Процесс опять прошел. Троицкий и Хованский снова встретились в суде

Политика

Юлия БалашоваБильд-редактор Novayagazeta.Ru

«Я думал, вы меня про конкурс «Евровидение» спросите», - заулыбался Артемий в коридоре суда, увидев журналистов. На заседание он пришел бодренький, с хорошим настроением. Его оппонент — Николай Хованский, оскорбленный антипремией «Дорогу...

«Я думал, вы меня про конкурс «Евровидение» спросите», - заулыбался Артемий в коридоре суда, увидев журналистов. На заседание он пришел бодренький, с хорошим настроением. Его оппонент — Николай Хованский, оскорбленный антипремией «Дорогу колеснице», которую «получил» на концерте ДДТ в последний День милиции, пришел за час до начала и был хмур. Это потом он с жадностью давал интервью, а пока нервно блуждал по узким коридорам Хорошевского мирового суда судебного участка, поглядывал на журналистов, на дверь судьи.

«Твердо стою на тех позициях, которые заявил ранее, - сказал Троицкий корреспондентам. - То есть не считаю себя ни в чем виновным, считаю, что никаких оскорблений не было, более того, считаю, что судить за одно и то же дважды - это крайне сомнительная практика. Она находится в рамках закона, но делать это просто некрасиво. Поэтому стыдно должно быть не мне, а истцу и его представителю, которые занимаются такими технологиями».

В течение двух недель музыкальному критику, до этого в течение полувека ни разу не замеченного в нарушении закона, пришлось побывать сразу в четырех судах. Эту синхронность трудно назвать совпадением. «Если на самом деле все не спроста, то представлений о том, кто дирижирует всей этой партитурой, у меня нет. Не имею ни малейшего представления, кому это нужно. Что я знаю точно — ни Хованскому, ни Самойлову это, в общем-то, не нужно. Потому что те слова в их адрес, которые были мною произнесены, услышали в случае с Хованским — одна-две тысяч человек, в случае с Самойловым, может один-два десятка тысяч человек. А теперь и то и другое знает вся страна. Истцам от этого лучше не стало. Но винить в этом они должны себя. Мне от этого тоже лучше не стало, отнимает это много времени и нервов, у меня и без того очень интенсивная профессиональная жизнь, более чем нагруженная семейная жизнь — у меня грудной ребенок. Мне все эти юридические университеты не особенно нужны. А кому это нужно, я не представляю. Думаю, что от этого больше всего выигрывают журналисты».

На вопрос о целях, которые преследуют истцы, Троицкий ответил: «Цель была сформулирована в многочисленных интервью истцом Хованским, который сказал, что много у нас болтунов и пора бы им позакрывать рот, если он музыкальный критик, то пусть пишет о том, как бренчать по струнам и бренчать в бубен, а не критикует действия правоохранительных органов».

«Если бы я не верил, что все наладится, - продолжал Троицкий, - я бы вообще ничего не делал бы, а уехал и жил бы себе на пляже, как Леонардо Ди Каприо в известном фильме, но поскольку я живу здесь, в далеко не самом комфортабельном городе мира, и много что делаю, то, естественно, я это делаю не с осознанием полной безнадеги, а с надеждой на то, что все изменится к лучшему. Хотел бы, чтобы в нашей стране не было коррупции, я бы хотел, чтобы в нашей стране власти, в том числе и милиционеры, относились к народу не наплевательски, а с уважением, я бы очень хотел, чтобы наша судебная система была честной, непредвзятой и прозрачной, чтобы прокуроры не крышевали игорный бизнес и прочее и прочее. Все это надо менять до основания. А затем мы новый мир построим».

Хованский перед заседанием с журналистами не общался, а только сухо поздоровался с оппонентом. Процесс начался. Адвокат Троицкого Ирина Хрунова заявила ходатайство о вызове в суд нескольких свидетелей, в том числе Шевчука, Муратова, Канаева, Александрина. Истец был не согласен, его мнение — эти люди не имеют отношения к делу.

Доверенный Хованского спросил разрешения производить аудиозапись во время суда для дальнейшего изучения, потому что «уважаемый Артемий Кивович не осознал всей тяжести совершенного преступления, хотелось бы иметь дословную диктофонную запись».

Судья разрешила вести запись и удовлетворила ходатайство Хруновой. Адвокат Троицкого предложила начать заседание с допроса потерпевшего. На вопрос судьи — готов ли он к допросу, Хованский ответил: «Я воин, я всегда готов». Впрочем, через некоторое время он сказал, что измотан процессом и не против переноса дела.

Затем представитель истца предложил посмотреть запись концерта, на котором вручалась премия. Однако средств для просмотра не оказалось. Стороны согласились перенести заседание на утро 6 июня.

В коридоре Хованский горячо заявлял: «Решение гражданского суда пока не вступило в силу и я еще не говорю о победе, я понимаю, что мне нанесено оскорбление. Господин Троицкий  - это публичная личность, и он должен следить за своим лексиконом, должен следить за своими выражениями на мегаконцертах, на мегапубликах — потому, что это его святая обязанность. Среди этой аудитории была моя дочь, она является страстным поклонником Юрия Шевчука».

После окончания заседания Хованский еще минут 30 жарко беседовал с журналистами. А Троицкий почти сразу уехал.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera