В Казани блогер, осужденный за клевету в адрес омбудсмена, освобожден от наказания

Политика

Мировой судья судебного участка №9 Советского района Казани Эрнест Муртазин постановил освободить от наказания местного блогера Юрия Егорова, которого ранее приговорили к 6 месяцам условно по уголовному делу о клевете в адрес бывшего Уполномоченного по правам человека в Татарстане Рашита Вагизова и решили уничтожить компьютер «как орудие преступления». Новое решение мировой суд принял в связи с «изменением уголовного закона, устраняющего преступность деяния», то есть в связи с декриминализацией статьи «Клевета» (ранее статья 129 Уголовного кодекса России).

- Юрия Егорова осудили за клевету 9 июня 2011 года, - раскрывает юридические тонкости дела его адвокат, правовой аналитик Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора» Ирина Хрунова. - Приговор вступил в законную силу 18 ноября. Егоров начал считаться условно осужденным. А 7 декабря статью «Клевета» декриминализировали. То есть ее в Уголовном кодексе просто не стало. Дальше было дело времени, чтобы блогера освободили от наказания вследствие декриминализации по решению суда.

- Я по-прежнему не считаю себя виновным, - заявил Юрий Егоров. - На гражданина Вагизова не клеветал. Видимо, не нашлось хорошего следователя или не захотели найти, который вывел бы эту историю на чистую воду. Жалоба в Европейский суд по правам человека по моему делу подана. Уверен, он все расставит на свои места и заставит эту страну уважать свое собственное законодательство. Что касается моего компьютера, который суд постановил уничтожить как орудие преступления, его судьба мне неизвестна. Но считаю эту часть приговора самой глупой в истории мирового правосудия.

Напомним, уволившийся в 2007 году по собственному желанию из Аппарата Уполномоченного блогер был приговорен к шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в полгода за высказывания в интернете о деятельности Вагизова, в частности, сообщение о сомнительной, по его мнению, схеме распределения фонда заработной платы.

Согласно обвинительному заключению, Егоров, «распространяя заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство Вагизова и подрывающие его репутацию», сообщил на одном из форумов, что сотрудники Аппарата Уполномоченного по правам человека в Татарстане «получали положенный им минимум ... в результате образовалась экономия фонда зарплаты от 400 до 600 тысяч рублей за год, которая выписывалась бухгалтеру и завхозу». Между тем, в материалах уголовного дела отражены 11 приказов с февраля по июль 2007 года о премировании старшего специалиста (бухгалтера) Людмилы Фазлиевой и заведующего хозяйством Мусы Зиятдинова на общую сумму 355 тысяч рублей. Каждый из этих приказов помечен буквенной литерой, например, Приказ №145а от 2 июля 2007 (Фазлиевой -15 тысяч рублей, Зиятдинову - 10 тысяч рублей), №146а от 9 июля (Фазлиевой - 30 тысяч, Зиятдинову - 20 тысяч), №146б от 9 июля (Фазлиевой - 20 тысяч, Зиятдинову - 10 тысяч), №148а от 10 июля (Фазлиевой - 20 тысяч, Зиятдинову-10 тысяч). Таким образом, только за 10 дней июля 2007 года, согласно имеющимся в деле приказам, два сотрудника Аппарата Уполномоченного по правам человека в Татарстане были премированы на 135 тысяч рублей. Что касается остальных приказов с февраля по июль, то оплаты по ним (еще 220 тысяч рублей Фазлиевой и Зиятдинову), согласно имеющимся в деле расходным кассовым ордерам и платежным ведомостям, были произведены также лишь в июле 2007 года.

Допрошенный в суде бывший главный бухгалтер Рашита Вагизова - Гульшат Насибуллина сообщила суду, что лично Рашит Вагизов после ее прихода на работу предложил ей реализовывать схему, согласно которой она должна была оформлять на себя премии и отдавать их потом ему. По показаниям Насибуллиной, Вагизов говорил ей, что «и раньше так делали», что у него много расходов по командировкам и он должен возить ученых, которым не может официально платить. Насибуллина сообщила суду, что после того, как она дважды отказалась от реализации такой схемы, Вагизов начал выживать ее с работы, а после увольнения инициировал в отношении нее уголовное преследование.

Напомним, Насибуллина обвинялась в присвоении 58 848 рублей, выявленных при расходовании бюджетных средств в результате проверки Аппарата Уполномоченного по правам человека со стороны Счетной палаты Татарстана. Сам Вагизов утверждал, что якобы после его возвращения из командировки в США в декабре 2007 года Гульшат Насибуллина списала из кассы расходы на поездку на указанную выше сумму. Между тем, эта служебная командировка была полностью оплачена Вагизову посольством США. Защита указывала, что Насибуллина деньги не присваивала, а вручила их под роспись Вагизову. Для проверки был исследован расходно-кассовый ордер, из которого следует, что Рашит Вагизов из бюджетных денег Аппарата Уполномоченного по правам человека получил за поездку в качестве компенсации расходов 59 тысяч рублей. Заключение специально проведенной почерковедческой экспертизы пришло к однозначному выводу - подпись на ордере подлинная и принадлежит Вагизову. Уголовное дело в отношении Гульшат Насибуллиной, интересы которой также представляла Ассоциация АГОРА, было прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Сам Рашит Вагизов сначала в суд приходить отказывался, даже прислал заявление о том, что он находится на лечении за территорией города, и попросил мирового судью рассмотреть уголовное дело в отношении бывшего подчиненного Юрия Егорова без его участия. Однако 15 апреля потерпевший Вагизов был допрошен. Он заявил, что никого не вынуждал увольняться, а вопросы премирования коллег обсуждались совместно. Однако, по словам адвоката Юрия Егорова Ирины Хруновой, с начала процесса до Вагизова успели выступить бывшие сотрудники Аппарата, которые сообщили об обратном и большая часть сообщенных Вагизовым фактов не подтвердилась.

После заявления Вагизова о том, что он назначал премии всем сотрудникам одинаково и каждому по заслугам, а также что согласовывал премии с казначейством, адвокат Хрунова задала два вопроса: «Почему одни сотрудники получали премию в 1,5 тысячи рублей, а другие в 100 тысяч, и какова была процедура согласования премии, чем можно подтвердить слова о казначействе?» Рашит Вагизов ответил, что разница премий, по всей видимости, объяснялась тем, что кто-то из сотрудников недоработал. Кроме того, одну из премий в 100 тысяч рублей получил завхоз, так как у него планировалась свадьба, и «решили выписать ему большую премию». Адвокат подсудимого не понимает, почему нагрузку за свадьбу сотрудника Аппарата должен нести бюджет Татарстана. Что касается согласований премий, бывший Уполномоченный по правам человека в Татарстане заявил, что не помнит, с кем именно согласовывал эти вопросы, и все происходило устно, то есть документально подтвердить свои слова он не сможет.

Адвокат отметила, что на ее вопросы в суде экс-Уполномоченный отвечал нервно, громко выражал свое возмущение, сетовал, что его заставляют вспоминать моменты, которые были очень давно, уточнения называл «дешевыми трюками» и «инсинуациями», напоминал, что много лет проработал прокурором, участвовал в судебных заседаниях на стороне обвинения и поэтому «запутать его не удастся». Также Рашит Вагизов назвал слова блогера и своего бывшего подчиненного Юрия Егорова «сплошной клеветой». В чем конкретно выразилась в интернет-текстах Егорова клевета, Рашит Вагизов пояснить не смог, сославшись на то, что не помнит.

Отдел информации Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera