ПРОЦЕСС ВЕКА || Седьмой день допроса Романа Абрамовича в Высоком суде Лондона

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Слушания возобновились.

 
В зале суда появился Олег Дерипаска. Как ожидается, компаньон и партнер владельца Челси, выступит свидетелем со стороны Романа Абрамовича, когда наступит соответствующая стадия слушаний.
 
Само заседание должно начаться с минуты на минуту. Абрамович уже занял свидетельское место. Но в зале пока нет Бориса Березовского и его супруги.
 
Абрамович сегодня в очень приподнятом настроении. Много улыбается, в отличии от предыдущих дней.
 
В тот момент, когда было принято решение начать заседание без Березовского, истец появился.
 
Адвокат Березовского приступил к допросу Абрамовича - он обвиняет владельца "Челси"  в том, что тот пригласил выступать на своей стороне заинтересованных свидетелей. Впрочем, речь пока не о Дерипаске. Пока Абрамовича обвиняют в том, что он попросил ряд жителей одного из поселков Чукотки выступить с показаниями на его стороне.
 
"Это не так. Я в этот поселок не приезжал уже лет 5, наверное", - говорит ответчик.
 
Адвокаты Березовского со своей стороны идут дальше и то и дело констатируют: Абрамович, в настоящее время хоть и не являющийся губернатором Чукотки, имеет в крае огромную репутацию и поэтому многие с Чукотки - начиная с простых жителей и до чиновников по его "просьбе" согласились выступить на его стороне.
 
Абрамович парирует: это не "просьба", а "официальный запрос" к чиновникам, служащим и прочим должностным лицам через "официальные инстанции".
 
Защита Березовского спорит: запросы составлены с нарушениями закона и большими ошибками... "Странные какие-то запросы... - говорит адвокат Березовского. – Видно, что человек ощущал определенное давление и согласился дать показания, которые вы хотели".
 
Стоит отметить, что на стороне Березовского в свое время выступали свидетели из числа его партнеров, друзей и близких. В том числе и жена. То есть люди, если следовать теперешней логике защиты Березовского, более чем заинтересованные.
 
Впрочем, понять сторону Березовского тоже можно: свидетели Абрамовича действительно все как один свидетельствуют о том, что в первых числах декабря 2000 года Абрамович не был во Франции на встрече с Березовским, а был на Чукотке. Напомним, между сторонами разгорается серьезный спор по поводу этой встречи, на которой, по версии Березовского, его бывший партнер заставил его под давлением и угрозами продать акции ОРТ гораздо ниже их реальной цены. Абрамович утверждает, что, во-первых, угроз и шантажа не было, а во-вторых, встреча с Березовским по поводу сделки с акциями ОРТ состоялась не в декабре, а 6 ноября. А 6 декабря он лишь пересекался с Березовским в аэропорту Ле-Бурже на пару часов, чтобы обсудить не сделку, а вопрос того, как перечислить Березовскому и Патаркацишвили деньги за акции - ведь перечисление из РФ за рубеж больших сумм представляет огромные сложности. Березовский же говорит, что именно на этой встрече Абрамович на него "давил", требуя продать акции ОРТ по цене ниже рыночной. Для Березовского принципиальна дата 6 декабря, так как на следующий день, 7 декабря 2000 года, был арестован его друг и партнер по "Аэрофлоту" Николай Глушков. Опальный олигарх связывает этот арест с тем самым давлением, которое на него оказывал Абрамович днем ранее, заставляя продать акции по заниженной цене.
И вот теперь защита Березовского в суде констатирует, что письменные показания чукотских свидетелей Абрамовича написаны "под диктовку" в интересах владельца "Челси". В частности, все свидетели говорят, что после 6 декабря Абрамович был в России.
 
Судья Элизабет Глостер со своей стороны поинтересовалась у Абрамовича - кто помогал ему со сбором доказательств для данного процесса, кто опрашивал свидетелей, кто ездил по поселкам Чукотки и т.д.
 
"Мой заместитель обзванивал всех, встречался с теми, кто помнил (тот период - В.Ч.). Форма (показаний - В.Ч.), которую они заполняли, это стандартная форма", - отвечает Абрамович.
 
Речь о "заинтересованных свидетелях" и спорной встрече продолжается…
 
Судья Глостер иногда просит адвоката Березовского не задавать ответчику вопросов с намеками. Кстати, сам Абрамович, отвечая на вопросы адвоката, вдруг заговорил по-английски: «Я не хочу выглядеть arrogant» (высокомерным), - отреагировал на один вопрос, формулировку которого не понял.
 
Олег Дерипаска, тем временем, покинул зал суда. Направляясь к двери, он вынужден был пройти мимо Березовского и встретиться с ним взглядом. Глава "Русала" при этом демонстративно улыбался.
 
Адвокат Березовского говорит о том, что в паспорте Абрамовича нет штампа о выезде из России на начало декабря. Абрамович соглашается - штампы не применялись, но объяснил это "человеческим фактором", "ошибкой". «Могли штамп в паспорте случайно не поставить. У них (пограничной службы ФСБ - В.Ч.) систематизированная система учета: могут автоматически фиксировать, могут ставить штамп в паспорте», - объясняет ответчик.
 
Но при этом у Абрамовича есть штамп в паспорте о въезде во Францию, штамп сделан в аэропорту Ле-Бурже 6 декабря, а также штамп о въезде в Россию. Однако самой даты, когда был проставлен этот штамп, не видно. Изучают и паспорт тогдашней жены Абрамовича Ирины, которая сопровождала его. Дата штампа в ее паспорте тоже не понятна. Кроме того у ответчика также выясняют номера самолетов, на которых он в то время летал.
 
Адвокат Березовского переходит к следующим датам 2000-го года. О 8-м декабря Абрамович говорит, что был в тот момент в Москве, в Госдуме, принимал участие в голосовании по поводу российского Гимна. Также он помнит, что в тот день была угроза взрыва Думы - кто-то позвонил и сообщил о "взрывчатке".
 
Адвокаты Березовского настаивают, что в эти даты - 7-8 декабря - Абрамович был на юге Франции. "Я помню, что я не выезжал из России", - спорит тот.
 
- Но вы не предоставили никаких доказательств - кредитных карты, дневников, счетов с кредитных карт, записей с мобильных телефонов, - отмечает адвокат Березовского.
 
- Все, что я мог предоставить, я уже предоставил, - замечает ответчик.
 
В заседании объявлен часовой обеденный перерыв.
 
Все журналисты, освещающие процеес, сетуют, что совершенно запутались в датах встреч. "Я Вам потом все объясню", - заверил в частности корреспондента "Новой" сам Абрамович. В настоящее время обсуждать с кем-либо свои показания или ход допроса по закону он права не имеет. 
 
Заседание возобновилось.

- Вы оспариваете, что приехали в Антиб во Францию к Березовскому 7-8 декабря 2000 года как человек из Кремля? - спросил Абрамовича адвокат Березовского.  
- Я 7-8 декабря не был в Антибе, - отвечает тот.

Сторона Березовского по-прежнему утверждает иное и задает Абрамовичу вопросы. Речь вновь заходит о Владимире Путине, который, по версии Березовского, после критических передач про трагедию подлодки "Курск" потребовал его и Патаркацишвили "убраться с ОРТ".

- Вы согласны с показаниями Березовского о том, что Вы ему сказали в Антибе во Франции - если Березовский не продаст акции ОРТ, по цене которую вы сказали, то он будет сидеть в тюрьме, а акции конфискуют? Согласны ли Вы также с тем, что Березовский готов был передать акции ОРТ, если отпустят Николая Глушкова (партнера Березовского - В.Ч.) и что на встрече с Вами он понял, что его шантажируют? И Березовский даже сам сказал Вам, что чувствует, что предан Вами.

- Все это запомнить тяжело... - отреагировал Абрамович на подобную формулировку и в очередной раз отметил, что не шантажировал Березовского арестом Глушкова. - Я не хотел акции ОРТ. И потом я хочу сказать:  все, что говорит Березовский - это неправда.

- Но Вы ведь с Путиным обсуждали этот вопрос. Путин хотел, чтобы Березовский отдал свои акции, а Вы помогали Путину добиться этой цели, - заметил адвокат Березовского.

- Путин не акции хотел, а чтобы Березовский и Патаркацишвили из компании ушли и перестали влиять на содержание программ. Я уже говорил, что ОРТ странная компания. Там лицензия в любой момент могла перейти в любую компанию. Потому что лицензия не принадлежала Березовскому, ему принадлежали только 49 % акций. Так вот, чтобы не произошло такой ситуации - когда лицензия переходит другой компании, а акции остались у Березовского  - меня попросили эти акции купить.

- Так, в чем причины того что вы купили акции? - запуталась судья Глостер. - Вы купили потому что Бадри попросил? Или потому, что Путин был озабочен?

- Две причины, - отвечает Абрамович. - Первая: Я с Березовским очень ассоциируюсь. Я по сути был его тенью. Поэтому, если бы он не угомонился, то рано или поздно мог пострадать я. И "Сибнефть" тоже. Второе - понимал, что все это может кончится плохо и Бадри. Он и уговаривал купить акции и "тогда Борис успокоится". А когда "Борис успокоится", он опять акции заберет.

- Путин хотел, чтобы акции были отобраны у Березовского и Патаркацишвили? Это так? - спрашивает у Абрамовича адвокат Березовского.
- Слово "отобраны" я не понял. Я заплатил за акции.
- Но Вы же по просьбе Путина купили акции?
- Мне Путин не поручал покупать акции. Он сказал, что "это ваше частное дело", "меня в это не вмешивайте".
- А думал ли Путин, что Вы были связаны с Березовским?
- Да.
- Почему он так думал?
- А это все знали, что я сним связан был. Это очевидная вещь была.

Адвокат Березовского заявил, что после такой покупки акций ОРТ Абрамовичем канал перстал быть независимым.

- Что такое "независимый канал"? - парировал Абрамович. - На ОРТ контрольный пакет - 51% - всегда принадлежал государству, а генереальный директор, какой был, такой и остался. Его между прочим еще Березовский назначил. Я не понимаю, как я должен был демонстрировать независимость канала?

- Но ведь сразу после приобретения акций Вы передали их российскому правительству и канал перестал быть независимым, - заявил адвокат Березовского.

- Я никогда не вмешивался в содержание программ канала. А вот господин Березовский с господином Патаркацишвили работали с журналистами, говорили, что и как надо показывать... Я этим никогда не занимался. Стал бы я вмешиваться в политические программы? Нет. У меня ни времени, ни желания никогда такого не было. Содержание программ меня не интересует. Я этой покупкой просто спасал свой другой бизнес и заодно помогал Березовскому и Бадри. ОРТ меня вообще не интересовал. Я не собирался его покупать.

Речь пошла о других встречах Абрамовича, Патаркацишвили и Березовского после встречи в аэропорту Ле-Бурже.

- Я помню, что это было в Альпах... С Патаркацишвили встречались в Куршавеле... Бадри на лыжах не катался. Он кажется с палочкой тогда ходил... Встречи в Межеве... В Альпах я помню заснеженную площадку...  Но где точно не помню, -рассказывает Абрамович, иногда все же вспоминая названия гостиниц, где происходили встречи.

- Мы из Куршавеля перелетели в Межев на вертолете. Это была специальная встреча... - продолжал вспоминать Абрамович события зимы 2000-2001 гг. Он помнит, что разговаривал в основном с Патаркацишвили, "Березовский говорил меньше". По его словам, на этих неоднократных встречах обсуждалась потенциальная выплата денег Березовскому и Патаркацишвили за "Сибнефть". В итоге договорились о 1,3 миллиардов рублей – это именно та сумма, которую оспаривает в данном процессе Борис Березовский, настаивая: сумма значительно занижена, а его, Березовского, Абрамович вынудил продать свои акции "Сибнефти" по такой цене. Вынудил, воспользовавшись тем, что Березовский оказался в опале и в эмиграции.

"С этой встречи, - Абрамович имел ввиду одну из последних", - я выехал с ощущением, что должен им (Березовскому и Патаркацишвили - В.Ч.) заплатить как минимум миллиард долларов. Они, кажется, тоже были с таким ощущением", но "подробностей" Абрамович не помнит.

- Память у вас какая-то мутная, раз вы не помните подробности этой встречи...- заметил адвокат Березовского. Взяла слово и судья Глостер:
- Это сумма значительно превышает те, которые вы выплачивали им все 5 лет. Неужели Вы не помните подробности такой важной встречи?

Абрамович ответил, что да. увы, не помнит.

"Трудно тогда поверить в Вашу историю, что было все так на самом деле, как вы говорите", - констатировал адвокат Березовского.

- Но это уже мне придется решать, - произнесла Элизабет Глостер и объявила перерыв на 10 минут.

После перерыва Абрамович подтвердил то, что было написано у него в письменных показаниях - встреча была "открытая", "доброжелательная" и "теплая". "Бадри говорил более миролюбиво, чем обычно". Кроме того, что эта встреча состоялась в январе 2001 года, Абрамович ничего не помнит.

Мимоходом снова всплывает трагическая тема "Курска".

- Верно ли, что хотя Вас приглашали на все вечеринки Березовского, начиная с 1996 года, Вас не пригласили на его вечеринку в конце 2001 года? - поинтересовались у Абрамовича адвокаты Березовского.
- Верно.
- Почему ваша дружба так резко оборвалась?
- Это касается вот именно наших взаимоотношений с господином Березовским... Я его на свои дни рождения не приглашал, например. Когда меня звали к нему, тогда я приходил. В 2001 году я действительно не ходил к нему. И даже если бы меня пригласили, я не уверен, что пошел бы...

- Почему, если у Вас были дружеские встречи с Березовским в Ле-Бурже, а потом в Межеве, почему же вдруг ваши отношения с Березовским разорвались и Вы никогда больше не встречались, кроме случайной встречи в Изралие? Какое объяснение?

- Это вопрос природы нашей дружбы. Наша дружба была довольно специфической. Наша дружба строилась на моих выплатах ему. Это не такая дружба - крепкая, мужская, как у меня например, с другими товарищами, с которыми я дружу много лет, несмотря ни на что. А с Березовским наша дружба основывалась на выплатах. Когда он меня приглашал к себе в гости, я приезжал. У нас не было с ним крепкой дружбы. Более того после ситуации с "Курском" я на него начал совершенно иначе смотреть. Для меня это было повортным моментом в наших отношениях. Все понимали, что людей из подлодки достать не могут. Все это понимали. А Березовский занял совершенно бесчестную позицию по отношению к президенту, к президенту, которого надо слушать, чьи рекомендации надо выполнять... С этого момента я к Березовскому стал относитсья иначе. Но с Бадри я долго поддерживал отношения и после этого. Кстати, Березовский порвал отношения не только со мной. И Валентин Юмашев, и Михаил Денисов, и с Авен - все, с кем он начинал, перестали с ним общаться.

Адвокаты Березовского напомнили Абрамовичу про историю с НТВ, про арест Гусинского, про Европейский суд, постановивший, что когда Гусинский находился три дня в тюрьме, его запугивали в целях отчуждения у него акций "Медиа-моста".
- Вы это знаете? - спросили адвокаты Березовского Абрамовича.
- Да, я это слышал...
- И вы также наверное знаете, что министр Лесин в этом предполагаемом запугивании тоже был задейтвован?
- Я должен это подтвердить? Что я должен сказать? Я же не знаю, что там было на самом деле. Я помню, что была история с Гусинским... Но что, за чем следовало, я не помню.

Лесин позже стал членом совета директоров ОРТ? - уточнили у Абрамовича.
- Ну, да. Возможно.
- А верно ли, что Гусинского убедили продать свои интересы по цене, которую выдвинул "Газпром" в обмен на то, что все уголовные обвинения с него будут сняты. Верно, не так ли?
- Из того, что я помню, это верно. Но по памяти могу рассказать эту историю. Гусинский финансировал свою компания на деньги "Газпрома". У него был долг. В какой-то момент он не смог вернуть долг порядка 600 милллионов долларов. И как-то это было использовано и Лесин какое-то отношенеи к этому имел... Я не знаю... Кстати, Березовский тогда выступил и сказал: поскольку НТВ проводит антиправительственную позицию и живет на деньги правительства, то это непозволительно. Так что первоначально он был на стороне правительства, а потом позицию свою поменял.

На вопрос «Вынуждали ли Гусинского продать акции НТВ и угрожали ли ему уголовными преследованиями?», Абрамович ответил несколько туманно - «и да, и нет».

Речь зашла о самом Березовском. Абрамович: "Его слова о том, что я ему "угрожал" - не просто ложь, это такая концентрированная ложь, что ее надо в аптеке под колпаком держать".

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera