Минсоцразвития попытается отсудить детей у многодетной мамы из Астрахани, расследовавшей преступления в Разночиновском доме-интернате

Политика

Врач-неонатолог Вера Дробинская, воспитывающая семерых приемных детей с нарушениями развития, вчера сообщила об этом в своем блоге. Публикуем с сокращениями.

 

«В половине шестого вечера к моему дому подъехали инспектор по делам несовершеннолетних нашего района, участковый нашего участка, Язева Оксана Александровна (органы опеки), Емеличева Е.А. (органы опеки), Цибизова (органы опеки, министерство соцразвития и труда), психолог реабилитационного центр без удостоверения, остальные люди вообще не представились… Мы с детьми насчитали пять машин, в том числе две газели, и три легковые машины.

Дали мне прочитать заявление некоей В.А. Зауер, пастора, судя по заявлению, Евангелически-лютеранской церкви, без ее адреса и других данных. Сфотографировать заявление и переписать его мне не дали.

Заявление было датировано 16 января сего года. Там было написано, что я жестоко обращаюсь с детьми, что я их избиваю, что для того, чтобы они молчали, я потом их задариваю «дорогостоящими подарками», что я не кормлю их и не обращаюсь за медицинской помощью… Причем она пишет, что «сама свидетель, что у меня нет для детей полноценного питания», хотя в нашем дома она не была уже несколько лет, а у меня для детей дважды в неделю приходит повар. И еды более чем достаточно.

Должна сказать, в «старые времена» эта пастор работала в райкоме комсомола, поэтому со всей администрацией знакома. Сотрудник опеки Цибизова утверждала, что поскольку «сигнал» поступил от «духовного руководителя»(!), они не могут не верить(!).

Сегодняшним же числом мне показали распоряжение, что с меня временно снимают обязанности опекуна, прекращают выплату денежных средств детям, и передают на попечение опеки и попечительства.

Я спросила, куда они хотят детей забрать. Они сказали — в реабилитационный центр. Я спросила: туда, куда вы забираете детей с улицы? Они сказали, что да, но, якобы, моим детям «приготовили отдельную комнату». Я спросила, почему они не вызвали меня, чтобы опросить? Они сказали, что «не успели», хотя успели же подготовить комнату, напечатать семь распоряжений по числу детей и собрать всю толпу, более 12 человек.

Они отчаянно возражали, чтобы я вела видеозапись… Также они почему-то настаивали, что это неприкосновенность их личной жизни (хотя находились в моем доме), куда пришли, как должностные лица.

Трое сотрудников зашли в дом, в том числе инспектор по делам несовершеннолетних, а остальные (более 10 человек) стояли перед домом. Я разрешила им говорить с детьми, однако дети сами отказывались. В частности, Надя сказала им, что у нее «нет темы для разговора с вами». Надя говорит, что ей сказал этот «психолог» в момент, когда я вышла на улицу, что «мама вам врет и вас нарочно запугивает, а там, куда вы поедете, с вами будут заниматься, и у вас там будут друзья».

…Я говорила, что детей ночью никуда не пущу, что осматривать они их могут у нас дома, я мешать не буду. В их центре детям могут нанести травмы, как физические, так и психические… Короче, я вернулась в дом, чтобы писать «отказ», а там «психолог» врет натуральным образом моим детям, уговаривая их, что приглашает в гости. Я спросила ее: «Вы их К СЕБЕ приглашаете?»

Она молчит.

Я говорю: дети, она вас приглашает в детский дом.

Она возмущенно: вы настраиваете нарочно ваших детей против.

Я: я моим детям не вру, а когда вы их привезете, то они увидят, что вы соврали.

Она молчит.

Я писала отказ, а сотрудники, в том числе Емеличева, жаловались, что спешат домой: «У нас же тоже дети, войдите в наше положение». Честное слово, у меня потемнело в глазах: они хотели за пять минут погрузить всех моих детей, как щенят в собачий ящик, и самим разъехаться по своим домам, так что ли?

Одновременно я написала заявление о заведомо ложном доносе и превышение служебных полномочий и пастора этого, которого органы опеки так уважают, оказывается, и сотрудников, приехавших ко мне. Вручила участковому, он обещал «передать» в дежурку сегодня же и отдать мне талон.

В половине восьмого они уехали, заверив, что будут «решать, что делать», но «детей по дороге из школы домой они не воруют», во всяком случае, «в Астрахани».

…Дети только угомонились, два часа возбужденно пересказывая, как эта «психолог» изворачивалась и лгала, пыталась их заманить в детский дом».

 

Напомним, в феврале прошлого года Вера Дробинская опубликовала в интернете фотографии безымянных могил воспитанников интерната для умственно отсталых детей в селе Разночиновка Астраханской области. Вслед за ней заговорили волонтеры, регулярно посещавшие интернат. Они заявили, что детям систематически не оказывается медицинская помощь, многие дети не получают доступного им образования и реабилитации. Областная прокуратура и следственный комитет провели проверку, но выявили лишь «незначительные нарушения». При этом данные о количестве умерших разошлись — по данным прокуратуры, за десять лет в интернате погибло 34 ребенка, а по данным СК — 41 ребенок. Единственным итогом разночиновской истории стало то, что с распоряжения директора интерната волонтеров перестали пускать к детям. За два месяца после публикации фотографий в дом к Вере пришло восемь комиссий — от органов опеки до СЭС.

Между тем Министерство социального развития и труда Астраханской области на официальном сайте сообщает, что собирается отсудить детей: «Органом опеки и попечительства направлено исковое заявление в Трусовский районный суд г. Астрахани о возврате несовершеннолетних, проинформированы следственные органы и прокуратура. В настоящее время дети незаконно находятся у Дробинской В.О., временно освобожденной от исполнения своих обязанностей».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera