3 июля: в Химкинском лесу продолжаются столкновения экологов с «витязями» (ФОТО)

Политика

Вера КичановаВероника Максимюк«Новая газета»

«Если в пределах 300 футов появится человек, водитель должен выключить мотор» Водитель маршрутки, узнав, что мы в полночь едем в Химкинский лес, не стал брать денег за проезд: «Пусть это будет моим вкладом в защиту леса», – сказал он....

«Если в пределах 300 футов появится человек, водитель должен выключить мотор»

Водитель маршрутки, узнав, что мы в полночь едем в Химкинский лес, не стал брать денег за проезд: «Пусть это будет моим вкладом в защиту леса», – сказал он.

Лагерь экологов сейчас выглядит скромно: десяток палаток, мангал, стол, хозяйственная палатка с едой и аккумуляторами. Три часа назад на просеке избили нескольких активистов, которые пытались остановить мульчер. Мульчер – это машина, измельчающая срубленные деревья в щепки. Когда она проходит по просеке, за ней остается ровный слой опилок. Зачем, казалось бы, оберегать деревья, которые уже все равно срублены? Экологи объясняют: после прохода мульчера эти щепки остается лишь разровнять – и можно класть асфальт. Это еще один этап строительства дороги, которое экоактивисты все же надеются остановить.

– Журналисты? Вы не обижайтесь, – скажет защитник леса Дима, в штанах хаки и тельняшке, – но когда к нам приезжают журналисты, у нас всегда п…дец начинается. Мы уже привыкли.

Ночь, тем не менее, прошла мирно. Одиннадцать человек положили у ковша коврики, легли на них и по очереди дремали, а сверху на них мрачно смотрели «люди в черном» – трое сотрудников ЧОП «Витязь». Иногда «витязи» вступали в перепалку с активистами («Это  я тебя бил? Да у тебя глаза на месте?! А вот не мешали бы работать, и никто бы вас не трогал!»), но до драки больше не доходило. Защитники передавали друг другу мазь от комаров и «общие» теплые свитера. Историк Павел Шехтман увлеченно пересказывал «Поучение» Владимира Мономаха, а слушатели дружно пытались вспомнить, как звали брата Святополка. Напряглись, когда из темноты показались еще трое чоповцев: «О, сейчас начнется». Но тревога оказалась ложной: одни охранники всего лишь сменили других на посту.

В три часа ночи чоповцы вдруг пожелали активистам спокойной ночи, мульчер тронулся, охрана – за ним, а следом защитники – удостовериться, что работы на сегодня действительно закончены. Вся эта процессия, подсвеченная фарами, двигалась через огромное поле, заваленное бревнами и щепками, пахнущее смолой. Несколько смелых подобрались к месту стоянки чоповцев и оценили силы противника: три машины, значит около двенадцати человек. Потом вернулись в лагерь, сели у мангала жарить колбасу и спорить – пестрый состав защитников к этому располагал.

– Ищете любую палатку, если не занята – там и ночуете, – объясняет Олег Мельников, упорно называющий себя «гражданским националистом».

– У вас тут что, коммунизм?

– Да вы что, нет, конечно! Ходят тут, правда, недобитки коммунизма…

– Это кто это недобиток? – возникает из темноты девушка Олеся. Она – член Коммунистического рабочего интернационала.

Сон в общественной палатке получается недолгим: в половине пятого всех будит Дима криками в мегафон: «Заработал мульчер, все вылезаем из палаток!». Бежим на вырубку. «Витязей» вдвое больше, чем экологов, и они грубо пытаются выяснить у каждого, что тот забыл в Химкинском лесу. «Ты чё тут стоишь, ща е…нешься!», – кричит лысый круглолицый чоповец залезшему на гору бревен активисту с камерой.

– Это они еще себя вежливо ведут, потому что вы пришли, – рассказывает мне один из опытных защитников леса.

И действительно, как только чоповец узнает, что перед ним журналисты, он – накачанный, лысый, ушастый, сердитый, с красным лицом,– начинает рассказывать, как днем ранее его избивали активисты. Метрах в десяти грохочет и плюется щепками мульчер. Защитники пытались подойти ближе к нему – их хватали, выкручивали руки, толкали на землю. Неожиданно появляется Павел Шехтман (тот, который рассказывал про Мономаха) в сопровождении двух чоповцев. Он пытался подобраться к машине с другой стороны, но его поймали, ударом кулака по почкам свалили на землю, и почти силком притащили обратно. На следующий день он уже не выйдет на просеку – из-за самочувствия. Остальные продолжали бодаться с охраной. Мульчер, рыча и дымя, подбирался ближе: щепки из-под его валика уже опасно летали через головы, сосновая пыль забивалась в глаза, одежда вся была в мелкой древесной крошке. «Витязи» матом пытались выяснить планы активистов, но те пока сами не решили, как действовать.

– Я отвечаю за остановку техники, – говорит Света Кошелева из «Экообороны», – И нам нужно беречь людей.

Ее послушались и вернулись в лагерь. Там, у огня, продолжали обсуждать тактику, время от времени останавливая друг друга: «Есть опасения, что здесь прослушка». Лагерю экологов сегодня исполнилось два месяца.

С утра пришла Евгения Чирикова. У нее в доме праздник – 10 лет старшей дочери, но она решила провести день с соратниками. Рассказала, как пять лет назад чуть не родила ребенка в Химкинском лесу – в тот день она впервые заметила метки на деревьях, которые будут вырублены. Она шутит, чтобы поднять дух уставшим защитникам: «Я за любой кипиш, кроме голодовки: я и так мало вешу…».

На вырубке снова полным ходом работает мульчер, но защитники уже числом превышают чоповцев. Атака рассыпается на десяток поединков: «витязи» хватают активистов за рукава и плечи, валят на землю, садятся сверху, крутят руки. Если силы равны, то противники долго «танцуют», а затем комок из двух тел катается по земле. Экологи помогают друг другу освобождаться – но и охранники помогают удерживать активистов. Наконец нескольким удается подобраться к мульчеру. Водитель даже не игнорирует появившихся людей – он разворачивается прямо на них, и град щепок, некоторые из которых вполне сойдут за бревна, обрушивается на экологов. Сергею Агееву такая щепа попадает в грудь.

Чирикова тоже ранена – ее кусок соснового бревна бьет прямо по голове. Вызывают милицию и «скорую», бегут за водой. Минут через десять главная защитница леса уже верулась в строй, но до вечера жаловалась на головную боль. В травмпункте ей наложили повязку. Еще один пострадавший – Алексей Белых. Ему повредил ногу чоповец, усевшийся на него сверху. Подозрение на перелом не оправдалось – врачи диагностировали растяжение связок.

Водитель мульчера, видимо, все-таки растерялся от произошедшего, и мотор замолчал. Под жарким солнцем защитники уселись на ковш. «Пять минут передышка – и всех вас сталкиваем», – предупреждают чоповцы. Но прошло полчаса – а активисты все сидят. Водитель – грузный, с голым торсом и в шлепанцах – открыв дверь кабины, бесстрастно курит. «Витязи» пытались завязать диалог – получался один мат.

– Мужчина! Вы плохо себя ведете! Зачем вы такой злой? Вас же наняли бандиты на бандитские деньги! – старалась достучаться до них Чирикова.

Кто-то из «людей в черном» заметил, что ей стоило бы работать в театре, «а не по лесу бегать». Другой предположил, что из нее получилась бы хорошая учительница. «Ага, природоведения», – заметили в толпе. А Чирикова, на время даже забыв про травму, продолжала:

– Вы не наши враги, не вы продали этот лес – вы винтики в этой большой игре! Если вам больше негде работать, приходите ко мне в инженерную фирму. И зря вы матом ругаетесь…

Ее внимательно слушают и не трогают. Если намечается потасовка с кем-то из активистов, то стоит Чириковой вмешаться – и драки нет.

– А в войну на этих землях шли бои за Москву, – заметил кто-то.

– Ага, наши деды воевали, – говорит один из «витязей».

– Наши тоже, – вставит один из экозащитников.

– Про ваших ничего не знаю!

Прошлись по недавней истории – несколько охранников стали хвалиться, как убивали боевиков в Чечне. «Боевиков или чеченцев?», – спросил корреспондент «Граней.Ру». «А мне один х…р, кого мочить», – признается тот самый чоповец, который повредил ногу Алексею Белых.

Передышка продолжалась: ждали полицию. От жары и смоляного запаха кружилась голова. Лейтенант Эльдар Темирбулатов выслушал обе версии событий – от экологов и от чоповцев, и отказался, несмотря на требования активистов, задержать водителя мульчера.

– Смотрите, – возмущался Олег Мельников, указывая на дверцу мульчера, где висели правила эксплуатации, – если в пределах 300 футов появится человек, водитель должен выключить мотор…

– Какие футы, гражданин, мы в России живем!

Под копирку, сидя на бревне, составили заявления в милицию – о незаконных работах на вырубке (без соответствующих документов) и о нанесенных увечьях с требованием возбудить уголовное дело. Чирикова и Агеев поехали в травмпункт, остальные, перешагивая через поваленные бревна, по ковру из щепок побрели обратно в лагерь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera