Минфин вместе с Тверским судом снова отказал Платону Лебедеву в компенсации за незаконный арест

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Если следовать логике Минфина, бывший глава МФО Менатеп Платон Лебедев, прежде чем требовать с российской казны возмещения морального вреда за незаконное нахождение под стражей (незаконность эту установил Верховный суд РФ), должен был подойти к врачам тюремной больницы (например, к психиатру, если таковой там имеется) и попросить у них справку о том, что он, Лебедев, страдал, страдает и увы, непонятно, до какого времени, будет морально и нравственно страдать, находясь в этой самой тюрьме.

Действие развивалось 16 мая в Тверском райсуде столицы. Самого Лебедева на заседании не было по понятным причинам - он в Вельской колонии отбывает срок, его представляли адвокаты, а выслушивала их равнодушная представительница Минфина и не менее равнодушный судья Евгений Комиссаров. Это было уже не первое заседание такого рода. Итог был тот же самый - в исковых требованиях заключенного отказать. Собственно, ничего другого и не ожидалось, за исключением одного «но». Минфин и Тверской суд изобрели удивительную причину для этого отказа - из российской казны Лебедеву не полагается ни копейки ввиду того, что «документальных подтверждений» понесенных им нравственных страданий он представить не может. То есть если домыслить - на суд адвокатам надо было притащить психоаналитика, который бы проанализировал моральное состояние заключенного и пришел к выводу, что состояние это уже почти 9 лет никуда не годится... 

Лебедев стал требовать с российских властей компенсации не с бухты-барахты. У него и Ходорковского на руках - официальные определения и постановления высшей инстанции страны - Верховного суда, который неоднократно в 2011 году признавал незаконным продление ареста бывшим руководителям ЮКОСа во время второго процесса в Хамовническом суде. То есть ВС называл незаконными действия судьи Данилкина, судей Мосгорсуда и даже главы Мосгорсуда Егоровой, которые напрочь игнорировали те самые «медведевские» поправки в 108 статью УПК о запрете как ареста, так и запрете продления ареста лицам, обвиняющимся в экономических преступлениях. Поправки Данилкин и Мосгорсуд вместе с прокурорскими весь 2010 год скандально «банили», изобретая фразы типа «Ходорковский и Лебедев не являлись предпринимателями», и «добанились» до того, что в какой-то момент Верховный суд вынес предписание лично в адрес г-жи Егоровой с формулировкой «грубое нарушение закона». Выходивший с того заседания прокурор Лахтин, обычно общительный с прессой, впервые не нашелся, что сказать... 

Впрочем, реакции на эти действительно дерзкие в случае с ЮКОСом постановления высшей инстанции страны не было - ни со стороны Егоровой (впоследствии она также легко «забанила» экспертизу по второму делу ЮКОСа), ни со стороны инициировавшего эти поправки в УПК Медведева.

Замолчать уж совсем эту тему не дал Платон Лебедев. Ссылаясь на решения ВС (тот, в частности, признал незаконным арест экс-руководителей ЮКОСа с мая по август и с августа по ноябрь 2010 года), вчинил к Министерству финансов два гражданских иска. И вот судья Тверского суда Евгений Комиссаров, к которому попало дело, во всех исках отказал с формулировкой - нет документальных подтверждений понесенных незаконным арестом «нравственных страданий». И с не менее умилительной формулировкой отклонил заявленный ему же отвод - «в демократическом обществе участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду…». Ну, а представитель Минфина, г-жа Мустафина, читая свою речь из тетрадных листочков, и вовсе запутала всех в том, какова позиция ведомства: то ли Лебедев завысил сумму компенсации, то ли нравственных страданий не понес. Сперва просила объяснить, чем мотивирован размер компенсации (в первом иске Лебедев просил 184 тысяч руб., во втором - в удвоенном размере, так как игнорирование решений ВС продолжилось - 356 тыс). «Извините, сумму заявляете немаленькую...», - отметила дама из министерства. Адвокаты ей пояснили: исходили из компенсационной арифметики Европейского суда. К слову, пять лет назад ЕСПЧ уже признавал незаконным арест Лебедева и российской казне пришлось раскошелиться.

Следующие непонятки дамы из Минфина коснулись тех самых нравственных страданий.

- Вами как бы не доказаны нравственно-физические страдания, которые он понес... – обратилась она к адвокатам. - Степень и характер страданий чем можете подтвердить?

- Судебный акт о незаконности ареста сам по себе основание полагать, что истцу причинен моральный ущерб. Требовать документальных подтверждений страданий смешно. Как можно документально подтвердить нравственные страдания человека?! - спрашивала адвокат Липцер

- Ну... ну, например, медицинскими справками…

- Справками о чем? О том, что он страдает, находясь под стражей?!

- О том, что он обращался за помощью к медикам…  - кажется, сама не знала, что говорит сотрудница Минфина. И подытожила: признание Верховным судом незаконности ареста не может являться основанием для возмещения морального вреда из российской казны, мол, с кого и стоит спрашивать, намекнула она, так это с Данилкина и то - если его вина «будет установлена приговором». И вообще – «причинно-следственная связь» между действиями Данилкина и причиненным Лебедеву нравственными страданиями не установлена.

- Не поняли: Минфин не видит причинно-следственной связи или вообще отрицает наличие каких-либо страданий? - переспросил адвокат Мирошниченко.

- Я как могла, так и ответила. В иске прошу отказать.

Что судья Комиссаров и сделал. Правда, перед этим адвокаты проинформировали его: вопрос игнорирования решений ВС уже является предметом очередной жалобы Лебедева в Страсбург – «Ведь проще решить этот вопрос на уровне Тверского суда».

Но господин Комиссаров опять захотел подняться до уровня Страсбурга…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera