Один из фигурантов дела ЮКОСа, Владимир Переверзин подал жалобу на сотрудников УФСИН

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Основание — руководство исправительной колонии № 5 во Владимирской области, где он сидел, в свое время под давлением вынудило его забрать из суда ходатайство об условно-досрочном освобождении, вчинив взыскания, и более того, заставило забрать из суда жалобу на эти взыскания. Статья, по которой Переверзин хочет привлечь тюремщиков к ответственности - «Злоупотребление должностными полномочиями». Об этом он сам сообщил сегодня на пресс-конференции в Москве в Независимом пресс-центре. «Жалоба будет направлена в Следственный комитет на имя Александра Бастрыкина», - сказал он на соответствующий вопрос «Новой».

По словам Переверзина, на всем протяжении его отсидки – более 7 лет – не только сотрудники ФСИН, но и следователи оказывали на него давление, то требуя показаний на руководство ЮКОСа, то отказывая ему в том самом УДО, видимо, в отместку за выступление в Хамовническом суде летом 2010 года, где Переверзин в качестве свидетеля рассказал, что в обмен на условный срок следствие предлагало ему оговорить Ходорковского – мол, тот давал ему разные незаконные указания.

«Давление было с самого первого дня, - рассказал Переверзин. - Говорили: «Да ты нам не нужен… дай показания на первых лиц». Ведь «от тебя откажется жена», «от тебя откажется сын». Мне  рекомендовали то и дело признать вину, дать признательные показания, показания на «первых лиц». Но я вообще не был знаком с руководством, которое мне в «подельники» записали. Я в ЮКОСе работал лишь до 2002 года, был директором одной из компаний. А в обвинительном заключении моя роль описывалась помимо прочего так: «Способствовал созданию благоприятной обстановки для хищения». Первые месяцы пребывания в тюрьме я вообще не понимал, за что меня взяли… Доказательства такого давления - отсутствие доказательств в моем деле. Они там такого написали... Я семь лет сидел непонятно за что. И они прекрасно понимали, что судят невиновного».

Напомним, бывший заместитель директора дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимир Переверзин был освобожден из мест лишения свободы совсем недавно - 15 февраля этого года. В его уголовном деле, объединенном вместе с делом Малаховского (получил 12 лет), фигурировали те же эпизоды — хищение и отмывание, что и в деле Ходорковского—Лебедева (последних следствие сделало «руководителями ОПГ», отдававшими указания, а Малаховского и Переверзина их «соучастниками»). Осужденный на 11 лет строго режима, он стал одним из первых менеджеров среднего звена компании, оказавшихся на свободе. За решеткой он провел в общей сложности 7 лет и 2 месяца. Выйти раньше срока удалось только благодаря смягчению санкции по статье 174 «легализация».

«Уголовное дело, в рамках которого я был привлечен к уголовной ответственности, являлось политически мотивированным и имело целью уничтожение нефтяной компании ОАО «НК «ЮКОС» и привлечение к уголовной ответственности гр-н Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. - говорится в  жалобе Переверзина в Следственный комитет, поступившей в распоряжении «Новой». - Понимая, что по указанным причинам я не буду освобожден в связи с моим оправданием, по прибытии в колонию <…>, я сразу настроился на соблюдение дисциплины, подчинение сотрудникам исправительно-трудовой системы и работу в колонии для условно-досрочного освобождения. До 2010 года ко мне не было нареканий от администрации колонии».

Более того, по словам Перевзина, в мае2010 года благодаря президентским поправкам, внесенным в УПК, срок его наказания сократился до 8,5 года, а вмененные статьи УК перестали быть особо тяжкими.  В результате он получил право на УДО и был переведен в колонию общего режима во Владимир — ИК-5. Шел на УДО, опасаться чего-либо причин не было: слыл образцово-показательным заключенным. Но ему тут же вчинили дисциплинарное взыскание – за то, что во время санитарной обработки якобы нецензурно обругал другого заключенного.

«Ознакомившись с указанным постановлением, я заявил, что данных действий не совершал. Однако Беликов К.Е. (начальник отряда – прим.ред.) заставил меня расписаться за ознакомление с вынесенным решением, сказав, что, отбывая наказание по такому делу, я могу забыть про условно-досрочное освобождение. <…> ио начальника колонии Новиков М.А. утвердил составленную на меня характеристику, в которой на основании данного взыскания содержался вывод о том, что  я характеризуюсь отрицательно и не встал на путь исправления. <…>. Учитывая то, что суд, рассматривая ходатайство о моем условно-досрочном освобождении при наличии не снятого с меня взыскания, откажет в его удовлетворении, и я повторно смогу обратиться с данным обращением только лишь через полгода, 8 октября 2010 года я вынужден был отозвать поданное ходатайство», - пишет главе СК Переверзин.

Его защита разыскала зэка, которого их подзащитный якобы обругал. Господин Мухин, к тому моменту уже освободившийся, удивился, когда ему сообщили, что у него была стычка с Переверзиным; когда же ему показали якобы написанную им объяснительную запискув администрацию колонии, в которой он жаловался на Переверзина, — удивился еще больше, отметив, что его почерк даже отдаленно не напоминает тот, которым написана «жалоба». Адвокаты отдали текст записки и образцы почеркаМухина на экспертизу. Результат был тот же – эксперт-криминалист в области судебного почерковедения пришел к выводу, что текст и подпись от имени Мухина на объяснительной записке выполнены не Мухиным, а другим лицом.Тоже самое сам Мухин повторил и на заседании в суде, где адвокаты Переверзина пытались отменить взыскание.

«Мухин М.С. пояснил, что изложенные в ней (записке – В.Ч.) обстоятельства не соответствуют действительности, он ее не писал и не подписывал. <…> В декабре 2010 года мой защитник получил от Мухина М.С. письмо, в котором говорилось о том, что указанную выше объяснительную записку составил осужденный Крашанов Н.В. <…> моим защитником был опрошен Крашанов Н.В., который подтвердил то, что по прибытии в колонию ИК-5 у меня с Мухиным М.С. конфликта не было, а объяснительную от имени Мухина М.С. написал лично он по указанию начальника отряда № 2 Беликова К.Е.».

По словам Переверзина, администрация колонии ИК-5, наблюдая за такой активной деятельностью его адвоката, объявила Переверзину вскоре новое взыскание. На этот раз — за «опоздание» на построение отряда после дежурства по кухне. «Вся бригада посудомойщиков, в которой я работал, в составе 7 человек вынужденно опоздала на построение отряда, поскольку соответствующая команда дневальным была до нас доведена умышленно несвоевременно. <…> Начальником ИК-5 все лица, работавшие вместе со мной, и я сам были привлечены к дисциплинарной ответственности. Все заключенным <…> также было дополнительно сказано, что взыскание на них наложено из-за меня. В личной беседе со мной заместитель начальника колонии ИК-5 по оперативной работе Рыбаков А.А. сказал, что своими действиями я ничего не добьюсь, а он организует объявление мне дополнительных наказаний, которые я могу обжаловать, но при этом  условно-досрочно освобожден не буду. Также он потребовал от меня, чтобы я отозвал жалобу по оспариванию взыскания, угрожая организацией расправы со мной с помощью других заключенных. <…> Накануне судебного заседания Октябрьского районного суда г. Владимира по делу об оспаривании наложенного на меня взыскания, в отношении меня в колонии был предпринят очень сильный моральный пресс. <…>От окружающих меня осужденных исходила реальная угроза моей жизни. Не выдержав такого давления, я вынужден был нанести себя несколько ударов лезвием от  станка для бритья по животу для того, чтобы меня увезли из колонии в больницу и тем самым добиться прекращения данного давления на меня. По указанию заместителя начальника колонии ИК-5 по оперативной работе Рыбакова А.А. в медицинском пункте факт поступления меня с телесными повреждениями на животе зафиксирован не был. В этот же день, т.е. 20 января 2011 года, в ходе состоявшейся со мной беседы заместитель начальника колонии ИК-5 по оперативной работе Рыбаков А.А. вновь потребовал от меня отозвать жалобу из суда, сказав, что противном случае обстановка вокруг меня еще больше ухудшится и я буду признан психически невменяемым человеком, склонным к суициду. После этого я вынужден был согласиться с требованием Рыбакова А.А.».

По словам Переверзина, на такие действия сотрудников колонии он и его защита жаловались во ФСИН. В ответ - тишина. И вот выйдя на свободу, Переверзин сегодня собственноручно отнес жалобу в Следственный комитет. «Я попытаюсь привлечь этих людей к ответственности. Это было злоупотребление должностными полномочиями из личной заинтересованности», - подчеркнул он..

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera