Музыканта-антифашиста, обвиняемого в нанесении тяжких телесных повреждений националисту, оставили под стражей, несмотря на отсутствие каких-либо показаний, кроме показаний потерпевшего

Политика

Никита Гиринкорреспондент

Потерпевший Владлен Сумин вспомнил, кто на него напал, спустя год после драки

Обвиняемый Игорь Харченко
Заявитель Владлен Сумин (слева). По центру – лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин

Судья Таганского районного суда Наталья Коновалова удовлетворила ходатайство следователя УВД ЦАО Евгения Быкова о продлении ареста Игоря Харченко. 20-летний антифашист обвиняется в нападении на Владлена Сумина, известного в ультраправой среде под кличкой Аркан. Игорь останется в Бутырском следственном изоляторе, где находится с лета, до 10 января 2012 года.

Драка, в ходе которой Сумин получил тяжкие телесные повреждения, произошла еще 4 июля 2010 года неподалеку от Павелецкого вокзала. По словам Сумина, он и его друг-националист по фамилии Жидоусов подверглись нападению антифашистов. Спустя год Сумин сообщил полиции, что на него напали Игорь Харченко и Денис Солопов. Заявление было сделано вскоре после того, как Солопов получил статус беженца в Голландии. В России Денис обвиняется в организации нападения на Химкинскую администрацию.

Однако с Солоповым у Сумина, похоже, вышел прокол. 4 июля 2010 года Денис находился в Турции, о чем свидетельствуют штампы в его заграничном паспорте. У Игоря Харченко такого железного алиби нет, но в это время он выступал на антифашистском концерте в клубе «1Rock» (сейчас – «P!pl»), расположенном рядом с Павелецким вокзалом, что подтверждается фотографиями с мероприятия. Адвокат Харченко Михаил Трепашкин считает, что это могли бы подтвердить и посетители концерта, изображенные на фотографиях, а также охранники клуба. Однако следствие не потрудилось провести оперативные мероприятия, связанные с установлением местонахождения Игоря в момент драки. Ранее Трепашкину отказали в удовлетворении ходатайства об изъятии записей с видеокамер, установленных возле места драки на Летниковской улице.

По мнению же следствия, Харченко и Солопов являются членами «структурного подразделения экстремистского сообщества» (имеется в виду антифашистское движение), которое «законсперировано под видом объединения молодых людей, проводивших встречи в различных местах» и «обладало признаками сплоченности». Участники этого подразделения, пишет следователь Быков в постановлении о привлечении Харченко в качестве обвиняемого, «обязаны были следовать определенному стилю в одежде, что определяло их отношение к обществу». Согласно этому постановлению, 4 июля 2010 года Харченко и Солопов подбежали к Сумину и Жидоусову с оружием, «сломив тем самым волю к сопротивлению», и избили националистов.

За решеткой в зале суда Харченко казался наивным, но отвечал на вопросы с юмором.

– Игорь Олегович, отводы имеются у вас? – спрашивала судья.

– А что это такое? – искренне интересовался обвиняемый.

– Доверяете суду, защитнику?

– А, защитнику доверяю, а остальным – так…

Судья попросила Трепашкина «поработать с клиентом», но адвокат объяснил, что у него даже нет возможности встретиться с Игорем.

– «Бутырка» переполнена, не пускают адвоката. Очереди, как при «совке» за колбасой, – подтвердил подсудимый.

– Какие-либо ходатайства у вас имеются? – обратилась председательствующая к Харченко.

– На волю хочу, – скромно произнес антифашист.

– Ну, вы как-то оформите это словесно: «Прошу изменить мне меру пресечения…» – улыбалась судья.

– Прошу изменить мне меру пресечения, потому что я, как говорится, законопослушный человек.

Когда следователь Быков объяснил судье, почему он хочет, чтобы Харченко остался под стражей, обвиняемый заявил: «Неправильно он все говорит. Зря он так говорит. Я возражаю очень сильно. Нет никаких доказательств, что я преступник и отношусь к какой-то группировке. Просто это дело на кого-то нужно повесить. Но я надеюсь, у них ничего не выйдет. Потому что справедливость должна быть в этом мире, который загажен несправедливостью. Ну, я могу вам другими словами сказать, но не в суде».

За причинение тяжкого вреда здоровью закон предусматривает до семи лет лишения свободы. Однако, мотивируя ходатайство о продлении ареста, следователь Быков уточнил: это нужно еще и для того, чтобы предъявить Харченко обвинение в новой редакции, со статьей 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды». В данном случае – по отношению к социальной группе «националисты».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera