В офисе «Стратегии-31» и квартирах активистов «Другой России» накануне акции на Триумфальной площади прошли обыски

Политика

Наталия Зотовакорреспондент

Вчера вечером, 30 января, в Москве прошли три обыска, касающиеся партии «Другая Россия»: на квартире руководителя московского отделения партии Николая Авдюшенкова, на квартире члена партии Дмитрия Есина, а также в помещении оргкомитета...

Вчера вечером, 30 января, в Москве прошли три обыска, касающиеся партии «Другая Россия»: на квартире руководителя московского отделения партии Николая Авдюшенкова, на квартире члена партии Дмитрия Есина, а также в помещении оргкомитета «Стратегии-31». Задержаны и допрошены были 11 активистов, в их числе: Николай Авдюшенков, Дмитрий Есин, Константин Макаров, Дмитрий Колесников, Михаил Брайловский, Алёна Капотина, Дмитрий Кульков, Александр Медведев, Виктория Кузнецова (несовершеннолетняя), Ольга Комарова, Кирилл Унчук, Игорь Березюк. Утром отпустили всех, кроме Березюка. Как пояснил пресс-секретарь «Другой России» Александр Аверин, Березюк - гражданин Белоруссии.

Вот что рассказывает один из допрошенных, активист «Другой России» Дмитрий Кульков: «Я пришел в офис стратегии 31 примерно около 18.00 30 декабря. Еще на подходе заметил несколько подозрительных легковых автомобилей с тонированными стеклами. Особо значения этому не придал, т.к. это постоянная практика в период проведения крупных оппозиционных мероприятий.
В помещении находился Николай Авдюшенков, который сообщил мне что у него (по месту прописки, где живет мама и брат) идет обыск. Когда я спросил, по какой статье, он ответил что это как то связанно с беспорядками на Манежной.

Буквально через полчаса позвонил член «Другой России» Дмитрий Есин и сказал, что у него также идет обыск и его собираются допрашивать свидетелем по событиям на Манежной.

Еще через полчаса после этого звонка к нам в дверь кто-то настойчиво постучался. Глазок оказался чем-то закрыт. «Откройте, милиция!» - донеслось из-за двери. Когда мы спросили, на каком основании, прозвучал нецензурный ответ - «С...ка, б...ть, не умничай, а то дверь выбьем тебе, и зубы заодно». Начали ломать дверь. Мы понимали, что долго нам не продержаться и, позвонив журналистам, решили дверь открыть. К нам тут ворвалась группа захвата в касках и с автоматами (ОМОН разгоняющий митинги по сравнению с ними просто дети), некоторые из них были в масках. Их было примерно человек 5-7 . Надо отдать им должное, никого не били. Зато начали тыкать во всех оружием и требовали поднять руки, хотя по нам было четко видно, что оружия у нас нет. За ними в помещение буквально влетела группа оперативников в штатском. Их также было примерно человек 5-7, один из них с камерой. Они тут же принялись шмыгать по комнатам. На требования Авдюшенкова продемонстрировать санкцию суда, привести понятых, представиться и прочее они никак не реагировали. А ребята из группы захвата, наставив на Николая автомат, посоветовали ему не шуметь и не мешать сотрудникам милиции. Все это длилось около 2-3 минут.

После этого в помещение вошел следователь прокуратуры. Нам разрешили опустить руки, сесть, спросили, не нужна ли кому скорая. После предъявления санкции на обыск и привода понятых, начался сам обыск, в ходе которого бойцы группы захвата интересовались зачем мы убиваем таджиков и рассказывали про свою нелегкую службу и про то, как они сами не любят Путина. В ходе обыска меня очень удивило, когда у меня изъяли разрядную книжку спортсмена, на вопрос зачем? Ответ был великолепен – «разберемся».

У нас изъяли ноутбук, брошюры «Стратегии 31», мегафоны, баннеры, а также мобильные телефоны. Теперь они проходят как вещдоки.

После обыска нас разделили на 2 группы и повезли в УВД по ЦАО. На первом допросе, который велся без составления протокола, оперативники интересовались предстоящим митингом 31 января. Спрашивали, кто организатор, какое отношение ко всему этому имеет «Другая Россия», состою ли я в этой партии и  на какой митинг я  собираюсь: на разрешенный или запрещенный. Так как мне не пояснили, по какому делу меня допрашивают и в качестве кого, на вопросы я отвечать отказался.

Часа через полтора состоялся второй, уже официальный допрос. Из него я узнал, что прохожу свидетелем по делу о беспорядках на Манежной площади. На вопросы я также отвечать отказался, так со мной не было моего адвоката.

После допроса мы около 5 часов дожидались Авдюшенкова: его допрашивали очень долго, еще по прежнему делу (27 января Николаю дали год условно по статье 282 часть 2 «Экстремизм» – Н.З.) Затем около 6 утра нас привезли в офис «Стратегии 31» и отпустили».

Тем временем во дворе дома лидера «Другой России» Эдуарда Лимонова вторые сутки дежурят машины оперативников. Вот что он пишет в своем ЖЖ: «Автомобиль наружного наблюдения с операми внутри, занял позицию во дворе у меня под окнами  чуть раньше 11  утра (30 января - прим. авт.) С тех пор и стоит, то выключая мотор, то включая, когда замерзнут. Более чем за сутки  до митинга на Триумфальной выставили, за тридцать часов». К сегодняшнему утру автомобиль уехал.

Напомним, оперативники так же дежурили возле дома Лимонова 31 декабря: тогда его задержали, как только он вышел из подъезда, и присудили 15 суток за якобы нецензурную брань в общественном месте.

Днем в понедельник Эдуард Лимонов сообщил корреспонденту «Новой» по телефону, что не исключает подобного развития событий и в этот раз: «Я ожидаю от нашей власти всего, меня ничто не удивит. У нас с властью неравные ресурсы, за ней физическая сила».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera