Роман Абрамович продолжает давать показания в Высоком суде Лондона и намекает на возможный допрос в суде Александра Волошина. Отчет

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Прежде чем приступить к показаниям, Абрамович дал присягу перед судом - говорить правду и только правду.

После чего начал отвечать на вопросы сторон. В отличие от Березовского, Абрамович дает показания на русском языке.

Сам Борис Березовский присутствует в зале вместе со своей гражданской супругой. Внимательно слушает Абрамовича.

Адвокат Березовского разбирает биографию Абрамовича. "Вы родились 26 октября 1996 года...", — начал было, адвокат. «Что?», - испуганно спросил Абрамович. «Ой, 1966-го...».

Абрамович отметил, что родился в Ухте, в 16 лет окончил школу, поступил в Ухтинский госинститут, «проучился 1,5 года и меня забрали в армию».

После армии он вернулся в Ухту «рядовым», снова пришел в институт, но его не окончил, поступил в московский атомобильно-дорожный институт и одновременно с учебой в 1987 году начал заниматься бизнесом.

Автомобильно-дорожный институт, по его словам, он тоже не окончил.

Адвокаты Березовского показывают Абрамовичу бумаги, связанные с Сибнефтью, где приводится биография Абрамовича. В ней указывается, что институт он окончил. «Я не написал диплом. В 1987 году я не мог окончить никакого вуза. Это техническая ошибка», — объясняет Абрамович.

— Ну Вы же не могли не обратить ранее внимание на эту ошибку, ведь это неправда! — уточняют адвокаты Березовского.

— Циркуляр (его биография в бумагах по Сибнефти - В.Ч.) был на английском языке. Я его не читал, — отвечает истец.

Стоит отметить, что на Абрамовича в зале Выского суда Лондона собрался аншлаг — большое колличество журналистов и публики. Для журналистов оборудовали две комнаты с экранами, потому что всех и без того довольно большой зал вместить не может.

«Я учился и занимался бизнесом. Учился на вечернем, потом на заочном», — тем временем продолжает рассказывать детали своей биографии Абрамович, отвечая на вопросы защитников своего оппонента. — Когда я учился в дорожно-автомобильном институте, я работал в Главмосстрое, в государственной структуре. И занимался бизнесом.

Примерно в то же время — это конец 80-х, говорит Абрамович, он организовал кооператив «Уют», который выпускал пластмассовые игрушки.

В мае 2001 года он получил диплом об окончании московской юридической академии.

— У меня есть диплом юриста, — говорит Абрамович.

— Но по-английски "диплом юриста" — это "диплом по праву", — подкалывает его адвокат Березовского.

— Мне сложно интепретировать, как это будет на английском.

Защита Березовского намекает на то, что хоть и диплом юриста у ответчика есть, соответствующими знаниями он не обладает, тем более, что ранее в своих свидетельских письменных показаниях по этому делу говорил, что учеба в вузе не дала ему знаний по коммерческому праву, юридическому праву и т.д.

— Почему вы сейчас это отрицаете? Если вы сами это говорили? — спрашивают у него.

— Я никогда не говорил, что я был хорошим студентом.

Далее адвокаты завели речь о партнере Абрамовича — господине Швидлере.  Как ожидается, он будет выступать в дальнейшем в суде в качестве свидетеля со стороны Абрамовича.

Защита Березовского естетственно интересуется, получал ли Швидлер бонусы и премиальные, работая в Сибнефти. «Получал», - отвечает Абрамович.

Только что судья Элизабет Глостер объявила часовой обеденный перерыв (в английском суде это святое — В.Ч.), после чего Абрамович продолжит давать показания.

— Господин Абрамович, я Вам напоминаю, что за время перерыва вы не должны ни с кем обсуждать свои показания, — подчеркнула судья и удалилась.

Допрос продолжился.

— Господин Швидлер никогда не имел никакой интерес в акциях «Сибнефти», — говорит Абрамович. — До приватизации Сибнефти он там не работал.

«К сожалению» Абрамович не помнит, какая зарплата в «Сибнефти» была у его партнера Швидлера.

Адвокаты все же пытаются выяснить у ответчика, какая зарплата хотя бы примерно была у его партнера в «Сибнефти».

— Я не помню.

Впрочем, потом Абрамович пояснил, что, например, в 2000 году, зарплата была «меньше 200 тыс. долларов».

— Но Вы согласны, что госоподин Швидер очень богатый человек?, — уточняют адвокаты Березовского.

— Мне трудно сказать. Вы знаете, то, что газеты пишут, половина неправда, — отвечает Абрамович несколько раздраженно. — Он состоятельный человек, да. Но не думаю, что он удовлетворен состоянием, которое имеет.

Вопросы по господину Швидлеру защита Березовского задает ответчику, поскольку их позиция заключается в том, что Березовский и Патаркацишвили, Абрамович и Евгений Швидлер совместно владели 50-процентным пакетом акций «Сибнефти». В то время как сторона Абрамовича, со своей стороны, отрицает факт владения Березовским акций «Сибнефти».

— Объясните, каким образом госоподин Швидлер помогает Вам в данном деле? — спрашивают адвокаты Березовского.

— Он не мне помогает, он показания дает.

И действительно, как уже упоминалось выше, Швидлер один из ключевых свидетелей Абрамовича, должен выступить в процессе. Письменные показания по делу он уже дал.

— Вы дачу показаний с господином Швидлером обсуждали?

— Я читал его показания.

— Я спрашиваю, Вы обсуждали с ним показания, которые он будет давать? - не отстает защитник.

— Если я правильно понял Ваш вопрос, то у нас позиция со Швидлером одинаковая.

Прямых ответов Абрамович не дает, что приводит в некоторое недоумение не только адвоката, но и присутствующих в зале.

Вместе со Швидлером, продолжает Абрамович, он сейчас инвестирует деньги в бизнес.

Также Абрамович поясняет, что в числе прочих свидеиелей на суде будет выступать его двоюродная сестра.

Спросили про Волошина — возможно (но пока неизвестно точно) — он тоже выступит свидетелем в Высоком суде Лондона на стороне Абрамовича.

Вместе со Швидлером, продолжает Абрамович, он сейчас инвестирует деньги в бизнес

Также Абрамович поясняет, что в числе прочих свидеиелей на суде будет выступать его двоюродная сестра.

Спросили про Волошина — возможно (но пока неизвестно точно) — он тоже выступит свидетелем в Высоком суде Лондона на стороне Абрамовича. Абрамович пояснил, что состоит с ним «в дружеских отношениях».

Евгений Швидлер — президент «Сибнефти» с 1998 по 2005 годы.

И Абрамович сегодня на суде заявил, что Швидлер, возможно, работал в «Сибнефти», но управлял компанией Виктор Городилов.

Еще одно уточнение — Абрамович признал, что Швидлер входит в совет директоров компании Millhouse, а также оказывает «определенную помощь» его команде в рамках данного разбирательства. Но подчеркнул, что помощь оказывается «не ему лично, а суду».

Защита Березовского сейчас переходят к ответу Абрамовича на иск Березовского. В частности, интересуются, с кем он этот свой ответ на иск и свои показания обсуждал.

«Может быть, и со Швидлером обсуждал... Но я уже сейчас не помню свои ощущения».

Березовский смеется.

Уже несколько минут Абрамович не может прямо сказать, обсуждал ли он со свидетелями показания друг друга.

«Задайте, пожалуйста, еще раз вопрос, я не понял», «Я читал показания остальных... ». — частые ответы Абрамовича.

Вы можете прямо ответить? — требуют адвокаты.

— Никогда не обсуждал показания с кем-либо и со мной кто-либо не обсуждал, наконец, решается Абрамович.

Следующий вопрос адвокатов Березовского: кто готовил Абрамовича к данному процессу.

— Одна фирма (ответчик назвал ее). Меня учили смотреть на судью, дышать, отвечать на вопросы. Вот...

Команда защитников Абрамовича, видимо, от неожиданности, засмеялась.

Переходят к Сибнефти, конктретно к теме того, кто ею владел.

Защита Березовского напомним, настаивает, что их доверитель владел акциями в этой компании вместе со своим близким партнером Бадри Патаркацешвили. Абрамович с этим не согласен.

В частности в эти минуты он именно так и отвечает — «Я с этим не согласен», когда представители Березовского напоминают ему словия владения «Сибнефтью», согласно которым Березовский и Патаркацишвили должны были получать проценты от доходов компании.

«Вы согласны с тем, что без влияния господина Березовского, как ранее заметил ваш защитник, у котрого был доступ к семье президента Ельцина, Вы никогда бы не зделали такой бизнес?». «С этим согласен».

Впрочем, ровно через минуту Абрамович начал ссылаться на «неточности перевода» и на то, что в связи с этим неправильно понял вопрос (вопросы адвокат Березовского ему задает на английском, а Абрамовичу это все переводят — В.Ч.).

«Только Березовский мне не нужен был, чтобы создать бизнес. Безусловно, его помощь была полезной», — уточняет Абрамович.

Березовский громко смеется.

Еще ответчик отмечает, что «помогал» ему Березовский только по «Сибнефти».

— Согласны ли Вы с тем, что говорит Ваш адвокат, вынуждены были платить Березовскому все больше и больше денег (за «патронаж»), так как его требования росли? — спрашивают Абрамовича адвокаты Березовского.

— Согласен.

— Как Вы считаете, Березовскому следовало бы рассчитывать на справедливое разбирательство своего дела в России?

— С моей точки зрения — да, господин Березовский мог бы рассчитывать на справедливое рассмотрение своего дела в российском суде.

Далее Абрамович говорит, что приобрел «Сибнефть» на свои собственные средства.

Перерыв — 10 минут.

Допрос возобновился.

Вернулись к теме «Сибнефти». Абрамович говорит, что это был не единственный его бизнес.

Адвокаты переходят к расспросу про другие активы Абрамовича.

— У Вас были проблемы с законом в отношении АВК (один из активов)?

— Нет, вы ошибаетесь.

Тогда адвокаты показывают ему документ на руском языке — санкцию старшего следователя Генпрокуратуры на возбуждение уголовного дела в отношении в Абрамовича Р.А.

Суд изучает бумагу.

Речь о незаконном получении дизельного топлива от ухтинского НПЗ «по фальшим поддельным соглашениям», говорится в частности в санкции следователя.

Далее адвокаты показывают приказ государственного советника юстиции третьего класса некоего Пономарева на арест подозреваемого Абрамовича.

Комментарий Абрамовича:

— Следователю показалось, что что-то пропало. Это было, кажется, в 92-м году. Груз был не мой. Компания была моя. Когда я был арестован, деньги спокойно дошли. А потом меня выпустили. Просто я был единстьвенный, кто попался. ни суда не было, ни дела. Потом дело закрыли. Я никаких документов не подделывал.

На уточняющий вопрос Абрамович заявил, что не подделывал документы он и в «Сибнефти». Но вдруг оговорился: «Если считать, что мы подписывали документы задним числом, то да — мы их подписывали. В этом нет ничего такого. Так все делали»

Перешли к следующим активам Абрамовича. Оказывается, он помнит не все фирмы, которые ему принадлежали.

— Вы участвовали в торговле оружием в 95 году? — спрашивают адвокаты Абрамовича, зачитав какую-то переписку между ним и Стивеном Кертисом.

— Я никогда не торговал оружием.

— Вы были политическим деятелем?

— Нет, не был.

— На момент знакомства с Березовским в 94-м году Вы не контролировали государственные активы? - уточняют адвокаты.

Тот соглашается, заявляя, что его компании торговали лесом, пищевыми продуктами и нефтепродуктами.

— Вы проводили это без всякой «крыши»?

— Без всякой «крыши».

Абрамович уже подустал от допроса и если в начале не позволял себе никаких эмоций, то теперь эмоции то и дело проскальзывают.

Указывает например опрашивающему его защитника Березовского, что тот не понимает специфику нефтяного производства.

Словом, тактика адвокатов Березовского сейчас заключается в том, чтобы ловить Абрамовича на несоотствиях в его письменных показаниях, которые, как они подозревают, ответчик готовил не совсем самостоятельно.

Кстати, пресс-служба Абрамовича раздала всем журналистам эти пьсменные показания перед началом допроса и в перерыве.

Адвокаты цитируют интервью одного из основателей Сибнефти господина Городилова. В интервью он говорит, что создания в компании Абрамович не принимал, в то время как Абрамович говорит обратное. Вопрос:

— Вы видите, что Ваши слова расходятся со словами Городилова?

— Что слова расходятся, вижу, — короток Абрамович.

Потом, не сразу признал, что Городилов был тем, кто «вбил первый колышек в эту компанию», а Абрамовичу принаделажала идея объединить две компании и на ее базе создать новую.

— Я предположил, что в «Сибнефти» можно заработать порядка 100 миллионов долларов доходов, — вспоминает о своих своих планах при приходе в «Сибнефть» Абрамович, отмечая, что «по всей видимости, речь идет о чистой прибыли».

— При знакомстве с Березовским, Вы знали, что Березовский приобрел ОРТ?

Спрашивают адвокаты:

— В 94-м году (когда познакомился с Березовским — В.Ч.), я вряд ли об этом знал. Об ОРТ я узнал в совместном круизе, — вспоминает Абрамович. Правда, не уточняя, когда был этот круиз.

В целом, говорит Абрамович, Березовского никогда не интересовало «создание и реальное управление бизнесом», а интересовала политика.

— Он сам мне об этом сказал, — уточнил ответчик.

Себя Абрамович характеризует как «бизнесмена».

Еще он не считает своего бывшего партнера «человеком детали».

— А себя Вы таковым считаете? — спрашивают у него адвокаты.

— Я человек детали больше, чем Березовский. Но тоже не совсем.

Заседание завершено. Роман Абрамович продолжит давать показания завтра.

В частности, уже известно, что в суд придут, как выразилась судья Глостер, «шесть свидетелей с Чукотки».

 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera