Дело Канкии. Свидетели обвинения ничего не знают ни о фонде «Отчизна», ни о самом предпринимателе. Потерпевшие расписываются в том, что ничего не «потерпели».

Политика

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

 

 

Если на прошлое заседание Бабушкинского райсуда подсудимый опоздал на 20 минут, то на этот раз – уже на полчаса. С каждым днем пережившему 4 инсульта Станиславу Канкии становится все хуже, однако его продолжают держать в СИЗО, настаивая, что там неплохо лечат. 
Заседание началось с ходатайства адвоката Канкии Владимира Бунакова о проведении судебно-психологической экспертизы для своего подзащитного. Дело в том, что Канкия уже перестал узнавать своих знакомых, многое забывает и периодически впадает в агрессию. Прокурор посчитал это ходатайство преждевременным. Судья с его доводами согласился.
 
В перерыве подсудимому пришлось вызвать скорую помощь – у него сильно поднялось давление. Жена Канкии, Валентина, последовала за мужем. Через несколько минут она вернулась в гневе:
 
- Доктор сказал, что Стас нездоров и ему срочно нужно стационарное лечение, но появившийся в помещении секретарь суда заявил, что прерывать заседание нельзя и медики были вынуждены выписать справку о том, что с ним все в порядке, - заявила она.
 
В это время я подошел к потерпевшей стороне, представителям Департамента труда и занятости, с вопросом, как они видят ситуацию и каике претензии предъявляют к Канкии. Ответ удивил: «Мы – никаких, была бы возможность – вообще бы тут не сидели…»
 
Во второй части заседания адвокат Станислава Канкии лишний раз доказал, что Департамент действительно не может предъявлять претензий к его подзащитному. В ходе дачи показаний «потерпевшей» Марины Федоровой ей был задан вопрос, какое отношение она и ее ведомство имеют к деньгам, в хищении которых обвиняют Канкию. Она ответила, что Департамент труда их только распределял.
 
- Получается, потерпевшими должны выступать Министерство финансов РФ и Департамент финансов Москвы, которые эти деньги выделили, - резюмировал Бунаков. Суд это обстоятельство проигнорировал и вызвал свидетеля Водоватову, на показания которой рассчитывало обвинение.
 
К удивлению прокурора, никаких ценных показаний свидетель Водоватова не дала:
 
- Я не знаю этого человека, - сказала она, указывая на Канкию. – Никогда его не встречала и никаких дел с ним не имела.
- Вы когда-нибудь передавали копии своих документов для фонда «Отчизна»? – поинтересовалась прокурор.
- Никогда.
 
Следующий свидетель, Александр Рогава, так же ничего по сути сообщить не смог:
 
- Я не контактировал со Станиславом уже лет семь и ничего о деятельности его фонда не знаю, - заявил он.
 
Жена Станислава Канкии, Валентина, отказалась давать показания, сославшись на желание выступать на процессе в качестве одного из защитников мужа. На прошлой неделе суд октазал ей в этом, сославшись на остутсвие у нее юридического образования. Жалоба на это решение уже находится на рассмотрении в Мосгорсуде.
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera