ПРОЦЕСС ВЕКА || В Высоком суде Лондона продолжается допрос свидетелей со стороны Абрамовича

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Защита Бориса Березовского начала с приостановленного накануне допроса заместителя Романа Абрамовича по финансам Ирины Панченко.

Сегодня коснулись темы продажи Абрамовичем акций "Русала" Дерипаске. Панченко, помимо всего прочего отвечавшая за финансы и в этой компании, рассказала то же, что и ранее Абрамович - ему принадлежало 25% акций "Русала". Правда, условий сделки она не помнит, поскольку юридическими вопрсами она не занималась, ими занимался бывший вице-президент "Сибнефти", партнер Абрамовича Евгений Швидлер.

Последний днем ранее, выступая свидетелем, сказал то же, что все девять дней говорил в суде сам Абрамович - что Березовский и Патаркацишвили не были в числе партнеров или сторон сделок - как по "Русалу", так по "Сибнефти".  Швидлер настаивал, что Абрамович был единоличным владельцем акций. Березовский, напомним, утверждает обратное. Впрочем, ни Березовский, ни Швидлер, ни Абрамович - никто из участников данного спора - не ссылается на какие-либо официальные документы, подтверждающие их правоту.

Кстати, бывший вице-президент "Сибнефти" Швидлер еще заявил, что у него самого не было доли в "Сибнефти", он был лишь управляющим. Взамен Абрамович обеспечивал ему высокий уровень жизни: «Около 5-6 лет Абрамович оплачивал мой стиль жизни и некоторых других менеджеров. Он платил за мой отдых, за поездки на яхтах, в 1998 г. он подарил нам с женой дом».

А один из свидетелей - бывший сотрудник Абрамовича Сергей Капков, ныне возглавляющий департамент культуры Москвы, похвастался английскому суду, что Абрамович как-то подарил ему дорогие часы, чему он был "очень рад". Показания Капкова были аналогичны показаниям Швидлера...

В общем, все свидетели со стороны владельца "Челси" подтверждают все доводы Абрамовича относительно данного спора. Все свидетели считают себя "доверенными лицами", "друзьями", "союзниками" и "единомышленниками". Впрочем, у Бориса Березовского свидетели были такие же...

В настоящее показания в суде дает свидетель бухгалтер в компаниях Абрамовича госпожа Гончарова.

Гончарова вела учет платежей в трейдинговых компаниях Абрамовича. Проходили через нее, по ее словам, и платежи в адрес Березовского (деньги, как заявлял ранее сам Абрамович, платились за "крышу"). "Платежи первоначально были крупными, потом я как-то привыкла", - сказала Гончарова, отметив, что в компьютере ничего не фиксировала, а "для себя и для Абрамовича вела книжку, в какую дату и сколько платежей мы осущетствили и сколько денег отдали наличными".

- Почему вы не вели компьютерный учет по сумма, которые составляли миллионы долларов? - недоумевал адвокат Березовского.

- Потому что если бы мне изначально сказали это делать, я бы стала делать так, создала бы табличку и фиксировала все там. А так Роман Аркадьевич мне давал платежные требования на оплату, там указывалась цель платежа и я осуществляла платежи через трейдинговые компании, официально через банк.

Адвокат Березовского не понял, что значит слово "цель платежа". Свидетель объяснила так:

- Ну, вот как правило за программы ОРТ мы платили третьему лицу - как правило, телекомпании "ВИД".  Это и называлось "назначение", цель платежа. Или мы платили за ОРТ Мосэнерго - за электроэнергию... Или "Логовазу".

По словам Гончаровой, отчетность по операциям была простая - ей присылали платежки. Впрочем, иногда были устные просьбы заплатить за что-то от Бадри Патаркацишвили.

По словам Гончаровой, после обысков в "Сибнефти" в 1999 году, "проведенных по делу Березовского", она стала избавляться от каких-либо бумажных копий документов, в которых "уже не было необходимости". "Я спросила Романа Аркадьевича про часть копий, он сказал, что ему эти документы не нужны. Я решила, что часть копий - платежек, реестров, - могу уничтожить. Не было никакой необходимости держать их у себя".

- А какой мысл уничтожать копии, если оригиналы где-то еще остались?

- Оригиналы остались в трейдинговых компаниях. А смысл был в том, чтобы избавить от копий мой кабинет.

Защита Березовского отметила, что оригиналов на сегодняшний день нет и никто не может подтвердить, что в адрес Березовского и Патаркацишвили были сделаны платежи.

- Я знала, что в трейдинговых компаниях где-то оригиналы есть. Я не считала, что копии мне нужны, что мы когда-нибудь пойдем в суд.

Почему г-жа Гончарова или юристы Абрамовича специально для данного процесса не затребовали эти оригиналы у трейдинговых компаний, - осталось непонятно.

Более того - Гончарова рассказала, что позже даже уничтожила "бумажку", на которую в свое время на всякий случай переписала суммы платежей, переводившихся Березовскому и Патаркацишвили. "Это на случай, если Роман Аркадьевич меня попросит напомнить ему... Я просто для себя на одном листочке бумажки написала "Итого по году...". Я уничтожила, потому что не было никакой деловой необходимости в нем...".

При этом Гончарова "отчетливо" помнит, что, например за 1995 год Березовскому и Патаркацишвили было заплачено 30 миллионов долларов.

Сумму я помню как сейчас - отчетливо". Но еще раз повторила, что уничтожила все.

- В результате у нас нет никакой документации, - констатировал адвокат.

- Это так, но... - и свидетельница еще раз повторила, что никакой "деловой необходимости в этих бумагах не было".

Гончарова по памяти также рассказывает, что она сама ездила в "Логоваз" и отвозила наличные, либо "водители от Бадри Шалвовича (Патаркацишвили - В.Ч.) приезжали, либо мы отвозили в Останкино эти деньги...". В какой-то из месяцев 1995 года, по ее словам, "Абрамович попросил меня собрать 5 миллионов наличных денег. Для нас это было нечто нереальное... ".

Адвокаты Березовского обвиняют Гончарову в том, что ее показания "были подогнаны" ею под показания Абрамовича.

- Это не так, - отвечала свидетель. - У меня есть, например, прекрасные воспоминания о том, как  я привозила первую сумму наличными в офис "Логоваза" - 1 миллион долларов. Я прекрасно помню, как я вошла "Логоваз" с тяжелой сумкой. Ее реально было очень тяжело нести. Меня встретил помощник Березовского Иван, сказал, что возьмет сумку, я сказал, что передам все сама именно Борису Абрамовичу. Мы пошли с Иваном в кабинет к Березовскому. Он разговаривал с кем-то по телефону. Ему, видимо, не понравилось, что мы вошли. Когда он окончил говорить, он швырнул телефоном в своего помощника... Я представилась. Вручила Березовскому сумку и ушла."

По словам Гончаровой, в памяти этот день у нее запечатлился сильно: "Для меня это было что-то из области фантастики. Во-первых, я такую сумму никогда не видела. Во-вторых, когда я увидела Березовского... У меня сложилось в неприятное впечатление".

- И Вы с миллионом долларов шли по московским улицам с этой сумкой в офис "Логоваза"? - спросила у свидетельницы судья Элизабет Глостер.

- Нет, конечно. Я еще не похожа на сумасшедшую и в то время похожа не была. У нас была офисная машина, была охрана.

Далее бухгалтер сообщила то же, что уже сообщал суду Абрамович: за 1996 год Березовскому и Патаркацишвили было выплачено 86 миллионов долларов, в последующие годы - по 50 миллионов долларов, а в 2000 -м опять "очень много было уплачено безналичных" - "в районе 70-80-ти миллионов".

"Когда был создан ОРТ, мы много платежей проводили через ОРТ. Мы оплачивали программы, эфирное время, покупали вечно какое-то оборудование: материалы, телескоп какой-то, камеры для ведущих журналистов. В том числе, еще был Доренко, Познер, Невзоров - ему постоянно платили деньги (видимо, имеется ввиду гонорары - В.Ч.), платили фонду "Логоваза" "Триумф".

- Я вам вот что скажу, - остановил ее адвокат Березовского. - Без документов, ваши воспоминания о суммах могут быть довольно смутными.

- Они могут быть смутными. Но в общем нет. Я очень хорошо это помню. Мы покупали для семьи Березовского машины, Екатерине (дочере - В.Ч.) купили "Вольво", Галине (бывшей жене - В.Ч.)- БМВ... Я даже помню водителя Иванова, который ко мне приходил и я ему выплачивала зарплату... Я еще помню, мы оплачивали отдых Березовского в Испании с семьей - в районе 140 тысяч долларов.

Супруги Березовские засмеялись.

- В 1997 году мы оплачивали его круиз - 150 тысяч долларов... Мы также снимали для Березовского квартиру на улице Рылеева в Москве. Я помню, потому что я на свое имя ее снимала. Около года снимала...

- Госпожа Гончарова, - вновь остановил ее адвокат Березовского, - поскольку нет никаких документов, вы сейчас не можете вспомнить даты, в которые эти платежи проходили...

- Но, то что платежи были в таком-то и таком-то месяце, я точно помню. Большие платежи я помню очень хорошо, - и Гончарова рассказывала про дачу в "Соснах" и "Жуковке", про охрану и про многое другое, чем пользовался Березовский и его близкие и за что платил Абрамович .

"Так было на протяжении многих лет", - отмечала бухгалтер Абрамовича.

- Спасибо большое. У меня больше вопросов нет, - в какой-то момент сказал ей защитник Березовского. После ряда вопросов защиты Абрамовича свидетельницу отпустили.

 

Допрашивают следующего свидетеля - госпожу Худык. Она отвечала и отвечает за документооборот в компаниях Абрамовича, в том числе в его нынешней компании - "Милхаус".  Защита Березовского просит ее комментировать те или иные документы по сделкам, как правило, переписку Худык по электронной почте с юристами компаний Абрамовича. Суть показаний Худык - о сути сделок информацией она сама особо не владеет.
 
Изучают соглашение с Латвийским торговым банком об открытии счета. Именно через этот банк, как ранее сказал сам Абрамович, в 2000-2001 гг. он поэтапно перечислял те самые 1,3 миллиарда долларов Березовскому и Патаркацишвили за "крышу" и "свободу", чтобы "окончательно разорвать отношения". Допрашиваемая сотрудница Аабрамовича Худык готовила эти платежные документы для банка. Защита Березовского указывает ей на то, что та датировала документы задним числом.
 
- Да, я это сделала, - отвечала Худык. - Я не была в восторге от того, что я сделала. Прежде всего, потому что я вводила в заблуждение банк, с которым у нас было очень хорошие отношения. Но у меня не было выбора. Мне нужен был документ. Я не могла принести в банк просто платежку на 1,3 миллиарда. Банк бы не понял. Мы не могли выплатить все одной суммой... 
 
По ее словам, сумма должна была быть оформлена как выплата дивидендов, схему это "придумало" ее "руководство". Причем, по документам все выглядело так, что передавались акции, но в итоге акции все равно остались в компании Абрамовича.
 
И еще один свидетель на сегодня - российский банкир Григорьев, в прошлом работал в СБС-банке, ныне - председатель совета директоров банка "Восточный". В марте 2009 года, сообщил он, его свыше 2-х часов допрашивали в Генпрокуратуре России по уголовному делу против Березовского.
 
Информацию была предоставлена следователю "правильная", отметил Григорьев. Защита Березовского тут же указывает свидетелю, что тот "давал российским властям непоследовательные показания".
 
"Дело не закрыто, - в ответ сказал Григорьев. - Доступ к материалам в настоящее время невозможен. К сожалению, когда я читал свой допрос, я увидел там ряд неточностей, даже проявил инициативу и просил следователя Ломанцева их устранить. Но пока не удается, я не оставляю попыток. Просто не уверен, что следователь до сих пор занимается этим делом..."
 
По словам Григорьева, "неточности" заключаются в том, что в протоколе допроса оказалось далеко не все, что он наговорил следователю в течение двух часов. В частности, неточные показания про кредит, выданный в свое время компании Абрамовича "Руником".
 
"Следователь избирательно подошел к той информации, которую он от меня получил. Осталось то, что его интересовало. А то, что его не интересовало - этому он уделил мало внимания", - посетовал Григорьев.
 
Защита Березовского с головой окунулась в анализ неточностей и ошибок в протоколе допроса. Григорьев поясняет и то и дело повторяет: "Моя вина в том, что я не придал этому должного значения с самого начала".
 
В конце концов, судья Глостер решила: пора закругляться. Завтра допрос свидетелей со стороны Абрамовича продолжится...
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera