Несмотря на запрет Европейского суда, российские власти тайно вывезли из страны таджикского бизнесмена, которому на родине грозит расправа

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

45-летний гражданин Таджикистана Низомхон Джураев был задержан российскими властями в августе 2010 года - по запросу Душанбе. На родине бывшего депутата Таджикского парламента и бизнесмена (владел несколькими заводами, комбинатом, фабрикой, автозаправками и т.д.) обвиняют сразу по нескольким статьям: «бандитизм», «уклонение от уплаты налогов», «хищение», «растрата», «отмывание денег», «незаконная приватизация» и - «убийство» в 1999 году заместителя Генерального прокурора республики Толиба Бобоева. Джураев проходит как организатор большой «преступной группировки».

Сам бизнесмен и его адвокаты говорят, что дело против него чисто политическое: до опалы был приближенным к президенту республики Эмомали Рахмону человеком. Окружение президента, по словам Джураева, попросило предпринимателя «поделиться» - переписать на родственника президента один из заводов. Джураев переписал. Говорит, переписал после угроз. Через полгода родственник президента попросил переписать на него еще один завод. На этот раз Джураев отказался. Вскоре на всех объектах его собственности начались массированные проверки, за Джураевым установили наружку и прослушку… В итоге, Джураев выехал из страны. На родине его тут же объявили в международный розыск и возбудили сразу несколько уголовных дел. Судили Джураева заочно, его «сообщников» - более 30 человек - Верховный суд республики в июне 2009 года приговорил на сроки от 10 до 25 лет. Процесс получил название «Исфаринское дело». За решетку отправились два брата Джураева, два экс-депутата городского маджлиса Исфары, бывшие руководители принадлежавших Джураеву заводов, а также - сотрудник согдийского отряда милиции особого назначения и нескольких частных предпринимателей.

Насколько железные доводы у следствия и суда, а также насколько правдива позиция самого Джураева – рассуждать не беремся. Но есть одно обстоятельство, о котором ни суд, ни следствие, ни таджикские власти, требуя экстрадиции Джураева, почему-то не говорили. Дело в том, что в ходе процесса в Верховном суде республики подсудимые заявили, что их под пытками и в отсутствии адвокатов вынуждали давать показания против Джураева. И их признания были отражены в протоколах судебного заседания. Копии свидетельств подсудимых в редакции имеются. Приведем лишь некоторые из них. Подсудимый Одилов Д. : «Причиной оказываемого на меня давления и насильственных действий заключалось в том, чтобы я указал на причастность Джураева Низома к убийству Толиба Бобоева. Однако Джураев Низом к убийству не имел никакого отношения. <…> Меня заставили подписать протокол допроса с неправильно отраженными фактами. В декабре 2007 года, по поручению следователя Очилова, меня облили холодной водой и подвергли пыткам с применением электрического тока». Подсудимый Исмаилов А.: «Когда <…> Мудинов С. и Коров вместе с двумя или тремя лицами отвезли меня в управление, Мудинов бил мою голову об стены. Еще Мудинов и другие в комнате на втором этаже меня мучили электрическим током. Мое тело сжигали сигаретами. <…>». Подсудимый Рахмонов М.: «…меня (…) мучили и подвергали ударам электрического тока». А со слов подсудимого Ахатова М.Б. следует, что после его экстрадиции из России в Таджикистан сотрудники правоохранительных органов изнасиловали его. Цель та же - добиться признательных показаний и показаний против Джураева.

Повторюсь: ни следствие, ни Верховный суд Таджикистана эти свидетельства не смутили. И до сих пор никто из сотрудников правоохранительных органов не только не понес ответственности, но даже не был допрошен…

Когда в августе 2010 года в Москве задержали самого Джураева (в Москву он приехал из Арабских Эмиратов к своей жене, гражданке РФ), Душанбе сразу потребовало его экстрадиции. И его бы экстрадировали, если бы в дело не вмешался Европейский суд. Во-первых, Страсбург уже обладал письменными показаниями осужденных фигурантов «Исфаринского дела» о случаях применения к ним пыток. Во-вторых, ЕСПЧ обладал показаниями свидетелей, которые утверждают: в случае экстрадиции Джураев может просто не дожить до суда. Среди этих свидетелей - бывший сотрудник таджикской прокуратуры и бывший государственный обвинитель по «Исфаринскому делу» Олимов Р.О. Кстати, обвинитель Олимов и генеральный прокурор Таджикистана Бобохонов были единственными из должностных лиц, кто выразил свое несогласие с приговором Верховного суда по «Исфаринскому делу». И сразу же после этого были сняты со своих должностей.

В общем, Европейский суд экстрадицию Джураева запретил, в экстренном порядке постановив: принудительная экстрадиция повлечет нарушение ст. 3 Конвенции - на родине Джураев столкнется с серьезным риском для жизни. Страсбург применил т.н. временную меру - Правило 39, согласно которому власти России не имели права экстрадировать Джураева до окончательного решения ЕСПЧ.

Помимо Европейского суда вмешались в ситуацию Amnesty International иHuman Rights Watch. Эти организации также заявили, что экстрадиция Джураева повлечет нарушение ст.3 Конвенции. В итоге Джураева экстрадировать не стали (решив дождаться окончательного решения Страсбурга), но и на свободу почему-то не выпускали. А когда подошел к концу 18-месячный срок его ареста, и он должен был освободиться, ему предъявили еще одно обвинение – на этот раз в покушении на убийство в Москве некоего таджика (хотя в период инкриминировавшегося покушения Джураев находился на территории Арабских эмиратов) и снова задержали, поместив в СИЗО подмосковного Зеленограда. А спустя месяц – в этот четверг – Джураев исчез. По всей видимости, его все-таки депортировали в Таджикистан. Вот что рассказала «Новой» адвокат Джураева Анна Ставицкая:

- 29 марта мне неофициально сообщили о том, что Джураева освобождают из-под стражи, о чем он настоятельно просил сообщить мне, чтобы я как его адвокат могла присутствовать при освобождении. Я немедленно поехала в Зеленоград, где Джураев находился под стражей. Администрация СИЗО сообщила мне, что Джураев уже освобожден. Меня ознакомили с постановлением заместителя начальника следственного отдела по г. Щелково Московской области Карпова А.Р. об изменении Джураеву меры пресечения на подписку о невыезде. В постановлении было указано, что сведений о его причастности к покушению на убийство не найдено. Кроме того, из постановления следовало, что 29 марта 2012 года Джураеву было предъявлено новое обвинение по ст. 119 УК РФ (угроза убийством). При этом в нарушение закона я не была уведомлена о том, что Джураеву будет предъявлено новое обвинение, в связи с чем была лишена возможности участвовать в следственном действии, что является нарушением права на защиту. После того, как Джураев вышел за пределы изолятора ИЗ-50/12 Зеленограда место нахождение его не известно. Он исчез. Уверена, что все это было тщательно спланировано с тем, чтобы незаконно экстрадировать Джураева в Таджикистан. Думаю, что его похитили и теперь он появится где-нибудь в тюрьме Таджикистана.

Ставицкая сообщила о случившемся в Европейский Суд, ЕСПЧ - уже обязал Правительство РФ до 2 апреля дать комментарии относительно этой ситуации.

«Новая» будет следить за развитием событий.

P.S. Пытаться получить комментарии у следователей Щелковского СО бесполезно – их приемные советуют направлять письменные запросы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera