Последнее слово собкора «Новой» Ирины Халип. Последнее слово Андрея Санникова. СТЕНОГРАММА

Политика

Ирина Халип: «По отношению к моей семье власть применила тактику выжженной земли» Приговор по делу Ирины Халип будет объявлен в понедельник, 16 мая. Ниже – стенограмма ее последнего слова, произнесенного в пятницу в суде. – В ходе всего...

Ирина Халип: «По отношению к моей семье власть применила тактику выжженной земли»

Приговор по делу Ирины Халип будет объявлен в понедельник, 16 мая. Ниже – стенограмма ее последнего слова, произнесенного в пятницу в суде.


– В ходе всего суда я задавалась вопросом, почему на одной скамье подсудимых оказались мы трое?

Мне было приятно познакомиться с Сергеем Марцелевым. Я много лет знаю Павла Северинца, и это один из самых добрых, умных, благородных и талантливых людей, которых я встречала.

Но мы все представляли разных кандидатов и вообще не пересекались во время избирательной кампании. Тогда почему мы здесь?

Может, дело в том, что мы вместе шли по проезжей части? По крайней мере, весь процесс прокурор с упорством, достойным лучшего применения, доказывал только это: что вы вышли на проезжую часть.

Да, мы вышли. Но мы шли в составе колонны, в которой было еще 40 тысяч человек, таких же, как мы. Может, нас выдернули из колонны случайно, и если бы нас там не было, то здесь сидели бы другие произвольно выхваченные из колонны люди? В этом случае я счастлива, что на скамье подсудимых именно мы, хотя такого не пожелала бы и врагу.

По отношению к моей семье власть применила тактику выжженной земли. Нашу семью попытались уничтожить и физически, и морально. И это случайностью быть не может. Значит, мы втроем выбраны осознанно.

Что у нас общего? Наверное, то, что мы привыкли говорить вслух и громко те слова, которые все остальные произносят шепотом, на кухне, при телефоне, накрытом подушкой, и то, что мы пытаемся вгрызаться в конституцию и требовать соблюдения наших конституционных прав.

Мы кричим: дайте нам собираться и высказаться, у нас есть право на свободу выражения и свободу митингов и шествий. А нам говорят: нет, это неверно. Конституция – это как деньги, у одних есть, у других – нет. Если бы вы примкнули к общественному объединению «Белая русь» (официальное республиканское движениеПрим. ред.), у вас были бы права и свободы, а так – у вас их нет. Но у нас точно те же права что и у остальных граждан, и мы очень хотим, мы мечтаем их реализовывать. Поэтому нас арестовывают, судят, разлучают с нашими семьями.

Я даже в суде не смогла увидеть своего мужа Андрея Санникова. Мы проходим по одному уголовному делу, но в разных судах, и я не уверена, что даже успею с ним увидеться.

Кстати, об Андрее Санникове. Меня здесь спрашивали, в качестве кого я была на Площади: в качестве журналиста, доверенного лица или жены?

Я ответила, что в качестве жены. Но после села и глубоко задумалась. А чего во мне было больше? И сегодня я могу ответить: по 100% и того, и другого, и третьего. Я всегда останусь журналистом. Я всегда останусь женой Андрея Санникова, я счастлива, что из всех женщин мира он выбрал именно меня. И я всегда останусь гражданкой республики Беларусь. Если, конечно, меня не вышлют, как это делали в Советском Союзе.

И последнее. Вчера моя мама сказала мне: если тебя снова посадят, я больше не буду врать твоему сыну, что мама в командировке. Я расскажу ему всю правду и про злых дядей, которые забрали маму и папу, и про еще одного злого дядю. Вообще про всех злых дядей, которые сидят на этой земле. И я думаю, что даже если меня не посадят – на что я все-таки надеюсь – мальчику пора сказать правду. Пусть он знает, в какой стране и в каком обществе ему и его семье выпало жить.

 

Андрей Санников: «У меня нет чувства ненависти и мести. Я убежден, что и сейчас можно начать регулировать кризис путем переговоров»

Семь лет лишения свободы потребовал прокурор для бывшего кандидата в президенты Беларуси, мужа собкора «Новой» Ирины Халип Андрея Санникова.

Приговор будет вынесен 14 мая, а 13 мая Санников произнес свое последнее слово.


– События 19 декабря и этот процесс я рассматриваю как проявление страха власти перед неизбежными переменами. Это месть за смелость и открытость.

В отношении меня это еще и политическая расправа над кандидата в президенты, который составил ему реальную конкуренцию и выразил готовность взять на себя ответственность за страну. Был и остаюсь сторонником действий по изменению ситуации в стране, но ненасильственных действий.

Все, что происходит - это продуманная провокация власти. На это указывают заявления Лукашенко, который говорил что после выборов со всеми разберется.

В этом деле нет ни одного доказательства массовых беспорядков, несмотря на то, что прослушку в отношении меня проводилась с лета 2010 года.

Правоохранительные органы с самого начала не препятствовали бить стекла, не задерживали нарушителей.
После первого оттеснения хулиганов, милиционеры не остались на месте. таким образом они породили чувство безнаказанности у хулиганов. Об этом свидетельствуют и обещания властей отпустить тех лиц, которые дадут показания на кандидатов.

Я выражаю глубокую благодарность тем, кто это не сделал. Я горжусь, что нахожусь в этой клетке с вами [указывает на остальных обвиняемыхПрим. ред.].

Большая часть белорусов хотят перемен. Акция 19 декабря отличалась от демонстраций, проходивших в Беларуси после выборов. Мирная акция 19 декабря состоялась как акция надежды. Мы не только протестовали против фальсификации выборов, кражи голосов. Мы предлагали власти переговоры, чтобы вместе найти выход из кризиса. Но страх перед народом заставил власть применить силу.

В 1991 году диалог на той же площади привел к укреплению независимости страны. События 2010 года привели к избиению людей, в теми числе кандидатов. Среди арестованных - моя жена, мои друзья. Многие вынуждены были бежать из страны и попросить политического убежища.

Мы хотим одного: свободно жить в Беларуси, иметь свободные выборы и не бояться.

(...) Я прошел через пытки, унижения и угрозы. Мне снова придется пройти через испытания. Тем не менее, у меня нет чувства ненависти и мести. Я убежден, что и сейчас можно начать регулировать кризис путем переговоров.

Я хочу поблагодарить семью, тех, кто проявил солидарность, тех, кто работал в кампании и голосовал за меня.

Я люблю Беларусь. Я очень люблю свободу.

Жыве Беларусь!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera