Лондон. Слушания по иску Березовского к Абрамовичу. Второй день допроса Абрамовича завершен (ОНЛАЙН)

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Адвокат Абрамовича возвращается к вчерашнему допросу своего доверителя и отмечает судье Глостер, что защита Березовского задает слишком длинные вопросы, с большим количеством причастных и деепричастных оборотов, что очень трудно переводится с английского на русский и соответственно трудно воспринимается ответчиком Абрамовичем.
Защитник Березовского, который только что снова начал допрашивать экс-губернатора Чукотки, пообещал «разбивать» сложные предложения. Адвокат поинтересовался у Абрамовича спецификой переработки нефти на его компаниях. Речь - о 1994 годе.
 
Абрамович сегодня сильно раздражен и часто замечает, что защитник не разбирается в теме.
 
«Вы абсолютно запутались», - часто отвечает он. «Господин Абрамович, было правильно, если бы Вы не комментировали состояние знаний господина защитника, - замечает судья Глостер. - Не надо критиковать его информированность или неинформированность.  Для меня важно, что знаете Вы, а не адвокат. Мне важны Ваши ответы». Абрамович ничего не сказал, но комментировать перестал, отвечает на вопросы.
 
Ранее в своих показаниях, напоминает адвокат Березовского, Абрамович сказал, что при знакомстве с ним в 94 году, он был удивлен «экстравагантным образом жизни» Березовского.
 
На уточняющие вопросы сам Абрамович подтверждает наличие у него собственности за рубежом - в том числе крупных объектов недвижимости в центре Лондона, во Франции, в частности, замок, принадлежащий какому-то герцогу.
 
«Вы полагаете, что у Вас не экстравагантный образ жизни?, - спрашивает Абрамовича защитник Березовского. - Вы же говорите в своих показаниях, что «избегаете» экстравагантного образа жизни...»
 
«Замок я купил в плохом состоянии. Его нужно было ремонтировать», - отвечает Абрамович.
 
Что касается недвижимости в центре Лондона, то Абрамович говорит, что не такая она и крупная, но «да, в центре».
 
- Что действительно перевернуло мою жизнь - так это покупка «Челси», - заявил Абрамович.
 
В итоге отрицать не стал: если в 90-е экстравагантный образ жизни он не вел, то теперь, если кто-то хочет, может охарактеризовать его образ жизни именно так.
 
Вернулись к 90-м годам.
 
Абрамович говорит, что по просьбе Березовского финансировал ОРТ и в целом расходы своего бывшего компаньона.
 
Защита обращает внимание также на тот факт, что подпись под последними письменными показаниями Абрамович поставил 29 октября 2011 года, то есть два дня назад. Но Абрамович не помнит, и более того - не знает о каком документе идет речь. Адвокаты Березовского проезжают эту тему и идут дальше.
 
По словам Абрамовича, договоренность между ним и Березовским по «Сибнефти» возникла в феврале 95-го года. Речь о том, что Березовский за свои услуги (которые сам Абрамович в письменных показаниях характеризует» как «политическое крышевание» его, Абрамовича, бизнеса) будет получать деньги, которые пойдут на финансирование ОРТ.
 
Адвокат Березовского спрашивает: «В чем конкретно у Абрамовича была договоренность с Березовским?»
 
По словам Абрамовича, до августа 95 года они с Березовским договорились, что Березовский окажет ему помощь в победе на залоговом аукционе по «Сибнефти» и в приобретении контрольного пакета акций компании. Взамен, по словам Абрамовича, он обязался выплачивать около 30 миллионов долларов в год на ОРТ и расходы Березовского.
 
Адвокат напоминает, что после получения иска Березовского и постановления лондонского суда рассматривать дело по существу, Абрамович ходатайствовал о прекращении судебного производства по делу. Абрамович это помнит, также, как и то, что ходатайство его не удовлетворили.
 
И сейчас адвокаты Березовского анализируют письменный ответ юридической конторы, к помощи которой прибег Абрамович, на иск Березовского. «В этом ответе собраны доказательства о том, что судебное производство по этому делу вообще не нужно начинать», - отмечает адвокат Березовского и интересуется у ответчика: «А Вы сами-то читали этот документ, подготовленный Вашим юристом?»
 
Дело в том, что, отмечает адвокат, в документе есть ряд фактических несостыковок.
 
Абрамович опять несколько раздражен, недоволен формулировкой вопросов защитника.
 
Адвокат спрашивает, может ли Абрамович, в частности, подтвердить то, что писал его юрист о тех или иных встречах Абрамовича и Березовского в Израиле и Франции.
 
Абрамович ответил, что в Израиле у них была одна встреча, а до этого состоялась встреча во Франции - где обсуждалась тема ОРТ. Но в Израиле была неформальная встреча, просто пересеклись случайно, «двумя словами обмолвились», деловых вопросов не обсуждая. В то время как юрист Абрамовича в документе придал совершенно обратный - деловой характер этой встречи.
 
Почему Абрамович подписался под этим документом, - он пока ответить не может.
 
Стоит оговориться: тема встреч в данном процессе поднимается не случайно. Согласно позиции истца Березовского, именно на встречах за рубежом, в частности, во Франции Абрамович оказывал на него давление (шантаж, угрозы) с целью вынудить продать свои акции в разы дешевле их реальной  цены.
 
Ответчик Абрамович со своей стороны это отрицает и говорит, что на ряде встреч его и вовсе не было. Ни та, ни другая сторона документальных доказательств того, что встречи были, суду до сих пор не представили.
 
Снова речь зашла о «Сибнефти». Вопросы те же - когда прошли залоговые аукционы, когда был установлен контроль со стороны Абрамовича, что он конкретно хотел сделать в этой компании.
 
Вопросы по созданию «Сибнефти» задает Абрамовичу и судья Элизабет Глостер, внимательно следящая за ходом допроса. Участники процесса пока углубились в тему «Сибнефти», специфику ее работы, в планы Абрамовича, в его обязательства перед Березовским.
 
«Его, - говорит про бывшего партнера Абрамович, - интересовало только то, смогу ли я 30 миллионов выдать ему или нет. Вот и вся дискуссия! Я не задавал тон этой дискуссии. Я тогда мало был известен. И я тогда рад был, что общаюсь с такими человеком». Абрамович говорит, что размер суммы не зависел от того, на какие цели она шла.
 
Адвокат Березовского называет это «неправдой», напоминая, что уже тогда Березовский владел не только ОРТ, но и долей в Логовазе, «Аэрофлоте», «Коммерсанте», ТВ-6, «Независимой газете», в других компаниях (на которые, видимо, и могли перечисляться деньги Абрамовича).
 
«Это так. Я за это и платил», - говорит Абрамович. Он уже очень сильно раздражен. Судья опять просить его не критиковать защитника - «Это моя прерогатива».
 
Адвокат затронул тему «Новых известий». Абрамович говорит, что Березовский «ее сам создал» на месте прежней газеты, в связи с чем «творческий коллектив ушел».
 
Абрамовичу показывают книгу, которую написал Альфред Кох - «Продажа Советской империи. Открытие крупного инсайдера Альфреда Коха». В книге описываются планы залогового аукциона по «Сибнефти».
 
- Согласны ли Вы с господином Кохом, что весь смысл залоговых аукционов (не только по «Сибнефти») был во вливании огромных сумм в бюджет? - спрашивают у него адвокаты.
 
- Было ожидание, что произойдет дефолт, - ответил Абрамович, тем самым согласившись с Кохом, но заметил, что книга Коха, «все-таки художественная литература».
 
Адвокат Березовского недоумевает, почему, следуя логике Абрамовича, Березовский, имевший долю во всех компаниях, с которыми был связан, отказался от акций «Сибнефти». Абрамович разъяснить не смог.
 
Теперь защита переходит к определению понятия «крыша», которое не раз упоминалось в процессе. «Крыша», по словам Абрамовича, означает следующее: «Вас защищают, а вы платите за эту защиту».
 
«В конце 90-х - начале 2000-х я нуждался в политической крыше и, на мой взгляд, еще и в физической», - отмечает Абрамович, подчеркивая: услугу с крышеванием предоставлял Березовский и «был способен предоставить оба вида крыши». «За физической крышей я к нему не обращался», - настаивает Абрамович. - «А к кому Вы обращались?», - спрашивает адвокат. - «Ни к кому. Окружение Березовского, его бизнес - например, автомобильный - был построен таким образом, что все время нужно было использовать физическую защиту. Познакомившись с Березовским, я подумал, что тоже смогу каким-то образом перенять эту практику».
 
«То есть в какой-то момент Вам был нужен доступ к преступным группировкам и Вы готовы были за это платить деньги?», - уточняет адвокат. - «Нет. Как раз наоборот - чтобы у преступных группировок не было доступа ко мне. Бадри (Патаркацишвили – В.Ч.) мог ограничить доступ преступных группировок ко мне. Но я за этим не обращался. Я платил только за политическую крышу».
 
«Скажу так, - говорит Абрамович, подытоживая тему «крыши». - За политическую крышу я платил Березовскому. За физическую, за которую он также отвечал вместе с Бадри, не платил. Это, так сказать, было бесплатное приложение». Весь зал, включая Березовского, засмеялся.
 
«Скажите, Вы пытаетесь очернить Березовского, чтобы он проиграл данный процесс?», - последовал прямой вопрос адвоката Березовского. Абрамович ответил отрицательно.
 
Тогда адвокат указал на ту часть письменных показаний Абрамовича, где говорилось, о том, что Березовский «имел связи с чеченскими элементами».
 
«Я не считаю, что Березовский и Бадри были связаны с чеченскими гангстерами, но их автомобильный бизнес охраняли именно эти бригады», - отвечает Абрамович.
 
Адвокаты Березовского напоминают ответчику, что в своих письменных показаниях Абрамович говорит о том, что Березовский был замешан в связях с чеченскими террористами.
 
«Все, что связано с чеченскими сепаратистами и их финансированием, было общеизвестным фактом. Никто этого на тот момент не скрывал. Об этом даже по телевизору министр Нургалиев говорил», - отвечает Абрамович.
 
Адвокат начал перечислять всех лиц «чеченского происхождения», с которыми дружил или контактировал Березовский.
 
- А Владислава Суркова вы гангстером бы назвали? - спрашивают Абрамовича.
- Нет. Его бы я гангстером не назвал, - четко проговорил Абрамович.
- А Асламбека Аслаханова?
- Нет, его тоже не назову гангстером.
- А Руслана Хазбулатова?
- Я его мало знаю... Но слышал о нем.
 
Адвокаты Березовского сообщают, что Березовский помогал вызволять из чеченского плена британских журналистов, вступал в переговоры, и это могут подтвердить бывшие послы Великобритании в РФ. «Сам он никогда не афишировал это», - отмечают адвокаты.
 
«Нет, паблисити все-таки было, - говорит Абрамович. - В Чечню вызволять ездил Бадри. А Березовский туда приехал, когда всех освободили и перед телевизором выступал. Это что касается слов «не афишировал». Я к тому же и платил за это».
 
«За что, простите, платили? - уточнила у Абрамовича судья Глостер.
 
- Я дал Бадри денег для его поездки в Чечню.
 
В настоящее время в заседании объявлен часовой перерыв на обед.
 
«Я его близким другом не считал. Слово «друг» имеет специфические особенности в русском языке», - говорит о своих отношениях с Березовским Абрамович.
 
Ответчик не оспаривает, что нынешняя гражданская жена Березовского Елена Горбунова была близкой подругой прежней жены Абрамовича Ирины. «И наши дети общались», - отметил Абрамович.
 
Абрамович углубляется в воспоминания о том, куда и с кем ездил на отдых вместе с семьей - так, путешествовал на яхте в круизе по Сардинии и Корсике с семьей Березовского, ездил также когда-то в Израиль, «где общался с Гусинским, Малашенко».
 
Говоря о совместных отпусках с семьей Березовского, Абрамович признал, что жили они в том или ином месте отдыха «в одном доме». «Но я не могу сказать, что Березовский был моим близким другом», - повторяет ответчик.
 
Абрамович подтвердил, что в свое время Березовский познакомил его с основателем «СБС-Агро» Александром Смоленским, который дал деньги в размере $100,3 млн для приобретения акций «Сибнефти».
 
Далее пошла речь пошла о допросах в российской прокуратуре относительно денег, выданных СБС-банком на приобретение «Сибнефти». Допрашивали, в частности, главу банка господина Смоленского.
 
Защита истца ознакомила Абрамовича с показаниями Смоленского, согласно которым именно Березовский сыграл значительную роль при обеспечении средств банком. Абрамович в ответ обратил внимание на многочисленные несоответствия в протоколе допроса, объясняя их тем, что Смоленский, давая показания, мог нервничать - ведь в прокуратуре всегда неприятно себя чувствуешь.
 
Ознакомили Абрамовича и с показаниями Виктора Городилова, основателя «Сибнефти», которые тот давал Генпрокуратуре в мае 2009 года. Согласно показаниям Городилов не помнил, какую роль Абрамович играл в создании «Сибнефти». Ранее Городилов говорил так же, что именно Березовский сыграл ключевую роль перед подписанием необходимых документов по приватизации «Сибнефти». Ознакомившись с показаниями, Абрамович вновь обратил внимание суда на то, что человек мог просто нервничать. «Такое состояние испытывает каждый, кто впервые дает показания в прокуратуре», - заметил Абрамович и попросил также сделать скидку на время, поскольку показания были даны спустя 15 лет после произошедших событий - приватизации «Сибнефти».
 
Допрос плавно перетек в обсуждение кредитов, депозитов, сумм, договоров... Абрамович долго объяснял, как были обеспечены 100,3 миллирада долларов СБС-банком для приобретения «Сибнефти». Объяснял не очень понятно. Переспрашивала его и судья. Зал скучает.
 
Заседание окончено. Завтра допрос Романа Абрамовича продолжится в 10:15 по местному времени. Покидая зал, многие журналисты жаловались на то, что где-то с обеда потеряли нить разговора между Абрамовичем и адвокатом Берзовского - уж слишком углубились они в тему того, кто помогал покупать «Сибнефть»и как это делалось...
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera