В льговской колонии №3 закончилась массовая голодовка

Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Известие о массовой голодовке из ИК-3 города Льгова пришло в понедельник. По словам родственников осужденных, голодала почти вся колония: 1300 человек. Причина неповиновения — недовольство назначением полковника Юрия Бушина начальником колонии.

Мать одного из осужденных сообщила «Новой», что администрация ИК вдруг ограничила размер передачи самых ходовых в колонии продуктов: чая и сигарет. Чая только 400 граммов, а сигарет — пять блоков, хотя согласно закону, количество этих продуктов для передачи не ограничено. Ситуация прояснилась, когда родственникам выдали бланки для заполнения, где вверху стояла фамилия нового начальника колонии — Юрия Бушина. И началась паника.

Когда-то полковник Бушин в течение 7 лет уже возглавлял льговскую колонию. Итогом его «правления» стал бунт. В июне 2005 года 345 человек вскрыли себе вены, еще несколько сотен объявили голодовку (данные о количестве взбунтовавшихся сильно разнились, назывались цифры от 300 до 800 человек).

Прокуратура завела два уголовных дела: одно за превышение должностных полномочий на двух замов Юрия Бушина, второе — за дезорганизацию деятельности исправительного учреждения, в котором обвинили четверых осужденных. И по первому, и по второму делу все обвиняемые были осуждены. Сам Юрий Бушин участия в уголовных делах счастливо избежал, прокуратура даже не посчитала нужным вызвать его в качестве свидетеля. Полковника просто перевели на службу в другую колонию, но с тех пор фамилия Бушина в Курской области стала нарицательной.

Как только стало известно о том, что родственники, около 80 человек, осадили стены колонии, во Льгов экстренно прибыл начальник курского ФСИН Владимир Михайлов. Три дня он лично проводил беседы с родственниками.

«Они разговаривали с нами в резкой, ультимативной форме, — говорит член родительского комитета Таисия*. — А Бушин открыто угрожал вернуть старые порядки». Тем не менее договориться сумели. Ограничения на передачи были сняты, а Владимир Михайлов лично уверил, что санкций за голодовку не будет, на особый контроль ситуацию пообещал взять и прокурор области, также присутствовавший на переговорах. И в среду голодовка была прекращена. Более того, Юрий Бушин подписал протокол с родительским комитетом, состоящим из родственников осужденных, «закрепляющий достигнутые договоренности». Таких официальных реверансов в сторону родственников спецконтингента российские тюрьмы прежде не слыхивали. Хотя сотрудники пресс-службы в подробном отчете об успешном разрешении конфликта на сайте курского ФСИН настаивали, что голодовка была только «желанием дезорганизовать работу колонии».

«Никаких предпосылок для голодовки не было, — заявила «Новой» сотрудница пресс-службы курского ФСИН Юлия Шорина. — Это страх, переросший в панику. Страх, который нагнетали в первую очередь родственники. Что же касается обвинений в адрес Бушина, они беспочвенны: во время бунта 2005 года Бушина даже в колонии не было. Он в то время в Сочи отдыхал».

Действительно, по нашим данным, основной причиной голодовки стал спор между Бушиным и несколькими авторитетами, прибывшими недавно этапом в колонию. После своего назначения Бушин не только начал ужесточать режим, но и пригрозил авторитетам дальнейшей путевкой в Димитровоградскую колонию, известную своими жесткими нравами. В ответ зона заголодала.

Как правило, за любым массовым неповиновением в местах лишения свободы стоят воры в законе. Однако многолетняя практика показывает, что дыма без огня не бывает. Взять хотя бы льговский бунт 2005 года: представители ФСИН всю вину возложили на вора в законе Виктора Панюшина (Витя Пан), мол, с воли права качает. Однако многочисленные комиссии, наводнившие колонию после скандала, подтвердили: зэков били, унижали, жалобы из колонии не уходили, прокуратура проверки не проводила. Более того, тогда возмутилась и курская прокуратура, установив «многочисленные факты нарушений со стороны администрации». Зачастую массовое членовредительство и голодовка единственный способ, позволяющий осужденным выразить свой протест и привлечь внимание к происходящему. Однако скоро эту вольница собираются прикрыть.

Минюст давно лоббирует поправки в УИК о введении уголовной ответственности за «членовредительство» и «отказ от приема пищи», для которых сейчас закон не предусматривает наказания. Директор ФСИН России Александр Реймер лелеет эту «мечту» уже более двух лет, с момента своего назначения. Согласно законопроекту, «массовым» протест будет считаться уже при наличии трех участников, а новые сроки будут получать все участники протеста, при этом степень и тяжесть ответственности каждого во многом будут определять сотрудники ФСИН.

И в день подписания протокола между Бушиным и родительским комитетом реймеровкие поправки прошли в Госдуме первое чтение. Об этом вряд ли знают льговские сидельцы, но в этом свете столь предупредительное поведение руководства курского ФСИН и слова одного из его сотрудников, «пусть голодают, пока есть возможность», приобретают совершенно иной смысл.

* Имя изменено

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera