Омск. 180 работниц «Инмарко», отстоявшие у проходной предприятия трехдневную забастовку, готовятся в случае неисполнения их требований начать бессрочную

Политика

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Три смены подряд, с 12 по 14 мая, простояли у проходной 180 упаковщиц – укладчиц Омского завода по производству мороженного «Инмарко». О забастовке они десятью днями ранее предупредили работодателей – аутстафинговую компанию Коулмэн, заключившую с ними год с лишним назад  трудовые договоры, после чего, как рассказывают женщины, «упахиваться» они стали больше, а зарабатывать – соответственно меньше.

- До появления Коулмэна – говорит фасовщица Тина – все у нас было нормально – и зарплата, и доплаты за вредность, сверхурочные. А как нас в эту фирму перевели, так пошла обдираловка: оказалось, что не положено нам ничего ни за переработку, ни за то, что дышим тут пропаном и аммиаком, по больничному стали оплачивать только 100 рублей в день.

Коулмэн – партнер мирового холдинга Unilever («Инмарко» вошла в него 4 года назад), выполняющий функции кадрового агентства. Как пояснил «Новой» председатель Омской конфедерации труда (объединение профсоюзов) Василий Старостин, такая форма взаимоотношений между владельцами предприятий и их работниками сейчас весьма распространена – администрации крупных корпораций фактически отдают на откуп посредникам всю «социалку», избавляя себя от юридической и моральной ответственности перед рабочими коллективами. Хозяева производства выделяют новым работодателям фиксированный фонд заработной зарплаты, и те неплохо зарабатывают на «заемном труде» (так переводится на русский понятие «аутстафинг»).

Как правило, отдаются на попечение капиталистов-кадровиков работники самых проблемных участков. Конвейер, где трудятся упаковщицы, которых в апреле прошлого года перевели в Коулмэн сервисез из штата «Инмарко» - это, говорит Старостин, «потовыжималка».  За дневную 11 часовую смену платят женщинам, по их словам, по 650 рублей, за ночную – по 670, а компании идет от завода из расчета по 1100. Из-за той цифры, которую упаковщицы разведали в бухгалтерии (несомненно, она нуждается в уточнении) в коллективе и вспыхнуло возмущение, перешедшее в забастовку.  

Уведомление о ее проведении они подали заблаговременно – 2 мая с.г., тем не менее, представители Unilever и Коулмэн называют акцию незаконной.

– Это не забастовка, а собрание части внештатных работников одной из производственных смен, – заявила корреспонденту ИА «Твой Омск» пресс-секретарь холдинга Екатерина Одинцова – Выдвигаемые ими требования должны обсуждаться на согласительной комиссии, а она, насколько нам известно, сторонами не созывалась. Из чего можно сделать вывод, что речь идет об отсутствии работников на рабочем месте по невыясненным причинам.

Также, по сведениям, пресс-секретаря, подписались под уведомлением только 44% работниц данного производства, в забастовке же, чтоб считать ее таковой, по закону должно участвовать не менее двух третей штатной численности юрлица.

Число реальных ее участниц, однако – в 1.5 раза больше, чем подписавшихся.

Впрочем «Новой» Екатерина Одинцова прокомментировала ситуацию по другому: «Мы в этом споре не выступаем на чьей-либо стороне, но в наших интересах, чтоб он был как можно скорее урегулирован, поскольку начинается период высоких продаж - такой конфликт может обернуться для предприятия значительными потерями: надеемся, что наши партнеры найдут способ быстро его разрешить».

Представители Коулмэн действительно поначалу действовали решительно. Прилетели в Омск из Москвы специалисты по персоналу 14-го мая, наскоро провели переговоры с шестью активистками протестующих, а также их юристом, после чего на проходной были вывешены списки с фамилиями 180 работниц (все, естественно – забастовщицы), которые подлежат увольнению. Но вскоре, по прибытию на завод сотрудников облпрокуратуры, куда обратились бастующие, списки тут же сгинули без следа

Следом за прокурорскими прибыли туда инспекция по труду и конфедерация труда. Елена Старостина - супруга и заместитель Василия предложила «кандидаткам на увольнение», стоящим три дня у заводской проходной, создать независимый профсоюз. Не отходя от нее, провели учредительное собрание профсоюзной организации – вошли в нее все участницы акции, избрали профком.

15-го мая срок объявленный истек и женщины (в подавляющем большинстве молодые – до 35 лет) вернулись к своим рабочим местам. Все требования их, предъявленные работодателям, остаются в силе: повышение заработной платы – как минимум, до 1000 рублей за смену (в месяц у них по норме выходит 15 смен), оплата сверхурочных – вдвое выше обычной, как полагается по трудовому кодексу, доплата за вредность, выплаты по больничным согласно действующему законодательству. Лидеры нового профсоюза готовы к переговорам с представителями Коулмэн, но если до 21 мая не будет создана согласительная комиссия, то забастовка начнется снова – теперь уже не трехдневная, а бессрочная.

Тем временем, как сказал нам Василий Старостин, в Государственной думе прошел второе чтение законопроект о резком ограничении использования заемного труда. Лобби работодателей пытается воспрепятствовать его принятию или хотя бы «смягчить», внося соответствующие поправки, поскольку если он будет принят в первоначальном виде, то, аутстафинговым компаниям, придется, говорит Василий, в России свою деятельность прикрывать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera