В день смеха 1 апреля Следственный комитет выступил с удивительным заявлением относительно второго приговора Ходорковскому и Лебедеву

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Некий источник, «знакомый с ситуацией», сообщил, что «в рамках так называемого «большого дела ЮКОСа» следствием получены документы, свидетельствующие о том, что структуры Михаила Ходорковского финансировали общественные организации, представители которых впоследствии вошли в рабочую группу президентского Совета по правам человека, занимавшейся экспертизой второго приговора Ходорковского и Лебедева»

В день смеха 1 апреля Следственный комитет Российской Федерации выступил с удивительным заявлением относительно второго приговора Ходорковскому и Лебедеву – того самого приговора, проверить законность и обоснованность которого как раз до 1 апреля обязал Генпрокуратуру президент Медведев. То ли в конкурирующем с ведомством Чайки СК специально подгадали к этой дате, то ли так совпало, но получилось действительно смешно. Сначала некий источник, «знакомый с ситуацией», сообщил агентству «Интерфакс», что «в рамках так называемого «большого дела ЮКОСа» следствием получены документы, свидетельствующие о том, что структуры Михаила Ходорковского финансировали общественные организации, представители которых впоследствии вошли в рабочую группу президентского Совета по правам человека, занимавшейся экспертизой второго приговора Ходорковского и Лебедева».

Структурой ЮКОСа, финансировавшей опасные, с точки зрения СК, правозащитные организации, была, по словам источника, «Открытая Россия», ну а те, кому она выдавала гранты на не благое дело - «Мемориал», Московская Хельсинкская группа, фонд «Общественный вердикт». «И так далее», - заметил источник и, ссылаясь на полученные «в рамках большого дела ЮКОСа документы», конкретизировал: в 2003-2004 гг. «Открытая Россия» перечислила «в общей сложности свыше 50 миллионов рублей на счета этих организаций». И именно представители последних в 2011 вошли «в состав рабочей группы, занимавшейся экспертизой «дела «ЮКОСа».

В общем – криминал, дал понять источник. Но какой вывод следовало сделать из озвученного им – не пояснил.

Следом и очень быстро в тот же день - 1 апреля - в СМИ вышел официальный представитель СК Владимир Маркин и «подтвердил» информацию «знакомого с ситуацией источника». «В материалах дела «ЮКОСа» платежи, о которых идет речь, действительно фигурируют», - сказал он тому же «Интерфаксу». Но опять же не уточнил, что из всего этого следует.

Очевидно, сообщения СК с намеками на какие-то сомнительные финансовые дела ЮКОСа и правозащитников были очередной и снова неубедительной попыткой (вспомните главу Мосгорсуда, и вовсе заявившую, что тему пересмотра второго дела ЮКОСа следует считать "закрытой") должностных лиц, причастных ко второму приговору, скомпрометировать результаты общественно-правовой экспертизы: мол делали на заказ за деньги. Но «шутка» не удалась.

Первоапрельские сообщения СК выглядели по меньшей мере глупо. Хотя бы потому, что в составе экспертов, анализировавших второй приговор, не было представителей правозащитных организаций, которых когда-то финансировал ЮКОС. Более того – не занимались этой экспертизой и сами члены Совета. Ею занимались приглашенные Советом независимые российские и западные специалисты в области финансов, уголовного, налогового и конституционного права. Эксперты из России, США, Германии и Нидерландов. Среди них: ректор Российской экономический школы Сергей Гуриев, Джеффри Кан (США), Отто Люхтерхандт (ФРГ), зав кафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генпрокуратуры РФ Анатолий Наумов, зав кафедрой предпринимательского права Высшей школы экономики Оксана Олейник, зав кафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии Алексей Прошляков и другие. А Совет (в лице судьи Конституционного суда в отставке Тамары Морщаковой) результаты этой экспертизы лишь систематизировал и передал (в лице главы Совета Михаила Федотова) доклад с результатами президенту. Вот и все. Можно конечно обвинить Совет в предвзятости при выборе экспертов, но до этого СК, слава богу, не дошел и ограничился такими вот смешными намеками про финансовую зависимость Совета от ЮКОСа…

Кстати, что касается «Открытой России», Московской Хельсинской группы, «Мемориала», «Общественного вердикта» и всех тех, кого заподозрил в финансовых связях с ЮКОСом Следственный комитет, то «связь» у них действительно была – только не криминальная, как это хочет подать СК, а как у всех организаций и бизнеса в цивилизованном мире. «Открытая Россия» была гуманитарным проектом ЮКОСа и - да, выдавала гранты правозащитным организациям. Но вот беда – ни Ирина Ясина (возглавлявшая «Открытую Россию»), ни Людмила Алексеева (МХГ), ни Арсений Рогинский («Мемориал»), ни другие общественные деятели, которые годы спустя вошли в президентский Совет, к экспертизе по второму делу ЮКОСа отношения не имеют.

P.S. Результаты работы ведомства Юрия Чайки, которому Дмитрий Медведев до 1 апреля поручил провести анализ законности и обоснованности обвинительных приговоров в отношении 32 человек (в том числе – руководителей ЮКОСа) пока не известны. А ведь 1 апреля уже истекло. Зато свои результаты по ЮКОСу в этот день озвучило ведомство Александра Бастрыкина, хотя никаких поручений глава государства ему на этот счет не давал…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera