В Высоком суде Лондона продолжается процесс по иску Березовского к Абрамовичу (ОНЛАЙН)

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Продолжается допрос Романа Абрамовича в Высоком суде Лондона. Бывший партнер Бориса Березовского дает показания уже третий день.
Сам истец Березовский сегодня в зале суда не присутствует. Вместо него - его супруга.

Защита истца поднимает главную тему иска своего доверителя. Так как второй день речь идет об одном и том же - подробностях приватизации "Сибнефти", журналистов в зале значительно поубавилось, пресса уже не приходит с раннего утра в суд, чтобы забронировать себе место.

Адвокаты Березовcкого интересуются, почему Абрамович «пытается принизить роль господина Березовского» в участии в залоговом аукционе по «Сибнефти».

- Я не пытаюсь принизить роль господина Березовского. Его роль в залоговом аукционе иск-лю-чи-те-ль-на (Абрамович выделяет это слово - В.Ч.). Без его бы поддержки ничего не получилось бы.

Стоит отметить, что на третий день дачи показания владелец «Челси» более разговорчив и уже не ограничивается лишь короткими ответами - «Да», «Нет», как это было в первый день. Впрочем, Абрамович по-прежнему несколько раздраженно воспринимает вопросы защиты Березовского.

На уточняющий вопрос судьи Глостер, Абрамович уточнил, что в переговорах по залоговым аукционам относительно "Сибнефти" участвовал и Березовский, и Альфред Кох. "Березовский даже, кажется, познакомил меня с Кохом", - сказал Абрамович. На вопрос судьи, согласен ли ответчик с тем, что "роль Березовского" в подготовке к залоговому аукциону "была значительной", Абрамович ответил положительно.

Также Абрамович признал и «положительную роль» Бадри Патаркацишвили в подготовке залогового аукциона 1995 года по «Сибнефти». Патаркацишвили, по его словам, вел переговоры с одной из компаний. «Роль господина Патаркацишвили была неоценима. Я с этим согласен», - сказал Абрамович. Не спорит он и с тем фактом, что для получения кредита для участия в залоговом аукционе Березовский обращался к тогдашнему владельцу банка «Менатеп» Михаилу Ходорковскому.

Речь зашла о компании «Руником», которой руководил ближайший партнер Абрамовича Евгений Швидлер. Адвокаты Березовского уточняют, правильно ли, что эта компания с 1996 года была единственным покупателем нефти у «Сибнефти», при этом нефть поставлялась на Запад. Абрамович  уточнить не смог, сославшись на то, что не понимает о какой компании идет речь - то ли о «Руником Лимитед», то ли о «Руником С.А.»

Впрочем, сам Абрамович прямо не говорит, что компания «Руником» принадлежала его партнеру Швидлеру. В суде он говорит, что 98% акций компании принадлежали ему, Абрамовичу.

По словам ответчика, прибыль «Сибнефть» получала из-за разницы цен на нефть на внутреннем и на международном рынках. Стоит отметить также, что позиция Абрамовича заключается в том, что «Сибнефть» долгое время не могла выплачивать дивиденды акционерам (в том числе и Березовскому), поскольку в середине 90-х была в убытках. И, если, он и платил Березовскому деньги, то исключительно за политическую крышу, а не как акционеру. В то время как Березовский, давая ранее показания, утверждает обратное - ему платились дивиденды. Что доказывает, что Березовский все же был акционером «Сибнефти», что в данном процессе пытается опровергнуть Абрамович.

Защита Березовского продолжает усиленно интересоваться способами получения прибыли, которые позволили Абрамовичу использовать контроль над «Сибнефтью». Временами - когда защита называет какие-то конкретные способы - ответчик ссылает на то, что или «не понял вопроса», или «не понял». В частности, Абрамович затрудняется вспомнить каких-нибудь еще покупателей нефти у «Сибнефти» кроме «Руникома». Это был «эксклюзивный экспортер нефти». «Руником», по его словам, приобретал нефть только по рыночным ценам. «Практика такая была. Если бы я начал продавать продукты не по рыночным ценам, я бы здесь сегодня не сидел», - заявил Абрамович.

Речь зашла о компаниях ЗАТО, где было льготное налогооблажение. «Да, мы пользовались налоговыми льготами», - признал Абрамович. В частности, он подтвердил, что есть такие компании в Калмыкии. «Ну, и не только в Калмыкии», - впрочем конкретики относительно своих компаний не приводит.

Адвокаты Березовского - напротив - как раз заводят речь о конкретных компаниях «Сибнефти» в Калмыкии.
- Помогает эта информация Вам вспомнить про эти компании? - спрашивают Абрамовича.
- Нет, не помогает.
И вообще, Абрамович просит защиту Березовского определиться в том, что она «имеет ввиду», «давайте в терминах разберемся».

Защита просит Абрамовича взглянуть на опубликованный в газете «Ведомости» отчет Счетной Палаты РФ за 2002 год по «Сибнефти». В отчете говорится о том, что компания уменьшала налоги, а в компаниях, зарегистрированых в ЗАТО, работали сотрудники-инвалиды. Абрамович прочитал отчет. «Вы помните его?», - спрашивают Абрамовича. «Нет, не помню. Но это не важно». Через паузу добавил: «Я не отрицаю, что в этом здесь написано. Мы уменьшали налоги, но это позволяло увеличивать прибыль». (Таким образом Абрамович признался не только в том, за что судили руководство ЮКОСа по поводу использования ЗАТО, но и в том, что пытаются до сих пор инкриминировать умершему Магнитскому и главе фонда Hermitage Браудеру).

Абрамович признал: вся прибыль компаний в ЗАТО аккумулировалась в «Сибнефти», заявив: «В основном эти компании (зарегистрированные в ЗАТО - В.Ч.) были для того, чтобы уменьшить налогооблагаемую базу. Тогда это было законно. На прибыли это никак не сказывалось».

Судья Элизабет Глостер уточняет у Абрамовича: «Когда эти компании вошли в состав «Сибнефти»?  « Если я правильно помню они входили каждый год. Цель - уменьшить налог».

Абрамович опять раздражен. Несколько нервно говорит: «Я еще раз хочу сказать: «Сибнефть» получила ту прибыль, которую хотела получить. Налогов выплачивалось меньше. Это правда». По его словам, результат такой экономии налогов шел на благотворительные фонды Чукотки и в местный бюджет, когда Абрамович был там губернатором.

- А «Сибнефть» от такой экономии налогов что-то получала? - спросили ответчика.
- «Сибнефть» нет.

У Абрамовича интересуются зарубежными холдинговыми компаниями, которые он использовал для удержания акций в российских компаниях. Например, в «Русале».

- Помните ли Вы такую компанию как «Панама»? - спрашивает у него защитник Березовского.
- Нет.
- А по нашим сведениям, это Ваша компания.
- Я, честно, не помню. Но не буду отрицать. Если моя компания, то моя, - Абрамович предельно спокоен.

Абрамович вообще не помнит многие зарубежные холдинговые компании. «Я могу только предположения высказывать», - отвечает Абрамович, заявляя, что, например, в 1999 году в «Сибнефти», которая консолидировала прибыль всех компаний, уже не работал.

Абрамович не согласен с тезисом защиты Березовского о том, что из «Сибнефти» уводились миллионы долларов прибыли на трейдинговые компании.

«А теперь давайте вернемся к платежам, которые Вы делали господину Березовскому, исходя из договоренностей, о которых Вы говорили», - перешли к новой теме адвокаты Березовского.

- Самый первый из крупных платежей, который я выплатил ему - 8 миллионов долларов, - говорит Абрамович. Речь идет о марте 1995 года. Абрамович, напомним, утверждает, что платежи делались за услуги Березовского, касающиеся «политической крыши». Адвокаты отмечают странность: документов, подтверждающих этот платеж, нет. «Он был. Я помню», - настаивает Абрамович.

- А как можно, не имея вообще никакой документации, помнить месяц, в котором был сделан этот платеж и точную сумму?

- Повторите еще раз вопрос, пожалуйста... Как можно помнить? У меня есть точное воспоминание этого факта - мне кажется, был месяц март 1995 года.

Абрамович говорит, что платеж на Логоваз прошел по документальному соглашению - часть была заплачена наличными. «Но как Вы можете доказать, что этот платеж был за крышу?», - спрашивают у Абрамовича. «Потому что этот платеж направлялся по просьбе господина Березовского для господина Коржакова», - ответил тот.

Речь заходит еще об одном платеже. Из рассказа Абрамовича: «Я толкался в клубе (название не уточнил) между господином Березовским и господином Денисовым. Березовский должен был Денисову долг и попросил меня заплатить. Сначала я заплатил 16 миллионов долларов, потом - 50. Наличными».

По словам Абрамовича, суммы, которые он выплачивал по просьбе Березовского, из года в год варьировались и могли увеличиваться. «Я в целом цифры помню, - отмечает Абрамович. - Я помню, что доходило до порядка 80 миллионов долларов. Помню, мы платили за «Коммерсант», за «ТВ-6»...». Временной промежуток этих платежей - 1996-1998 годы.

- Вы хотите сказать, что Вы лично помните, что в те годы Вами проплачивались именно эти суммы - 50-80 миллионов долларов...?

- Я помню, что сначала было 30, потом 50, потом... Откуда эта информация? Реконструкция мною событий, часть - мои воспоминания.

- Вот в этом и проблема: есть ваша реконструкция и воспоминания, а подтверждающих документов нет, - отметили защитники Березовского.

На что Абрамович отметил, что размер некоторых сумм ему специально для данного процесса напомнили его бывшие сотрудники, отвечавшие за финансы. "А документы (которые могли бы подтвердить платежи - В.Ч.) так долго - 15 лет - не хранят. Вы меня извините".

"И я хочу заметить, что документов нет и потому, потому что многие суммы выплачивались наличными", - добавил Абрамович. У него уточнили: выплачивались Березовскому и также Патаркацишвили. "Да, им".

Теперь идет речь о том, кто помимо участников конфликта, знал о суммах платежей. Комментируя пассаж защиты Березовского о том, что их доверитель, например, не помнит эти платежи, Абрамович говорит: "Я тоже не все суммы помню, которые у меня бывают".

Что касается безналичного расчета, то они, по словам Абрамовича, тоже, конечно, происходили. «Платежи всегда были по просьбе Березовского. Но мы (Абрамович и его сотрудники - В.Ч.) не всю сумму отдавали в начале года. Мы всегда платили по требованию. Требования всегда были устные. Либо Бадри звонил и просил, например, подъехать в клуб, либо Борис. Мне всегда объясняли для чего этот платеж. Какие-то долги заплатить... Бадри предоставлял чек, на что платеж был. Иногда мог заранее чек предоставить (до платежа - В.Ч.). Помню, много платежей шло по ОРТ...

- Березовский тоже звонил? - уточнил адвокат.

- Он всегда звонил, когда ему нужны были деньги.

Адвокат Березовского поясняет: цель допроса по платежам - выяснить, знал ли Абрамович конкретные суммы. Сторона Березовского говорит, что не оспаривает тот факт, что суммы были. Да и сам Березовский подтверждает то же. «Может, меньше, может больше, но были», - говорит адвокат Березовского. По его словам, оспаривает он только выплату ему сумм за 1995 год.

«Согласны ли Вы с тем, что Березовский был сильной политической фигурой в 1996 году?» - следующий вопрос Абрамовичу. «Да», - ответил тот.

- Согласны ли вы с тем, что бизнес в России в то время находился под большим уровнем политического риска до президентских выборов 96-года?

- Отчасти согласен. Основным риском были выборы 1996 года. Риск был в том, что могли прийти комунисты. Такой риск был, да, - отвечает Абрамович.

- А согласны ли Вы с тем, что риск у бизнеса был и со стороны политических соперников, которые находились у власти?

- Я честно говоря, не понимаю, что это значит. У власти находился тогда Ельцин. Поэтому говорить, что были атаки со стороны власти - мне трудно. Наверное - теоретически это возможно. Могу только предположить, что со стороны тогдашних губернаторов могло что-то такое быть... - несколько удивлен постановкой вопроса Абрамович.

Говоря о рисках, ответчик также заявляет: «Что касается ренационализации, то при Ельцине этого вообще быть не могло. Он только про приватизацию говорил... Существовали, конечно, какие-то риски. Главный - коммунисты. Вот тогда бы была ренационализация. И главный коммунист об этом прямо говорил. Был еще риск, что президента сменят. Но за это отвечал господин Березовский...».

Адвокат цитирует выдержку из книги Ельцина, в которой первый президент России вспоминает, что существовал спор между начальником службы безопасности Коржаковым и аналитической группой, которая занималась подготовкой к выборам и в которую входил Березовский. «И этот спор привел к аресту двух сотрудников аналитической группы», - отмечает адвокат Березовского. «Их задержали за то, что они деньги пытались в Думу пронести, - парирует Абрамович. - Их с деньгами у рамки задержали, насколько я помню».

Адвокат Березовского тем временем взялся цитировать книгу Ельцина: «Таня (Дьяченко - В.Ч.) ушла из дома около часа ночи и направилась в офис «Логоваза», компанию, которая принадлежала Березовскому, где собрались практически все члены аналитической группы, а также Немцов, Гусинский... и все телевизионщики, журналисты. Когда она приехала, то охрана сказала ей, что на крыше пришлось разместить снайперов, а само здание окружено сотрудниками службы безопасности...».

- Не согласен, - комментирует это Абрамович. - Березовский был одним из друзей Коржакова. Посорились они тогда, когда Коржаков попросил перенести выборы 96-го на более поздний срок. Более того, Березовский мне сказал, что мы Коржакову деньги передали за помощь в приобретении «Сибнефти». Но я бы Коржакова как политического оппонента не рассматривал. Должен ли был Березовский дистанцироваться от бизнеса, потому что он был одиозной фигурой? Таков Ваш вопрос? Я не думаю. Тем более что мы Березовскому платили, не для того, чтобы он дистанцировался от нас, а чтобы оберегал нас».

- Это не так, - спорит адвокат Березовского. - Вы же знаете, что платежи происходили, исходя из договоренностей между вами и Березовским относительно «Сибнефти».

Абрамович не ответил – он вообще заметил, что от всего этого несколько «устал». Но вынужден был повторить в какой раз: «Политический риск был, но он был связан с выборами. Если бы победили коммунисты, то ситуация - близко ты находишься к Березовскому или нет - этого значения бы уже не имело. Потому что коммунисты все бы национализировали».

- Но для Вас очевидно то, что бизнес Березовского больше ассоциировался с рисками, чем бизнес какого-либо другого человека? – напирал адвокат. Зал от этих вопросов уже занемог.

- Это неважно, - действительно устало уже говорил  Абрамович. - Потому что коммунисты все равно все бы национализировали. А разницы между Березовским и кем-либо другим, у кого тогда был бизнес, я не вижу.

Споры продолжились. Вскоре судья Элизабет Глостер постановила на этом завершить заседание.

Слушания продолжатся завтра.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera