ПРОЦЕСС ВЕКА || В Высоком суде Лондона завершился допрос бывшего руководителя кремлевской администрации Александра Волошина

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

В Высоком суде Лондона в эти минуты дает показания бывший руководитель кремлевской администрации Александр Волошин.

Заняв свидетельское место, Волошин дал присягу - "...показания, которые я буду давать, будут представлять правду, всю правду и ничего кроме правды" и стал отвечать на вопросы адвоката Бориса Березовского Лори Рабиновица.

Рабиновиц просит прочитать Волошина его же письменные показания по этому делу, данные ранее. Тот прочитал. Из показаний следует, что в 1993-1994 гг. Волошин работал с Березовским - был консультантом в автомобильном альянсе, которым руководил Березовский.

В частности, в этой компании он занимался подготовкой документов. Рабиновиц напоминает про некий проект под названием "Авва" - пирамида "по размещению активов", которым занимался в этой компании Волошин.

- Вы конечно не хотите сказать, что, реализуя, этот проект занимались мошенническими схемами?

- Конечно, не хочу. Много разговоров было на эту тему. Но я не считаю, что это так, - ответил Волошин.

Пошли далее. Волошин вспоминает: последний раз встречался с Березовским в конце августа 2000 года.

- В июне-июле этого года Гусинский был арестован,дальше произошла продажа "Медиа-Моста" "Газпрому", правильно я понимаю? - спрашивает адвокат Волошина.

- Вопрос в чем? Прошу прощения, я не понял вопроса, - Волошин.

- Я просто прохожу по событиям лета 2000 года, которые как бы были прелюдией к вашей с Березовским встрече.

- Мне кажется, действительно происходили некие события... - несколько растягивает слова Волошин. - Сейчас уже не помню, произошла ли покупка-продажа акций, о которой вы говорите . Но действительно он (Гусинский - В.Ч.) находился в заключении несколько дней. Это так.

- "Медиа-мосту" принадлежал канал НТВ. Летом 2000 г. НТВ разработало и приняло редакционную политику, которая в целом была критически настроена в адрес президента Владимира Путина. Верно?

Волошин: Мне кажется, НТВ всегда придерживался такого достаточно острого взгляда, был критично настроен ко всему происходящему вокруг и к власти в частности...

- Канал довольно часто критиковал президента Путина и его политику, не так ли?

- В том числе.

Адвокат Рабиновиц напоминает, что Гусинский был арестован 13 июня 2000 года.

- И вот пока он находился в тюрьме, министр массовых коммуникаций Лесин предложил ему: с него снимают уголовные обвинения, если он продаст "Меди-мост" "Газпрому". Вы согласитесь?

Волошин: Не уверен, что это правильно. Не помню такого, чтобы именно в те дни, когда Гусинский находился в заключении, были подписаны документы... У меня такого в памяти нет.

- В то время как Гусинский был в тюрьме, Лесин предоложил ему эту сделку? - повторил вопрос адвокат. - Правильно?

- На мой взгляд, это не так. Это не вытекает из решения Европейского суда (по Гусинскому - В.Ч.), которое вы мне показываете.

Адвокат: А на мой взгляд, это как раз и следует из решения суда. Соглашение, которое Лесин заключил с Гусинским летом 2000 года, называлось протокол №6. Верно ли, что согласно протоколу уголовное дело в отношении Гусинского будет прекращено? Таковы ли были обстоятельства дела?

- Таковы - это каковы? Я не понял вопроса.

Адвокат повторил.

Волошин: Я помню, что много писалось о существовании некоего протокола №6. Я его сам не видел. И, честно говоря, не думаю, что этот протокол был подписан по поручению государства... На самом деле, оказалось так, что Лесин завизировал этот протокол, но он не был его стороной, стороной сделки. Опять же - я не видел этот протокол и сужу только по печати.

Неожиданно вопрос к Волошину появился у судьи Глостер:

- Господин Волошин, Вы участвовали в событиях, связаных с Гусинским?

- К тем, которые сейчас описываются, я никакого отношения не имел. Я с Гусинским встречался и до, и после этого. Но в этих событиях я никакого участия не принимал.

- Включая его задержание, освобождение и продажу акций?

- Именно так, Ваша честь. Я могу дать пояснения того, как ситуация видится мне вообще.

- Давайте позже, - заметил Рабиновиц. - Скажите, Лесин работал в администрации, где и Вы?

- Он когда -то работал в администрации, но за много лет до этого. А тогда он работал в правительстве, а я в администрации. Это два разных органа, они не подчиняются один другому.

- Но вы знали, что с Гусинским произошло?

- Да, я знал что произошло. Это так. К преследованию Гусинского имеет непосредственное отношение  Генпрокуратура.

Рабиновиц:  Я правильно понимаю, что Лесин работу не потерял, вступив в такое соглашение с Гусинским?

Волошин: Он остался, насколько я помню. Я по-прежнему считаю, что он не заключал никакую сделку с Гусинским. Он завизировал некий документ, но он не был никакой стороной сделки.

Рабиновиц: Лесин остался в правительстве и продолжил заниматься разработкой политики правительства в отношении СМИ?

Волошин: Он остался в правительстве.

Адвокат повторил вопрос.

Волошин: Разработкой политики занимается правительство...

Адвокат повторил  вопрос.

Волошин: Его (Лесина - В.Ч.) министерство имело непосредственное отношение к выработке этой политики.

Рабиновиц спрашивает, как арест Гусинского освещался в СМИ.

Волошин: Безусловно, хорошо. Вокруг события были большие информационные волны. Всё обсуждалось. Я, например, могу вспомнить, что Березовский месяца за два-за три до этих летних происшествий выступал публчино и просил Генпрокуратуру, чтобы она расследовала связь Гусинского с чеченскими боевиками и с террористами. Когда же Гусинский оказался в заключении, Березовский оказался единственным из бизнесменов, кто не подписал письмо с просьбой освобождения Гусинского...

- Господин Волошин, я бы Вас просил хорошо слушать вопрос и отвечать, - оборвал его адвокат Рабиновиц и опять спросил, как освещался арест в СМИ.

- Не считаю, что во время заключения Гусинского в тюрьме, его просили продать "Меди-мост" "Газпрому". Не могу согласиться, - говорит Волошин.

Рабиновиц: Но Вы знали, что пока он был в тюрьме он продал "Медиа-Мост"?

Волошин: Это не так. Насколько, я знаю, он продал позже. А не тогда, когда находился в заключении.

От Гусинского и НТВ перешли к теме "Курска", Березовского и ОРТ.

Волошин: Эта трагедия освящалась в СМИ по-разному. В отдельных передачах ОРТ и НТВ действия власти критиковались...

Рабиновиц: Путин публично выразил недовльство тем, как освящается трагедия на ТВ?

Волошин: Я честно говря не помню такого публичного высказывания Путина.

Рабиновиц показывает Волошину выдержки зарубежных СМИ с прямыми цитатами Путина о "дискредитации страны" такими программами.

Волошин: Я прочитал... Источник не вызывает большого доверия. Я могу сказать о собственных воспоминаниях...

Рабиновиц: Давайте тогда другой источник посмотрим. Файненшл-Таймс Вас устраивает?

- Вполне.

Рабиновиц цитирует статью: "Президент Путин обрушился на лиц, которые пытаются создать капитал на трагедии Курска", "Путин обрушился на олигархов".

Волошин: Я думаю, какая-то доля истины в этом есть... Я думаю, у президента Путина был повод для эмоций. Он считал - и я с ним согласен - что Березовский использовал трагедию с "Курском", чтобы нажить себе политический капитал. Путин так думал, и я с этим согласен. Это действительно была трагедия. Только непонятно было, в чем претензии Березовского и ОРТ к власти.  118 людей погибли в один момент. Как выяснилось позже, погибли от взрыва торпеды. А тогда, во время трагедии, казалось, что можно кого-то спасти. Но потом выяснилось, что это были пустые надежды. Спасти нельзя было. А Березовский и управляемые им журналисты сделали на этой трагедии себе капитал и пиар. Думаю, это правда. А Путина реально волнвала ситуация с подлодкой, волновало, как можно было спасти людей, его ЭТО волновало больше, нежели то, что делал тогда Березовский. Не надо преувеличивать его (Березовского - В.Ч.) роль в истории...

Рабиновиц: Но Путину все-таки не нравилось освящение ОРТ этой трагедии...

Волошин: Я уже говорил. Он (Путин - В.Ч.) действительно считал, что Березовский использовал трагедияю, чтобы нажить себе капитал. Путин считал, что ситуация вокруг освящения трагедии необъективна. И я тоже до сих пор придерживаюсь такой же позиции.

Рабиновиц: Объясните, почему именно в конце августа 2000 года Вы вызвали Березовского на встречу с Путиным? Ведь Березовский довольно давно управлял ОРТ. Почему именно тогда?

Волошин: Потому что всему когда-то приходит конец.

Ситуация по поводу аварии на "Курске" была настолько драматична, а позиция управляемых Березовским журналистов была настолько одиозна, что стало очевидно: такое неформальное руководство Березовским каналом ОРТ должно быть прекращено.


Рабиновиц: То есть причиной было то, как освящалась трагедия?

Волошин: Да. Моя цель на встрече с Березовским (встреча проходила за день до встречи Березовского с Путиным - В.Ч.) была одна - объяснить Березовскому, что управление им ОРТ закончилось. Что наступил конец. Я ему об этом и объявил. Вот в этот и был драматизм встречи. Драма была с двух сторон: для нас, что он занимается пиаром на трагедии. Для него - что он потерял игрушку ОРТ. Наша цель состояла в том, чтобы просто его проинформировать - концерт окончен. Об акциях ОРТ речи не шло. Лишь просьба - чтобы он прекратил управлять журналистами. Одним из таких журналистов был господин Доренко, талантливый журналист. Вскоре его передача на канале закрылась. Ничего большего нам не хотелось. Все, что захотели, в итоге сделали - Березовский лишился влияния и собственно не смог это влияние больше вернуть.

Волошин добавляет: "Гендиректора ОРТ г-на Эрнста никто не хотел менять. Он был назначен еще при Березовском. Но он в отличии от Березовского всех устраивал. Он очень татантливый человек. Все, что надо было сделать - избавить г-на Эрнста от влияния Березовского. Цель, повторю, была одна - прекратить влияние на канале Березовского. Аналогичный мессежд был послан всем журналистам, на которых влиял Березовским. В течение недели все было сделано. Эрнсту было сообщено, что он избавлен от какого-либо влияния. Эрнст, могу сказать, был счастлив. Ведь влияние Березовсокго было неформальным. Он звонил журналистам, он звонил Эрнсту. И эти его звонки не были как-то запротоколированы в уставе...".

Рабиновиц: Вы говорили, чтобы Березовский "убирался с ОРТ", иначе окончит как Гусинский - пойдет в тюрьму?

Волошин: Нет.  Я такого не говорил...  Просто трагедия с "Курском" сподвигла нас прекратить влияние Березовского на канале.

Впрочем, по словам Волошина, встречу с Березовским в конце авгсуте 2000 года он помнит плохо. Также не очень хорошо помнит, как освещал трагедию канал НТВ. Но помнит, что не так "драматично", как ОРТ. "На ОРТ было больше драмы". Помнит, что встреча с Березовским по времени заняла "плюс минус полчаса".

Адвокат Березовского упоминает письмо бизнесменов, летом 2000-го года обратившихся к властям с просьбой отпустить Гусинского. То есть то самое письмо, которое по словам Волошина, Березовский не подписывал.

Рабиновиц: А господин Абрамович его также  не подписывал, не так ли?

Волошин: Березовский всегда был крупным общественным деятелем. Его остутствие в письме было ощутимо. А Абрамович никогда не принимал участия в общественных вопросах... Его отстутствие было незаметно.

Переходят к еще одной встрече - на этот раз между Путиным и Березовским, произошедшей вскоре после встречи Волошина и Березовского.

Рабиновиц: Верно ли, что Путин просил на этой встрече, чтобы Березовский отошел от управления каналом?

Волошин: Президент Путин просто еще раз подтвердил то, что я сказал Березовскому на первой вcтрече. Березовский так был расстроен потерей ОРТ, что хотел услышать это лично от президента и просил меня организовать встречу с г-ном Путиным. Я сказал, что обещать встречу не могу, но проинформирую Путина об этом. Я Путину сказал. К моему уливлению, он согласился: "Давай, организуй. Скажу ему лично, что об этом думаю". Встреча произошла. Она была чрезвычайно краткой. Ничего нового не обсуждалось.  Что можно сказать за 5 минут, тем более когда в разговоре участвуют 3 собеседника?! Помню, что беседа была эмоциональной. Президент подтвердил, что Березовский больше не должен влиять на ОРТ и журналисты будут освобождены от его влияния. Вот, все, что обсуждалось. Ничего больше. Ну, если не учитывать разного рода междометия и эмоции... Ситуация настолько была понятна и Березовскому, и Путину, и мне. Предельно понятна. И - как я уже гворил - драматична, но драма у кажого была своя. Не было необходимости разжевывать Березовскому что-то. Просто он был проинформирован о принятом решении. Ему это решение было крайне неприятно. Не могу исключать, что Путин упомянул при встрече конкретно о "Курске". Я уже не помню конкретно сказаного. Но, да, ситуация с "Курском" была для всех очевидна. Было очевидно, что в этой драме, в этой трагедии, когда погибли люди, Березовский использовал для своего пиара, цинично использовал.

Рабиновиц: Но на этой встрече кто-то из Вас упоминал имя Гусинского?

Волошин: Я не думаю, что упоминание Гусинского было уместно. И времени было мало, чтобы его упоминать.

Напомним, Березовский утверждает: что и Волошин на отдельной с ним встрече, и Путин, на последовавшей вскоре угрожали ему, что его может ждать судьба Гусинского, если он откажется передать акции ОРТ государству.

И в качестве доказательства, что такие "угрозы" были, Рабиновиц цитирует письмо Березовского, опубликованное в "Коммерсанте" во время тех событий, где также говорится, о том, что администрации президента, и конкретно Волошин ставили перед ним ультиматумы и использовали угрозы.

Волошин комментирует так: "Березовскому было просто слабо упомянуть самого Путина. И он упомянул меня в этом письме. Это фантазии Березовского (про ультиматум и угрозы - В.Ч.). В том числе, и эти разговоры про акции. Якобы мы требовали передать в правление государству. Вообще Березовский в одном месте говорил, что мы требовали от него акции продать государству, в другом - передать государству. А это разные вещи. В этом письме много небылиц... Психологически я понимаю, почему он это сделал. Я сам это письмо не комментировал. Я вообще непубличный человек. Да и нам надо было тогда вдвое увеличивать штат в администрации, если бы мы комментировали все заявления, высказывания и обвинения Березовсокго в наш адрес. Мы бы за ним не угнались. Тем более что каждый раз он говорил разное. Плюс 2000-й год у нас в России вообще выдался драматичным помимо Березовского. Взрыв в метро, потом "Курск" - 118 человек погибло, потом сгорела останкинская телбашная... У какой-то момент казалось, что все рушится... Наряду с этим мы старались провести политические реформы, продвинуть экономические законы. Продвигали новое налоговое законодательство... Так что нам было, чем заниматься, помимо Березовского. Не было никаких угроз, никаких ультиматомов в его адрес. И вообще знаете, если быть совсем честным, мы поступили с Березовским вежливо: можно было просто сказать персоналу и журналистам канала не слушаться Березовского и его указаний. Но им бы было неудобно. Странным образом после встреч (с Волошиным и Путиным - В.Ч.) Березовский перестал звонить журналистам и руководству канала. И я Вас уверяю, журналисты счастливы были избавиться от этого влияния. А те, кто были несчастливы, например, как тот же самый господин Доренко - то его передача была закрыта. Вот и все.

Волошина спрашивают по поводу Абрамовича - не его ли, мол, кремлевская администрация, выбрала посредником в сделке по продаже Березовским 49% акций ОРТ (Березовский, напомним, настаивает в иске: Абрамович, купивший у него акции дешевле, чем они стоили на самом деле, делал все по просьбе Кремля. В том числе и угрожал ему, Березовскому, так же как Волошин и Путин).

Волошин: Посредником Абрамович не был.

По словам Волошина, никто тогда не брал в заложники и ближайшего партнера Березовского по компании "Аэрофлот" Николая Глушкова. Более того - Абрамович очень переживал за оказавшегося под арестом Глушкова и беспокоился за состояние его здоровья.

По словам Волошина, он встречался с Абрамовичем 7 декабря, когда арестовали Глушкова. "Я эмоции помню,которые сопровождали эту встречу, - говорит свидетель. - Абрамович переживал и за и господина Красненкера, который также проходил по этому делу".

Рабиновиц: Неужели Вы помните события 11-летней давности?

Волошин:  Помню. Во-первых, я сам лично знал Глушкова. Не очень хорошо. Но знал. Во-вторых, он был арестован по значимому громкому делу. В третьих - этот арест затрагивал Абрамовича, который был моим другом. Поэтому у меня было много поводов запомнить это событие.

Рабиновиц: То есть арест Гусинского Вы плохо помните, как Вы говорите, а арест Глушкова хорошо?

Волошин: С Глушковым у меня были общие друзья. А с Гусинским - нет. Я помню его арест, но не помню день ареста. В день его ареста я ни с кем не встречался, а в день ареста Глушкова - встречался. С Абрамовичем, и господином Красненкером.

Еще Волошин хорошо запомнил вечеринку, состоявшуюся в доме предпринимателя Мамута через два дня после ареста Глушкова - 9 декабря 2000 года. О вечеринке напомнил адвокат Березовского и даже перечислил фамилии тех, кто там был.

Рабиновиц: Там был Абрамович... Касьянов... Валентин Юмашев... Татьяна Дъяченко...

Волошин: Да, было такое...

Рабиновиц: Березовский говорит, что на встречу с ним в Антибе Абрамович приехал по вашей просьбе и просил продать акции ОРТ. Согласны ли Вы с этим?

Волошин: Абсолютно нет.

На этом допрос бывшего главы российской кремлевской администрации в суде Лондона был завершен.

В настоящее время в заседании объявлен часовой обеденный перерыв.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera