Могила Казимира Малевича скоро может быть разрушена

Политика

Ким Смирновнаучный обозреватель

 

21 мая 1935 года урна с прахом всемирно известного художника Казимира Малевича была захоронена под большим старым дубом вблизи дачного поселка Немчиновка. Место это было выбрано не случайно. Немчиновку Казимир Северинович очень любил, жил в ней несколько лет со второй своей женой Софьей Малевич-Рафалович на улице Бородинской в мезонине дома №18, сохранившегося и поныне, хотя и в перестроенном виде. На нём сейчас мемориальная доска, еле видная из-за современного металлического забора, и если со временем вместо дома появится современный коттедж, исчезнут немногие материальные свидетельства того, что здесь когда-то жил и творил великий художник ХХ века. Как исчезла в своё время его могила.

В Немчиновке Малевич пережил зиму 1917 года и  следующие голодные 1918-1919 годы. Здесь им была закончена рукопись программной книги «О новых системах в искусстве». Позже, когда он, уже живя в Ленинграде и работая в Русском музее, возвращается к фигуративной живописи, в его  картинах и этюдах можно встретить знакомые немчиновские пейзажные мотивы.

Свои картины, написанные в Немчиновке, он обычно оставлял в доме на Бородинской или у родных в Москве. По свидетельству Галины Ефимовны Жарковой, племянницы второй жены Малевича, на шкафу в их доме долго лежали скрученные в трубку полотна, и среди них были с изображениями странных космических существ, похожих на больших лягушек. Картины позднее забрал его брат Мечислав, и дальше их след теряется. Космос очень интересовал Малевича. Он проектировал космические дома-спутники Земли, и, как утверждают специалисты, само слово «спутник» было введено Малевичем.

Маховик репрессий 1930-х годов коснулся и Малевича. Его лишают возможности зарабатывать на жизнь живописью. В поисках хоть какой работы он приезжает в Москву, останавливается в Немчиновке и пешком ходит на уже больных ногах (денег на транспорт не было) из Немчиновки в Москву. Питался порой лишь найденными в лесу грибами. Чтобы как-то прокормить семью, покупал нитки, отвозил их в Питер, где жили жена с дочкой. Они плели авоськи, и Казимир Северинович их продавал. Но болезнь, рак простаты, уже давал о себе знать, и тут все понимающие перекупщики и собиратели коллекций, словно опомнившись, начинают спешно покупать его картины за приличные деньги.

Умирал Малевич в Ленинграде. Просил похоронить его в гробу в виде креста с раскинутыми руками. Ученики и друзья сделали гроб в торце в виде латинского креста, и лежал он в нем в яркой одежде и цветных ботинках. Один из его поклонников, большой железнодорожный начальник, предоставил отдельный вагон, и тело Малевича перевозят в Москву, кремируют в Донском крематории. 21 мая в Немчиновке урну с прахом опускают в неглубокую оцементированную яму, заливают несколькими ведрами раствора и засыпают землей. На поверхности устанавливают деревянный куб, сделанный его учеником Суетиным, на одной из сторон которого изображен черный квадрат, а на дубе прибивают доску со словами: «Здесь погребен прах великого художника К.С.Малевича (1878-1935)».

Далее события развивались печальным образом. Галина Ефимовна Жаркова рассказывала нам, что они обычно на Троицу ходили к дубу, но, судя по всему, уже с 1937 года близкие боялись даже упоминать о своем знаменитом родственнике, и могила осталась без присмотра.

Летом 1941 года ребятишки из соседнего села Ромашково пасли коз у могилы и из нездорового любопытства разрыли ее, достали и разбили урну, вскрыли находившуюся в ней жестяную банку с прахом. Не найдя ничего ценного, прах высыпали в яму. Её потом вместе с остатками урны и банкой зарыли, но с тех пор, по их словам, носили на могилу цветы. В 58-60 годах колхозники, расширяя поля, выкорчевали дуб, сравняли образовавшуюся яму с землёй, и на сорок лет место захоронения было утеряно.

В 1975 году журнал «Наука и жизнь» опубликовал статью Константина Симонова «Ввиду заслуг перед искусством», посвящённую Малевичу. В 1988 году с помощью академика Дмитрия Лихачева группа энтузиастов во главе с учеником Малевича К.Рождественским установила на опушке леса Памятный знак  -- белый бетонный куб с красным квадратом на стороне. Его вынужденно поставили примерно в двух километрах от места реального захоронения, так как там в то время были поля, которые распахивались и засевались. Сегодня памятный знак  оказался в зоне застройки поселка, которому жители самостоятельно дали название «поселок Малевича», и доступ к нему практически невозможен.

Но два раза в год мы обычно после долгих пререканий и переговоров с охраной посещаем Памятный знак – в день рождения Малевича, 23 февраля, и в день памяти, 21 мая. Мы – это члены некоммерческого партнерства «Немчиновка и Малевич» (НП «НиМ»), художники, архитекторы, искусствоведы, родственники художника, а также российские и иностранные почитатели его творчества. За последние годы провели большое количество выставок, научную конференцию о работе Малевича в космической области, создали популярный сайт «Немчиновка и Малевич». Так мы поддерживаем по мере сил и возможностей культурную жизнь в Немчиновке. Но главной нашей задачей был розыск утерянного места захоронения Малевича.

И вот через 20 лет после установки Памятного знака это место нами было найдено. Для этого мы разыскали карты Генштаба 1939 и 1943 годов, на них, опираясь на оставшиеся в натуре триангуляционный знак и часть старой школы, оставшиеся в живых свидетели указали примерное место захоронения. По одному мы вывозили их на местность, и все уверенно показали одно и то же место.

На дубе располагался пост оповещения о налетах на Москву немецкой авиации, и в Музее ПВО была найдена карта с обозначением этого пункта. Совсем недавно была обнаружена подробная карта топографической съемки, проведенной в 1956 году, где нанесены все объекты, о которых рассказывали свидетели. И, наконец, с помощью георадара «Лоза» определена неоднородность в земле, которая осталась после того, как было выкорчевано большое дерево, но могила Малевича не была окончательно разорена. По взятым на найденном месте захоронения образцам земли с помощью оригинальных методик химического анализа, разработанных в Институте географии РАН, было подтверждено, что это следы большого выкорчеванного  дерева.

Таким образом, с помощью самых современных отечественных приборов и научных методик удалось достоверно определить место захоронения Казимира Малевича. И теперь перед нами стоит задача обустроить найденное место захоронения так, как просил и одобрил бы сам Малевич. Мы хотим посадить на нем дубовую рощу в виде круга диаметром 100 метров. На месте же самого захоронения разбить клумбу в виде «Черного квадрата», на которой высадить несколько кустов любимых Малевичем флоксов. Рядом с дубовой рощей поставить вертикальный архитектон,  макет которого создал сам художник и просил установить его на месте своего захоронения: «Когда умру, все художники всего мира и тот, кто меня знает, должны похоронить меня в Барвихе. <…> Да поставить на могиле башню по форме той колонки, что в Третьяковке, <…> с вышкой, в которой будет поставлен телескоп Юпитер смотреть».

Казимир Северинович имел в виду выполненную им в виде модели колонку, которая известна как вертикальный архитектон Малевича. Полностью модель не сохранилась и была реконструирована архитектором Ю.Аввакумовым.

То, что похоронить Малевича в Барвихе не удастся, стало ясно, когда выбранное им живописное место на высоком правом берегу Москва-реки оказалось в зоне Рублевского водозабора, и тогда художник попросил близких похоронить его в любимой им Немчиновке под большим дубом.

Рядом с мемориалом Малевича мы предложили построить многофункциональный центр искусств «Русский авангард». Задача непростая. Земля на этом участке – федеральная, и на нее наложен мораторий, запрещающий передавать ее под какие-то цели в течение ближайших двух лет. Вопрос может быть решен только на уровне Правительства.

Основным препятствием в выполнении проекта являлась позиция Министерства культуры Московской области, которое в 2005 г. объявило, без всяких оснований, памятный знак в поселке Малевича местом, где в 1935 г. был захоронен прах художника Малевича К.С. И только  под большим давлением в декабре 2010 г. согласилось признать наши доводы убедительными. Была проведена государственная историко-культурная экспертиза по ним и получено положительное заключение: признать место захоронения культурно значимым. Это не даст построить на нем планируемый ООО «Ронд», нынешним владельцем земли, шестиэтажный дом.

Мы предлагаем создать на немчиновской земле мощный туристический и культурно-досуговый комплекс. Основой его может стать музейно-мемориальный комплекс Казимира Малевича. Сегодня идет работа по включению его в федеральную целевую программу «Развитие внутреннего и въездного туризма».

Поддерживают нас в создании музейно-мемориального комплекса Казимира Малевича Министерство культуры РФ, Русский музей, Третьяковская галерея, Государственный центр современного искусства, многие другие организации культуры и частные лица в России и за рубежом.

Мы уверены, что проект состоится. Время такое в Россию пришло. Но сегодня события, к сожалению, развиваются очень скверно. Остатки захоронения Малевича целенаправленно и осмысленно уничтожаются владельцами «РОНДа». Экскаваторы остановились буквально в метре от захоронения, и всего лишь потому, что исполнители воли нынешних хозяев столь значимой для русской культуры земли немного промахнулись и сняли только верхний слой почвы с места захоронения. Нужно как-то остановить этот беспредел!

Александр Матвеев, генеральный директор некоммерческого партнёрства «Немчиновка и Малевич»

 


 

Комментарий нашего научного обозревателя

В трудные военные годы поэт и воин Михаил Кульчицкий написал: «Не до ордена – была бы родина с ежедневными Бородино». Странное дело: войны, вроде бы, нет, а «ежедневные Бородино» у нас продолжаются.  Правда, теперь не на бранных полях, а на полях отечественной культуры и истории. Впрочем, это могут быть и реальные Бородинское и Куликово поля. И сражения разворачиваются не между двумя враждующими армиями, а между «священным принципом частной собственности», почему-то воплотившемся в нашей стране во всё пожирающую и расчеловечивающую власть наживы, диктатуру денег.

У всех у нас на памяти « генеральные сражения» этой продолжающейся и по сей день войны. Стремление частного капитала потеснить культуру и историю с лакомных для него и весьма не дешёвых земельных угодий Пушкинского заповедника и Ясной Поляны, из Архангельского и с Бородинского поля предпринимаются с завидным упрямством (вот бы эту бешеную энергию да на действительную, а не декларативную модернизацию страны!). Нашёлся у нас даже потомок Рюриковичей который – на полном серьёзе – пытается отсудить у государства Московский Кремль и все другие древние кремли и крепости в России, в Украине и даже в Польше.

Мало кто уже помнит о печальных событиях первых постперестроечных лет, когда под угрозой оказалась даже могила самого Пушкина. Известный архитектор-реставратор, почётный гражданин Пскова Борис Скобельцын говорил тогда в своём выступлении на международной конференции «Защитим культуру от разрушения и невежества»: в то время церкви возвратили Святогорский монастырь, и когда туда «вернулись монахи, произошло нечто ужасающее. Сначала пришли пятеро монахов с наместником Сергием во главе. И вышвырнули оттуда память о Пушкине. Ликвидирован миниатюрный пушкинский музей в южном пределе (там отпевали поэта. – ред).  Более того, зашёл даже разговор  о том, чтобы убрать из монастыря могилу Пушкина. Заместитель директора Пушкинского заповедника по науке Галина Фёдоровна Семакина делилась со мной: когда монахи подняли этот вопрос, она поехала к одному из тогдашних руководителей Псковской области. И тот сказал: «Будет могила мешать, уберём». <…>  Правда, пятерых этих монахов, которые пили и безобразничали, в конце концов прогнали. Но…»

Но – откуда у нас  такое упрямое стремление обустраивать своё бытие, тревожа прах наших предков? Конечно, РПЦ со своими дремучими невеждами давно разобралась, и навряд ли теперь кто-либо осмелится потревожить могилу Пушкина до скончания веков, пока жив будет на земле хоть один человек, благоговеющий перед российской культурой. Но сама тенденция гробокопательства, подкапывания под основы этой культуры не только не сходит на нет, но наоборот – расцветает пышным, дурно пахнущим цветом.

Последний пример – с местом захоронения классика и одного из основателей мирового авангарда Казимира Малевича – не из ряда вон выходящий, исключительный, но просто очередной в длинном ряду, берущем начало даже  не с тех монахов-пьяниц, посягнувших на пушкинскую могилу, а гораздо раньше. Однако он весьма красноречив. Годы, даже десятилетия проводился кропотливый поиск-исследование, связанный с утерянной могилой человека, которого в годы репрессий власти превратили в изгоя (и если бы не «своевременная» смерть, не миновать бы ему ареста), а потомки нарекли гением, его изображение есть даже на почтовой марке России в серии, посвященной самым выдающимся именам отечественной культуры в ХХ веке. Но тут приходит «хозяин» – и все эти сомнения, поиски, открытия – коту под хвост? Вернее – под бульдозер.

Свершится – ещё раз поплачем горючими слезами над очередной – и не последней – потерей? А удастся в данном конкретном случае остановить бульдозер, будем радоваться маленькой временной победе до очередной вызывающей пляски на костях?

Когда же, наконец, власти наши одумаются и примут, наконец, суровый, не допускающий лазеек в виде подзаконных актов, закон о неприкосновенности, защите национальных культурных ценностей России (включающий и разрешение извечного спора о земле в пользу культуры)? Такой закон, чтобы неповадно было его нарушать – иначе не миновать в лучшем случае долговой ямы, в худшем...

Или опять будем тянуть резину, пока не дождемся, что из всех  вечных вопросов, издавна мучающих мыслящее человечество,  в том числе и российскую его часть, на нашу долю останется один: «А кто у нас пойдёт за «Клинским»?».

Впрочем, в данном конкретном случае остановить бульдозер всё-таки надо. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera