекратить порочную практику сноса исторических зданий».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera