Верховный суд признал 22-летнего блондина Эдуарда Разнотовского виновным в разбойном нападении, совершенном «рыжеволосым неизвестным», и убийстве, сопряженном с изнасилованием

Политика

Иван Жилинсобкор в Крыму

Основываясь на выбитых показаниях, Верховный суд признал 22-летнего блондина Эдуарда Разнотовского виновным в разбойном нападении, совершенном «рыжеволосым неизвестным» и убийстве, сопряженном с изнасилованием.

В ночь на 22 июня 2009 года двадцатилетний Эдуард Разнотовский находился дома вместе с матерью, братом и своей девушкой. В этот день он вышел из дома только в 10-м часу утра: проводить девушку на собрание.

В 3 часа ночи Наталья Череватенко пошла в гости к бывшему мужу. Недалеко от дома к ней подошел неизвестный, начал провожать ее, а через несколько минут избил и отобрал у женщины серьги и мобильный телефон. В ОВД она дала приметы: рыжеволосый мужчина лет 25, с веснушками, в коричневых штанах и футболке с золотыми буквами. Ни подобной футболки, ни коричневых штанов, ни тем более веснушек у Эдуарда Разнотовского никогда не было. Да и цвет волос у него – русый, летом выгорающий до блондина. Однако следователей из г. Александрова это не смутило и именно Эдуарда назначили виновным.

Дело в том, что на выходе из дома Разнотовский встретил незнакомого мужчину, который предложил ему купить мобильник. Эдуард согласился. Через некоторое время выяснилось, что телефон был краденным. И украли его именно у Натальи Череватенко.

27 июня в подъезде одного из домов г. Александрова нашли убитой 25-летнюю Ирину Абаеву. Ее гибель могла бы стать «висяком», если бы под руку следователям не подвернулся Эдуард. В день убийства он был одним из немногих, кто видел Абаеву и даже больше - имел с ней интимную связь, а потому более удобной кандидатуры для посадки и искать не надо было. Эдуарда задержали через два дня, ему вменили убийство, а через некоторое время добавили к этому обвинению изнасилование. При этом никаких доказательств у следствия фактически не было: ни одорологическая, ни дактилоскопическая экспертизы не подтвердили причастность Разнотовского к преступлению. Зато был один железный аргумент – физическая сила. После продолжительных избиений Эдуард написал все, что от него требовали. Потом он не раз отказывался от этих показаний в судах, утверждая, что оклеветал себя под давлением, но ни один суд не принял эти показания во внимание, хотя избиения подтверждались не только показаниями родственников, но и фотографиями: адвокат Разнотовского Наталья Боганова сфотографировала следы побоев и отнесла их в прокуратуру г. Александрова. В прокуратуре, посмотрев фотографии, лишь громко возмутились: «В СИЗО нельзя фотографировать!»

В ходе следствия по убийству Ирины Абаевой Эдуарду добавили еще одну статью – всплыла история с ограблением Натальи Череватенко. Следователи установили, что купленный Эдуардом у незнакомца телефон принадлежит именно пострадавшей и, не утруждая себя поиском действительно виновных в ограблении, возложили всю вину на Разнотовского. Признательные показания были выбиты все тем же проверенным способом.

Дело передали в суд. Судебные разбирательства Разнотовский фактически проигрывал еще до их начала: показания свидетелей со стороны защиты расценивались, как попытка помочь Эдуарду избежать наказания. Итог – по ст. 162 «Разбой» и по ст. 105 УК РФ «Убийство» - 16 лет лишения свободы.

21 ноября в Верховном суде рассматривалась кассационная жалоба на приговор Владимирского областного суда. Даже здесь еще до начала заседания случилось два нарушения УПК: в телеграмме с приглашением на заседание адвоката Разнотовского Леонида Левакова значилась дата «24 ноября», а самому Эдуарду не дали присутствовать на заседании по средствам прямого телемоста. Объяснялось это отсутствием заявления с его стороны, хотя такое заявление было написано еще после приговора Владимирского облсуда и было указано в кассационной жалобе.

Заседание началось. Первым слово взял адвокат Разнотовского Леонид Леваков.

- Суды над мои подзащитным были пристрастны, - начал он. – Владимирским областным судом были проигнорированы показания свидетелей защиты, а проведенные на месте убийства Абаевой экспертизы не выявили причастности Эдуарда к преступлению. Что касается эпизода с ограблением, то стоит отметить, что Разнотовский вовсе не похож на мужчину, описанного Натальей Череватенко. Вина Эдуарда в содеянном не доказана, а невиновный человек не должен сидеть в тюрьме.

Суд под председательством судьи Магомедова выслушал доводы защиты, потом краткое замечание прокурора и удалился в совещательную комнату. Десяти минут хватило, чтобы принять решение: приговор Владимирского областного суда оставить без изменений.

- Теперь единственная наша надежда – Европейский суд по правам человека, – сказал Леонид Леваков после заседания. – Я уверен, что в Страсбурге по-настоящему разберутся в деле и, в отличие от российских судов, признают, что Эдуард давал признательные показания под страхом новых избиений в СИЗО.

 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera