Многотысячный молебен в защиту веры и поруганных святынь прошел у храма Христа Спасителя

Политика

Люди начали собираться перед Храмом Христа Спасителя еще с утра. Храм вскоре был заполнен, к 10 двери закрыли, и большинство смотрело трансляцию на больших экранах, установленных на площади. Литургию вел патриарх Кирилл.

Уже к 11 на площади перед храмом собралась многотысячная толпа. Большую часть пришедших составляли немолодые женщины. Среди них совсем терялись немногочисленные националисты и казаки. На общем фоне резко выделялись молодые воцерковленные пары – хорошо одетые, приветливые. О молебне узнали из блогов.

Общее настроение - праздничное. По толпе то и дело прокатывается «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ».

Кажется, что приезжих столько же, сколько и москвичей, если не больше. Многие епархии прислали в Москву автобусы с делегациями верующих. Верующие счастливы. Многие впервые увидели Москву и интересовались у батюшек, можно ли до молебна успеть посмотреть на Красную площадь.

Смешливые сестры милосердия из Нижегородской епархии стайкой ходят по площади. Девушки лет 18, в белых платках с аккуратными красными крестиками на лбу. По очереди фотографируются на фоне храма. Одна, притопывая, напевает Леди Гагу.

 - Селедкина, ну ты вообще! – смеются подруги.

 - Ну не могу, крутится и крутится.

В толпе обсуждают в основном паломничества и святыни.

- И священник ее останавливает и говорит: ты можешь пройти. И отвел ее прямо к мощам.

 - Милостью божьей!

- А я у Пояса Богородицы четыре раза была. И все четыре раза в очереди стояла. И отстояла, дал Бог сил мне. Хотя так еле хожу.

 - Вот у меня ничего кроме веры нет, - строго говорит сухая женщина. -  Ничего кроме Царствия Небесного. И то завидуют, понимаете?

 - Вот в 2005 сюда много мощей привозили – святого Пантелеймона, Георгия Победоносца, Киприана и Устиньи. Пантелеймона-то часто привозят, а Георгия редко совсем. Я тогда в больнице лежала, так сбежала из больницы, чтоб приложиться. И потом уже ночью иду, метро не работает, так меня ребята довезли и денег не взяли. Слава Господу!

Еще – предсказуемо – говорили о телевизоре («пропаганда бесовская, социальное программирование»), компьютерных играх и отсутствующей нравственности молодого поколения.

- У моего внука икона – компьютер, - признавалась бабушка. – Я так ему и сказала, а он смеется. Спаси Господи!

Два приятеля – один в джинсах, другой в подряснике – беседуют об общем знакомом Матвее. Матвей собирается летом поступать в семинарию, но в его успех никто не верит.

 - Я говорю: женись, дебил, Анька тебя уже который год ждет. А он: я хочу в Троице-Сергиевой Лавре петь. Вот соловей нашелся, ты подумай.

 - А Костю помнишь?

 - Еще бы, дылда такая! Ему по колено стихарь, а я в нем ползу. Поступил на философский, работает там же – в морге… Серьезный стал.

Журналистов побаивались. Перед поездкой многих предупредили, что ожидаются провокации.

- А почему у них камера зачехленная? – указывала девочка в платке на телевизионщиков.

 - А если дождь пойдет? – объяснял батюшка. - Она же стоит, как церковь.

 -А сколько стоит церковь? – спрашивала девочка.

 - Миллиона три, - отвечал батюшка, не задумываясь.

 - А монастырь?

 - Ну, миллионов сто для начала.

Многие хотели купить сувениры, но все было закрыто. Женщина пыталась прорваться к церковной лавке, разговаривая по телефону.

 - Четыре! Четыре, я тебя поняла. Четыре Святых Ирины, да. А Татьяну? Татьяну возьмем? Та-тья-ну!

Литургия заканчивалась.

- «Ибо где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди них», - процитировал Евангелие патриарх и продолжил от себя. – А там где тысячи и десятки тысяч, поток огромной энергетической силы поднимается в небо!

И попросил не расходится, потому что через полтора часа начнется «молебен и стояние в защиту веры».

Жарко, присесть негде. Женщины закрывают голову газетками, раскрывают зонтики. Волонтеры разносят по толпе воду – личные бутылочки полиция отбирала при входе.

На экранах тем временем транслируются кадры советской кинохроники – взрывы церквей, куски из антирелигиозных агитационных фильмах. Потом возник Михалков и начал рассказывать о кощунствах. Потом – без звука – несколько секунд выступления Pussy Riot в Храме Христа Спасителя.

Толпа запричитала.

- И главное – не каются! – причитает тетенька средних лет. - Потому что чувствуют стену за собой, силу сатанинскую.

- А вы знаете, что они голыми на Красной площади плясали? Перед мощами Василия Блаженного?

- Я знаю, с чего все это началось, - многозначительно вещает бабушка, оправляя сиреневый платок. - Мне в Дивеево сказали, что проклятие за убиенного царя лежит на четырех поколениях. То есть, я посчитала, проклята моя бабушка, моя мама, я и дети мои. А Пояс Богородицы это проклятье с России снял. Поэтому бесы так и всполошились.

На экране неизвестная женщина рассказывала, что Церковь ожидают трудные времена, и только всеобщая сплоченность и соборность способны спасти веру.

Судя по экранным роликам, РПЦ буквально завтра угрожал разгром и уничтожение.

- Вот всепрощение. Но прощать надо тех, кто тебя обидел, - говорил молодой мужчина. - А если обидели Святыню, Творца? Жизни своей не пощадить, умирать за дело Господне.

- Девиц этих из храма вынести можно. А психа, который иконы рубил в Великом Устюге? – волновалась женщина. - Под топор бросаться, закрывать иконы собой?

- Нужно уметь защищать то, что любишь, - продолжал мужчина. - Наш батюшка в Чечне участвовал, воинствующий такой. Алтарники не так выйдут, он им раз - кулак из рукава показывает. И знаете, такие проповеди, так прямо за душу сильно берет. У него знаете какие духовные чада? В монастыри уходят, в деревни.

В два часа дня начался молебен. Вокруг храма на руках несли изрубленные топором иконы из Устюга, порезанный ножом крест из Невинномысска и принадлежащие ХХС и, видимо, оскверненные Pussy Riot частицы ризы Господней и гвоздь из Креста Господня. Каждый раз, когда камера брала искалеченные иконы крупным планом, толпа начинала креститься. Некоторые плакали.

В 20-минутной речи патриарх вспомнил о прижизненных гонениях на Иисуса Христа, о советских репрессиях против церкви, а затем перешел к нынешним временам. Упомянул, что «среди нас есть предатели в рясах, которые говорят - зачем, мол, собираться здесь на молебен». «Сам факт кощунства, святотатства, издевательство над святым предлагается рассматривать как законное проявление человеческой свободы, как то, что должно защищаться в современном обществе. Вот этот подход даже микроскопические явления превратил в явления огромного масштаба и задел каждого верующего человека. Мы с вами не пришли на митинг. Церковь не проводит митингов. У нас с вами нет никаких плакатов, только хоругви, иконы! Мы пришли, чтобы помолится богу о стране, о народе, чтобы больше никогда ни при каких условиях не был взорван храм Христа Спасителя, не были осквернены наши святыни, не была изолгана наша история, не был извращен наш дух!»

После завершения молебна патриарх объявил, что благословляет «ни при каких обстоятельствах не восстанавливать эти иконы»: «Пусть эти знаки всегда напоминают нам о невидимой брани, который каждый христианин должен вести прежде всего с самим собой, со своими грехами, утверждая мир и правду божию в окружающем нас мире».

По узкому проходу через оцепление люди потянулись к метро. Заполошно искали свои группы, найдя – радовались. Парень из Тулы жаловался приятелю: «Тебе повезло, ты с девчонками ехал. Они медленные такие, в кучке ходят. А я с парнями. И вот где теперь моя группа?» Сестрам милосердия из Нижнего Новгорода батюшка сообщил, что, может быть, удастся пройти в храм, и девчонки, галдя, сыпанули мимо оцепления.

Немолодая женщина свидетельствовала о знамении. Мол, во время молебна белый голубь облетел храм «посолону». Некоторые останавливались послушать. Другие смотрели неодобрительно.

Останавливались поболтать.

- Вот, Киркоров дочурку свою крестил вон в том храме, - рассказывал мужичок жадно слушающим женщинам.

- А как он ее родил-то? Естественным путем? – интересовались женщины.

- Суррогатным. Так вот, туда вся шатобратия приехала, весь шоу-бизнесс. И Милявскую спрашивают журналисты у входа: «Как вы к церкви относитесь»? Она такая: «Сложно отношусь». А потом изнутри кадры показывают – а она уже крестится! Вот так-то! Никуда они не денутся!

- Никуда не денутся, конечно, - убежденно вторила женщина. – К Богу все приходят. Вот хотя бы посмотрите вокруг!

Информационное агентство «Среда» с благословения синоидального отдела РПЦ тем временем проводило соцопрос. Судя по результатам, большинство собравшихся действительно воспринимало историю с Pussy Riot, часами и квартирой патриарха как «начало гонений на Русскую Православную Церковь».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera