На «Платформе» прошла дискуссия о новых левых и концерт революционных песен

Политика

Анна РезвыхНовая газета

25 марта в Цехе Белого на Винзаводе в рамках проекта «Платформа» состоялись дискуссия «Новые левые» и «Левый концерт» революционных песен. Не испугавшиеся штормового предупреждения зрители заполнили зал.

В дискуссии участвовали театральный режиссер Константин Богомолов, руководитель отдела культурных программ Немецкого культурного центра им. Гёте в Москве Вольф Иро, главный редактор польского журнала «Диалог» Иоанна Краковска, поэт и левый активист Кирилл Медведев, философ, поэт и искусствовед Кети Чухров, художник и куратор Арсений Жиляев, актер и режиссер Донатас Грудович.

Модераторами дискуссии были театральный критик, шеф-редактор раздела «Театр» портала OpenSpace.ru, главный редактор журнала «Театр», публицист Марина Давыдова, которая и раньше проводила подобные встречи на Платформе, и художественный руководитель «Платформы», режиссер Кирилл Серебренников.

Чтобы начать этот разговор, Кети Чухров попыталась объяснить термин «новые левые». Для многих левое движение – это исключительно критика: критика общества, критика власти, и это естественно, но не совсем верно, необходимо видеть, что стоит за этим. Одна из важнейших идей - идея всеобщего блага, она подразумевает возможность неприватизированного пространства, когда многие элементы общественного производства принадлежат всем членам общества и они по определению «неприватизируемые», как назвала их Кети. Еще одна важная составляющая - вопрос социальной справедливости. Немаловажен утопический контекст эгалитарности. Равенство – то, что объединяет всех самых разных левых, а представления об иерархии и ее неизбежность – объединяет правых. Последние утверждают, что равенство – это миф: стартовые возможности у людей разные, кто-то рождается с талантом, кто-то – без. С левой точки зрения все заложенное в людях одинаковое изначально, человек – открытая книга, все его возможности, способности, представления сформированы в разных жизненных ситуациях. 

Кирилл Медведев дал небольшую историческую справку. Были «старые» левые – крупные массовые рабочие партии: компартии в Европе, лейбористы в Великобритании и т.д., которые представляли классовые интересы. Но партии по определению являются иерархическими структурами, и само это накладывает ограничения на свободы. Вследствие этого находились активисты, которые выходили из партий и пытались организовывать свои структуры: журналы, кружки. Именно так в конце 50-х годов появляются «новые» левые.

Марина Давыдова отметила, что когда закончилась советская власть,  казалось, что главная проблема российского общества - это отсутствие свободы, но выяснилось, что главная проблема - это отсутствие ответственности. Левая идея оказывается плодотворна в тех обществах, в которых живут ответственные люди, и именно поэтому она сильна в Германии, где в метро не ездят зайцами, а политики не погрязли в коррупции. Когда ответственности нет, левые идеи могут быть опасны, возможно, именно поэтому таких идей опасаются у нас.

Существует мнение, что в культурном смысле в России «левые» не прекращались никогда, их движение принимало разные формы, например в постсоветское время это был «Московский акционизм». Тогда Анатолий Осмоловский пытался внедрить идеи 68 года, но это не принималось либеральной интеллигенцией, воспринималось исключительно как хулиганство. Сейчас один из таких примеров - акционизм группы «Война», который принимается, но не несет особой левой теории.

Левая идея оказалась крайне плодотворна для искусства и культуры. Арсений Жиляев согласился с Мариной Давыдовой, что из социально-политической области левая идея переместилась в эстетическое пространство, стала культурным проектом, хотя на самом деле запрос на новых левых является скорее пожеланием, чем реальностью. Виновники здесь – те, кто превратили новых левых в исключительно культурный проект. Левое движение сейчас гламуризировано.

В последние месяцы в России наблюдаются протестные настроения, и при этом происходит эстетизация этого протеста и лозунгов. Арсений рассказал, что он и ряд других профессиональных художников говорят о возможности отказа от искусства и попытке начать действовать в поле реальной политики. Один из подобных мировых примеров – оккупанты Уолл-Стрит: все начиналось с художественной акции, но переросло свой статус и стало реальным событием. В России же радикальные высказывания находятся в поле эстетического и не могут воздействовать на реальные происходящие вещи. Необходимо объединить позицию свободного интеллектуала  и позицию человека, который реально вовлечен в политическую борьбу и готов предпринимать усилия, чтобы эти идеи реально воплощались в жизнь.

Если обратиться к театру, в новой драме в России сейчас встречается исключительно критика власти, а критики общества, идеи о другом обществе – мало или вообще нет.

Иоанна Краковска и Вольф Иро рассказали, что происходит сейчас в польском и немецком театре. А Кирилл Серебренников заметил, что в отличие от России польский и немецкий театры критикуют не только власть, но и общество, мещанство. Художники бросают вызов спокойствию, закостенелости публики и провоцируют, разрушают рамки комфортности. С этой позицией согласился Константин Богомолов, который уверен, что необходимо в театре достигать ощущения дискомфорта, эффекта, когда эскалатор неожиданно остановился, шоры обыденности и предсказуемости спали и есть возможность воспринять что-то новое, то, о чём хочет сказать режиссёр своей постановкой.

Марина Давыдова поставила вопрос, стоит ли ожидать радикализации нового левого движения в наше время, повторения ситуации, сложившейся в 70-ых, когда существовали «красные бригады» и другой левый терроризм. Вероятнее всего такая ситуация не должна повториться, во всяком случае не сейчас. В 70-ые годы это была реакция на закручивание гаек госинститутами. Чем более реакционна власть, тем более радикален протест, пока власти остаются в рамках, опасаться нечего.

После небольшого перерыва начался «Левый концерт». В нем приняли участие Кабаре Безумного Пьеро - коллектив, который давно занимается коллекционированием и исполнением музыкального материала, связанного с кабаре и с левыми революционными песнями, и неожиданно образовавшаяся команда Лобиков-Crew, собранная певцом и композитором Юрой Лобиковым на базе Седьмой студии, для которой это было первое публичное выступление. Гостем концерта стала меццо-сопрано из Нидерландов Анриетта Схенк (Henriette Schenk), которая получила известность как исполнительница произведений Курта Вайля и музыки барокко.

Коллективы поделили площадку: слева Кабаре исполняло ставшие классическими песни немецких авторов на слова Бертольта Брехта и Владимира Маяковского, а справа  Лобиков-Crew представили более современных Егора Летова и Limp Bizkit, разбавив их все тем же Брехтом, Яблочком и песней ангольских борцов за независимость «Volodya». Несмотря на то, что авторы песен разведены во времени, такой коллаж смотрелся гармонично, зачастую даже перекликаясь, как, например, песня на стихи Маяковкого в переводе на немецкий и песня группы Rammstein, рефреном которых является маршевая строчка «Links-Links-Links».

Последним заявленным номером было совместное исполнение Кабаре и Crew песни группы Army of Lovers «Sexual revolution», и именно здесь два этих проекта объединились.

На бис еще одна участница Седьмой студии Мария Поезжаева  исполнила культовую песню Виктора Цоя «Хочу перемен!».

Позитивная энергия, накопившаяся за время проведения дискуссии и концерта, и молодёжная раскрепощённость в финале трансформировались во всеобщие танцы на сцене под песню Боба Марли «Stand Up» в исполнении Александра Горчилина и поздравления Юры Лобикова с днем рождения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera