Хозяйственная машина «Новой газеты» вновь снабдила гуманитарной помощью задержанных в ходе массовых акций

Политика

Михаил БлохинКорреспондент

На этот раз точка назначения была только одна - Спецприемник №1 на Симферопольском бульваре. Именно сюда в течение предыдущих двух дней доставлялись 58 осужденных после митинга на Чистых прудах и Триумфальной площади.

Мы купили 5 радиоприемников, 30 бутылок воды (по 1,5 литра), 50 пачек сигарет, несколько упаковок влажных салфеток, 20 пачек печенья и 58 пар мужских носков, 20 рулонов туалетной бумаги, 20 экземпляров «Новой газеты». Чтобы выразить нашу поддержку, мы даже разложили передачи поровну в 28 фирменных пакетов (по одному на двоих). А радиоприемники, по задумке, должны были оказать по одному в каждой камере.

К изолятору наша группа поддержки прибыла около четырех часов дня. У железных ворот уже стояло порядка пятнадцати человек, в том числе активисты. У многих к одежде были приколоты белые ленточки - символ свободы. Вдоль забора выстроились большие пакеты передач.

- Тут все к заключенным? - спросил я.

- Именно. К политзаключенным, - пошутил один из ожидающих в хвосте очереди. - Мы тут уже 4 часа стоим.

Настроение у собравшихся было бодрое. Даже не смотря на холодную погоду, и длительное ожидание пропуска, порой тянущееся по часу. Пока мы ждали, на свободу вышел еще один из осужденных после митинга на Чистых прудах, Александр Кондрашев. Он не участвовал ни в митинге, ни в шествии, однако загремел в ИВС на трое суток. Мы расспросили его о впечатлениях...

- Теперь точно на митинг пойду - надо понимать, за что отсидел, - с ходу выпалил Саша. - Это был кошмар. Когда поступали все новые и новые осужденные, в камеру пытались засадить больше, чем она вмещала. Притом, что свободные «клетки» были. Когда на второй день к нам пришли общественники с поверкой, всех стали переводить в другие камеры, чтобы казалось, будто тут все по правилам. А потом обратно сводили. Позже народу поубавилось, за счет ухода тех, кому всего одни сутки дали и стало посвободней. Хорошо хоть мне соседи адекватные попались, а некоторые сидели с настоящими зеками.

Саша отбывал строк вместе с активистами Гуковским из «Солидарности», Куркиным из «Другой России», музыкантом Фамировым и другими. Все их в камере было 18 человек.

- В основном говорили о политике, о возможности грядущей революции, - продолжал Саша. - Очень поддерживало понимание того, что, несмотря на многочисленные аресты люди все равно собираются на митинги и продолжают отстаивать свои права. Да к тому же не только по Москве, а уже по всей России. Больше там развлечений нет. Все ждут, что кто-нибудь догадается прислать настольную игру: нарды, домино или шашки. Все что угодно, кроме карт - в них играть тут запрещено.

Нареканий на самих сотрудников ИВС у Саши нет. Говорит, что относились ко всем по-человечески, даже с пониманием. Ругали иногда, что пакеты с едой на полу стоят. Но в камерах почти нет тумбочек, поэтому убрать некуда.

- Особенно после того, как все узнали о том, куда нас направили, - говорит Саша. - Еды стало - хоть отбавляй. Скоропортящиеся продукты, типа колбасы и сыров мы закладывали на улицу, между решеткой и стеклом окна, как в холодильник. Большое спасибо всем, кто позаботился о нас. То чем кормят в тюремной столовке, питаться невозможно. На завтрак жуткая серая каша, непонятно из чего сваренная. На обед - суп, если повезет. На ужин - слипшиеся макароны с безвкусной котлетой.

Сокамерники просили Сашу передать, что заваливать их продуктами пока не стоит. Теперь в приоритете у заключенных газеты, журналы, радиоприемники. В общем, все, что донесет информацию о происходящем тут - по другую сторону решетки. Помимо прочего нужны и средства гигиены:

- зубные щетки (без пасты - ее там много и так),

-тапки (постоянно обувать кроссовки неудобно, да и ноги не устают),

-простыни, одеяла, наволочки (те, что есть сейчас, кажется, не меняли со дня открытия ИВС),

-средства для душа (кончились, почти у всех),

-носки и трусы (в них особенно нуждаются осужденные на 10-15 суток)

-полотенца (выданы, но только старые «вафельные» - других нет)

-влажные салфетки

- И еще неплохо бы принести ловушки от тараканов, - завершил свой список Саша. - Их там просто не меряно. Большие такие мерзкие.

К этому моменту разговора, как раз подошел наш черед нести передачу. Ноги практически окоченели, хотелось поскорее попасть внутрь и отогреться.

- Следующий, - произнес сотрудник ИВС в форме, выпуская предыдущего посетителя. - У вас, что? Продукты и вещи? - заглянул полицейский в один из наших пакетов. - А список передачи и для кого передаете, где?

Честно говоря, давно я не участвовал в подобных мероприятиях и совсем забыл обо всей этой бюрократии. Думал, что досмотр и подсчет проходит внутри изолятора. Но оказалось, бланки надо было просить заранее, и заполнять прямо на улице. Список «претендентов» на гуманитарную помощь у меня был длинный.

- Но у меня тут 58 человек в списке! На каждого отдельно передачу выписывать? - показал я два листа фамилий и имен заключенных.

- Вы на всех привезли? - смягчился полицейский. - Тогда разбейте содержимое на пять пакетов, чтобы в каждую камеру по одному попало, а в назначении напишите пять фамилий на выбор (по одной на каждом бланке).

Пришлось все перебирать заново, а к тому же еще и пересчитывать. Когда мы закончили, стрелка часов давно уже перевалила семь. А хотели поскорее передать все ребятам. Поддержать их боевой дух. У ворот уже никого не было (вся стоявшая позади нас очередь прошла). Полицейский впустил меня внутрь, попросив моих коллег подождать снаружи.

- Вот засадили почти не за что полсотни ребят. Сразу на 15 суток причем, - услышал я разговор двух сотрудников ИВС в «дежурке». - Нет, чтобы на самом деле какого-нибудь отморозка уму разуму поучить. Так нет же - фиг их дождешься, что бы таким количеством привозили.

В прихожей все пакеты я разложил на стол. Проверяющий полицейский пересчитал и сверил со списком их идентичное содержимое. А затем аккуратно поставил их на пол, в следующую очередь - на раздачу.

- У вас на бланках фамилии двух людей, которые в одной камере сидят. Переправьте лучше одного из них на кого-нибудь другого. Чтобы наверняка в каждую камеру попало по одной передаче, - посоветовал мне полицейский.

Исправив, я пошел к выходу.

- Спасибо, - поблагодарил я полицейского за совет. Не всегда встречаешь такую заботу о заключенных активистах.

- Мне-то за что? Это вам спасибо, - почему-то поблагодарил меня он в ответ.

Вышедший на свободу Саша Кондрашев

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera