ПРОЦЕСС ВЕКА || Восьмой день допроса Романа Абрамовича в Высоком суде Лондона (ОНЛАЙН ТРАНСЛЯЦИЯ)

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Заседание началось

- На Вас даваил Кремль, чтобы Вы прекратили отношения с Березовским и Патаркацишвили? - начали допрос Абрамовича адвокаты Березовского.
- Нет. Я такого никогда не говорил. Это не так. Я не чувствовал давления, - сказал ответчик.

- Вы играете в игру, - заявил адвокат истца. - Вы предупредили Березовского об угрозе из Кремля, а сами использовали эту угрозу как рычаг давления для экспоприации активов "Сибнефти". И то, что Вы замаскировали под дружеским предупреждением, было настоящей угрозой.

-Это неправда, - короток Абрамович.

Адвокаты напомнили ответчику, что арестованного партнера Березовского Николая Глушкова в апреле 2001 года обвиняли в попытке побега. По словам Абрамовича, он об этих обвинениях помнил. От этой темы, не раскрутив ее, защита Березовского быстро переходит к другой - поднимавшейся в суде уже бесчисленное количество раз - обсуждению встреч опального и неопального олигархов за рубежом.

"Мы встречались только чтобы деньги обсуждать", - всякий раз замечает Роман Абрамович.

Так, была одна из встреч в Кельне в 2001 году. Березовского на ней не было. Присутствовали Абрамович и Патаркацишвили.
- И последний Вас убедил увеличить сумму за акции "Сибнефти", которую вы собирались им отдать, с 1,3 до 2,5 миллиардов долларов? - поинтересовался адвокат Березовского.
- Я не понял. "2,5 миллиарда долларов" - это ошибка перевода или это на самом деле вопрос так звучал? - с нотками удивления в голосе спросил Абрамович.
- Это вопрос. Патаркацишвили пытался Вас убедить увеличить сумму до 2,5 миллиардов долларов. Верно?
- Нет.
-  А что на самом деле произошло? Вы отказались платить более 1,3 миллиарда долларов?
- Мы 2,5 миллиарда не обсуждали. Мы просто схему платежа на этой встрече обсудили и все. Схему платежа.

- Вы говорили Березовскому и Патаркацишвили, что если они не продадут свои акции Вам, господина Глушова не совободят. Не так ли?
- Не так.
- А Вы знали о серьезных проблемах со здоровьем Глушкова?
- Да. Насколько они серьезные, не знаю. Я не доктор. Но я знаю, что в апреле 2001 года Глушков ночевал и жил в городском госпитале, а не в тюрьме. И потому ему удалось организовать побег...
- Вы знали, что нахождение в тюрьме могло негативно повлиять на его состояние здоровья?
- Даже для самого здорового человека пребывание в тюрьме... Это не санаторий точно.

Кстати, сам господин Глушков сидит в зале суда, естественно в "ложе" Березовского. В суд он приходит каждый день.

Тем временем в ходе допроса Абрамович берет непривычно эмоциональную ноту. «Я не жалею, что я заплатил, - говорит он про те самые 1,3 миллиарда долларов, которые он выплатил Березовскому и Патаркацишвили за их доли в "Сибнефте" и которые теперь и оспаривает Березовский, заявляя, что Абрамович его обманул, выплатив так мало денег. - Слово гордость здесь неправильно наверное, - отмечает Абрамович. - Но я горд собой, что я именно так поступил, выплатил им эту сумму. Очень рад, что заплатил. Я благодарен был ему (Березовскому - В.Ч.). И я должен был ему выплатить что-то, чтобы закончить наши отношения... Я  считал, что да - он имеет право требовать деньги. Но у меня не было никаких юридических обязательств перед ним. "Крыша" не юридические обязательства. Если ты один раз попал, то будешь платить...»

- Господин Абрамович, да Вы выплатили эти 1,3 миллиардов долларов, потому что приобрели доли господина Березовского и господина Патаркацишвили в "Сибнефти", - заявил в ответ адвокат Березовского.
- Я себе свободу приобретал, а не доли Березовского! - резко парировал Абрамович. И несколько раз повторил, что заплатил Березовскому и Патаркацишвили "чистые деньги":  «Не нажитые преступным путем. Это чистые абсолютно деньги. Я отдал им прибыль за торговлю алюминием».

Адвокаты Березовского непреклонны: Абрамович заплатил за прибретение долей бывших партнеров в акциях "Сибнефти".
- Слово "доля" в русском языке очень грубое слово. Это преступники кого-то обокрали и делят между друг другом...  Березовский говорит, что у него была доля в "Сибнефе". Это не так - ему никогда ничего не принадлежало. Да и в переводе (с английского на русский - В.Ч.) это опять же очень грубо звучит - буд-то мы доли делили... Березовский никогда бизнес не вел...

Завели речь о знакомствах и связях Абрамовича с другими людьми. Например, с адвокатом Стивеном Кертисом, который погиб при таинственных обстоятельствах в 2004 году.
- Правильно, что Вы когда-то попросили господина Кертиса сделать Вам гибралтарский паспорт? - спрашивают Абрамовича.
- Нет.
- А британский?
- Я не помню, предлагал он мне паспорт или нет. Возможно. Я помню, что российским гражданам очень трудно было получить визу. Он предлагал свои услуги.

Защита Березовского завела речь о слиянии ЮКОСа и Сибнефти в 2003 году, несостоявшемся по многим причинам.

Абрамовичу в частности процитировали статью в газете "Гардиан" за 1 декабря 2003 года, в которой сообщалось, что в Лондоне состоялась встреча владельца "Челси" и акционеров ЮКОСа по поводу сделки по слиянию ЮКОСа и Сибнефти. Переговоры, похоже, ни к чему не привели, отмечала газета. По ее данным, то ли незадолго до переговоров, то ли после них Абрамович встречался с президентом России Путиным, "чтобы получить его позволение на сделку", тот "был против" и Абрамович отказался от сделки. "Абрамович боялся стать мишенью российских властей властей, мишенью, которой становятся сильные властные олигархи", - писала "Гардиан". - Эксперты считают, что Путин подстегивал развал сделки по слиянию в целях оказания давления на Михаила Ходорковского, своего потенциального политического соперника, который находится в тюрьме".

Опровергать содержание статьи Абрамович, к удивлению, не стал. Он, похоже, воспользовался единственным вопросом от адвокатов Березовского - пересекался ли он, Абрамович, в декабре 2003 года в Лондоне с адвокатом Стивеном Кертисом. Абрамович ответил, что встречался. И адвокаты Березовского, возможно, планируя вернуться к ЮКОСу позже, пошли дальше.

Речь заходит о том, что в начале нулевых Березовский и Патаркацишвили уже не предоставляли "крышу" Абрамовичу в приобретении алюминиевых активов. Владелец Челси в ответ - "да они и никогда не предоставляли".  И пояснил: в ходе беседы в аэропорту Ле-Бурже (расшифровку которой каждый день изучают в суде) он имел ввиду "крышу", за которую приходилось тогда платить его алюминиевому партнеру, а сейчас еще и близкому другу Олегу Дерипаске.

По словам Абрамовича, выплатив бывшим партнерам Березовскому и Патаркацишвили 1,3 миллиардов долларов (по его мнению за крышу, а по их мнению за их доли в Сибнефти), он, Абрамович, понял: "больше платить ничего не должен" - он, наконец, заплатил "за свободу".

Адвокаты Березовского перешли к теме "Абрамович и власть", временным промежутком выбрав 2001 -2002 гг. - после эмиграции Березовского.
- Вы как раз имели тогда большее влияние на власть в России, а не они. Правда ведь?
- Это вопрос о том, были ли у меня знакомые в правительстве России? Были. Влиял ли я на власть? Нет.

Речь об отношении Абрамовича к Бадри Патаркацишвили. Отзывается владелец "Челси" о нем очень часто и почти всегда положительно. А сегодня отозвался даже, например, так: "Бадри всегда был очень убедителен. Меня он всегда мог убедить. Я почти всегда со встреч с ним уезжал с дополнительными расходами".

Зал засмеялся. В том числе и ложа Абрамовича, где сидят наследники и вдова Патаркацишвили - официально третья сторона в данном разбирательстве.

Речь пошла о продаже Абрамовичем своей доли в "Русале" Олегу Дерипаске. Время - 2003 год.

- Правда ли, что летом 2003 года вы договорились с Дерипаской о том, что продадите ему 50% акций за раз, но Дерипаска сказал, что не может, поскольку у него было недостаточно денег и поэтому вы все проценты махом ему не продали? - последовал вопрос адвокатов Березовского.

- Это не так. Может, я все-таки объясню?! - раздраженно сказал Абрамович и стал рассказывать в принципе тоже самое. - Наш совместный бизнес с Олегом, который мы хотели разъединить, состоял из нескольких активов. Олег хотел выкупить у меня сначала только акции в "Русал", а остальные активы - потом. Мы договорились, что сначала он получит 25% "Русала", а потом, когда найдет деньги, получит вторую часть "Русала" за 450 миллионов долларов. У него не было средств, чтобы купить все акции в Русале.

Адвокаты Березовского процитировали письменные показания Дерипаски, которые он дал в другом судебном процессе - по иску против него Михаила Черного, утверждающего, что Дерипаска обманул его в акциях с Русалом.

- Вы считаете, что в своих показаниях Дерипаска говорит правду? - спросили у Абрамовича.
- Олег везде говорит правду. В том числе и в этом суде будет говорить правду.

Таким образом, только из уст Абрамовича пресса теперь получила официальное подтверждение того, что Дерипаска выступать в суде будет наравне с Мамутом, Волошиным и рядом других.

В заседании объявлен часовой обеденный перерыв

Процесс возобновился

Адвокаты Березовского напирают: Абрамович не мог продать Дерипаске сразу 50% своих акций в "Русале" не потому, что у Дерипаски не было денег и он решил выкупать у Абрамовича пакет постепенно - сначала 25% и т.д., а потому что Абрамовичу в "Русале" принадлежало только 25%, а никакие не 50%.

- Это неправда, - заявил владелец "Челси".

- Если Вы утверждаете, что согласились продать Дерипаске не только 25%, но и остальные 25% по определенной и фиксированой цене - 450 миллионов долларов, почему это соглашение не подчинялось юридической документации?

- Я ничего не понял, - прокомментировл постановку вопроса Абрамович.

- Почему это соглашение между вами и Дерипаской не имело юридической силы? - спросила его сама судья Глостер.

- Если бы Олег деньги не нашел к определенному сроку, то акции были бы мои. Он не хотел вписывать в контракт обязательства. Ему было неочевидно, что деньги он найдет.  Риска он не хотел.  Меня же устраивала и такая, и такая позиция: либо остаться с 25% акциями "Русала", либо получить всю сумму.Но то, о чем мы с Олегом договорились, мы сделали. Он заплатил всю сумму в срок.

- То есть если бы он деньги не нашел, вас бы устроило?

- Да, - ответил тот и выразил недоумение, почему защита Березовского проявляет к этому такой интерес.

Березовский тем временем спит. Да и весь зал уже утомился от однообразных вопросов защиты Березовского и однообразных ответов Абрамовича.

"Я наверное в конце этого процесса получу юридическое образование...", - замечает утомившийся Абрамович, ломая голову над очередным вопросом защиты Березовского, которая требует подробностей и деталей о сделке между Абрамовичем и Дерипаской.

Речь заходит о том, что Дерипаска, как основной акционер "Русала" имеет право первым выкупать акции иммитентов, чтобы их не перехватил кто-то другой. "То есть он имеет право первой ночи", - объясняет Абрамович на русском англоязычному адвокату Березовского. Тот приходит в замешательство и некоторое время молчит, затем дает понять, что фраза ему понятна.

Адвокатs Березовского цитиру.т статью в зарубежной прессе - о том, что сделка по "Русалу" приводит в недоумение Москву - инвест-банкиров и аналитиков по металлу. В частности,  что среди акционеров "Русала" сидят и акционеры "Сибнефти". Ответ Абрамовича традиционен: "В этой статье вообще мало правды".

Цитируется следующая похожая статья с критикой по сделке Абрамовича и Дерипаски. "У меня нет комментария на комментарий журналиста, который комментирует слухи", - ответ АБрамовича.
 
Наконец, цитируют Абрамовичу статью Юлии Латыниной, тоже критически разбирающей сделку по "Русалу". "Юлия Латынина - очень известный писатель. Только художественный писатель. И мне кажется, она специалист больше по китайской истории", - отвечает Абрамович.
 
Судья объявляет 10-минутный перерыв.
 
После перерыва адвокаты Березовского интересуются, почему Абрамович не предупредил Патаркацишвили о сделке с Дерипаской - ведь тот оказывал ему помощь в приобретении алюминиевых активов.
 
- Я его предупредил. Я не мог его предупредить. У меня был долг перед ним, - отвечает Абрамович. 
- Он был недоволен вашей сделкой потому, что тем самым вы уходили из алюминия?
- Ну да. Наверное, это так.
- Но сказать, что он на меня рассердился - это неправильно, - добавил ответчик. - В российском бизнесе так принято: если вы кому-то обязаны чем-то в своем бизнесе и если вы совершаете какую-то сделку, вы должны предупредить об этой сделке. Мне кажется, я так поступил. Бадри мог воспринять это иначе.
 
"Вообще мне тогда (в начале 2000-х) казалось, что я все продам. У меня будут только какие-то акции. Не могу сказать, что я решил на пенсию выйти тогда, но хотел меньше уделять внимание бизнесу", - комментирует по ходу допроса Абрамович.
 
Возвращаясь к недовольству Патаркацишвили относительного сделки Абрамовича с Дерипаской, владелец "Челси", снова, как и в предыдущие дни, заметил, что тот терял в больших деньгах - ведь Абрамович, выплачивающий ему и Березовскому определенные суммы за "крышу", теперь уходил из алюминиевого бизнеса. Да и потом, отмечал Абрамович, Патаркацишвили никакого официального отношения к "Русалу" не имел. Абрамович и Дерипаска лишь как-то "на один день или даже на один час" для чего-то оформили часть акций "Русала" на Бадри Патаркацишвили...
 
...И в тысячный раз адвокат Березовского дает понять: Березовский и Патаркацишвили были акционерами не только "Сибнефти", но и "Русала", а значит получали деньги от Абрамовича не за "крышу" и более того - имели право получать дальше. А Абрамович утверждает обратное. И в тысячный раз ни одна из сторон в этом более чем странном споре не может представить суду хотя бы одно документальное доказательство сказанным словам - ни Абрамович, ни Березовский.
 
"Все, что я должен был, я заплатил. Под свое слово", - повторяет и повторяет Абрамович.
 
"У нас были хорошие отношения с Патаркацишвили до самой его смерти. Во всяком случае я так думал...", - так ответил на один из последних вопросов сегодня Абрамович.
 
Затем судья Элизабет Глостер объявила перерыв до завтра.
 
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera