В Хамовническом суде завершен первый день слушаний по делу Pussy Riot (ОНЛАЙН, ВИДЕО)

Политика

Елена КостюченкоОльга Чуракова«Новая газета»

Начался второй день рассмотрения дела Pussy Riot по существу. Председатель — Судья Сырова (ОНЛАЙН) =>


Видео: Анастасия Антипова — «Новая»

С вами была Елена Костюченко. Спасибо. До завтра!

22:17 Девушек проводили в автозак. Находящиеся в это время у входа в Хамовнический суд сторонники Pussy Riot проводили их аплодисментами.

22:00 Девушек заковали в наручники и вывели из зала. Мать Марии Алехиной сотрудники полиции грубо оттолкнули от «аквариума», когда она хотела поговорить с дочерью. Заседания с завтрашнего дня будут начинаться в 10 утра. Адвокаты попросили сделать среду выходным днем, так как у них на этот день назначено рассмотрение других дел. В этом им отказали, перенеся начало на 14:00.

21:53 На сегодня судебное заседание окончено: допрос потерпевших продолжится с утра, также будет рассмотрено ходатайство прокурора об оглашении листов дела в связи с противоречиями в оценке нанесенного морального вреда потерпевшим.

21:47 Цыганюк: «В 7 утра у меня началась смена, в 11 я поднялся в верхний храм, в 11.20 услышал шум и вышел на солею... и увидел скачущих». Прокурор уточняет — кого? Оголяли ли платья части их тел? «Увидел Pussy Riot, не обратил внимания, оголялись ли они. Мне было обидно, в смысле внутреннего душевного состояния, почему, мол, так люди ведут себя в храме!»

Прокурор задает наводящие вопросы об «оттенках моральных страданий». Например, с каким христианским действом можно было сравнить танцы на амвоне. «Они были похожи на бесовские скачки», — отвечает Цыганюк.

21:29 Прокурор устанавливает «степень православности» потерпевшего: спрашивает, соблюдает ли он посты, праздники, исповедуется ли...

21:27 Суд продолжается. Опрашивается алтарник Василий Цыганюк.

21:25 Отвод не полдежит удовлетворению. Судья Сырова зачитала отвод о себе в третьем лице.

20:55 Алёхина теперь сидит в очках — устала, плохо видит. Адвокат потерпевших Павлова — про жалобы на содержание: «Суд не про УФСИН. Наши потерпевшие тоже страдают, не едят, не пьют, да еще и моральные страдания испытывают!»

20:50 Прокурор: «Ходатайства снова необоснованны. Адвокаты подсудимых демонстрируют свою неготовность рассматривать дело по существу и демонстрируют неуважение как к суду, так и к своим подзащитным. Просим суд жестче реагировать на такое поведение — вплоть до применения ст. 258 УПК   — «меры воздейтсвия за нарушение порядка судебного заседания» [Речь об исключении адвоката из процесса — Прим. ред.].

20:43 Полозов: «Наши ходатайства, бОльшая часть наших вопросов попросту снимаются. Никакой причины срочно рассмотреть дело во внеурочное время нет». Алёхина: «Нас поднимают в 5 утра, до 8-ми держат в «стакане» — комнате метр на метр без окон, с запертой дверью. Воздух там не циркулирует. Обратно нас повезут в полвторого ночи. Мы выдержим так несколько дней...»

20:32 Волкова заявляет отвод суду. В связи с обвинительным уклоном процесса, нарушением принципа состязательности сторон, отказом в вызове свидетелей и в установлении свидетелей, невозможности знакомиться с делом и проведения конфиденциальной встречи адвокатов с обвиняемыми, а также в связи с рассмотрением дела в «неурочное время».

20:12 Адвокаты обвиняемых сообщили, что ходят заявить отвод судье Марине Сыровой.

19:53 Истомин: «Я испытсла нравственные страдания. Звучала хула на Господа». Адвокат: «Конкретно?» Истомин: «Срань Господня, Богородица, стань феминисткой!...» Волкова: ««Срань Господня» — это идиоматическое выражение?».

Адвокат потерпевших: «НЕ ОСКОРБЛЯЙТЕ ГОСПОДА В ЗАЛЕ СУДА!». Волкова пытается остановить подсказки адвоката другой стороны — и получает третье предупреждение.

19:52 Волкова — Истомину: «Вы с кем-либо их обвиняемых знакомы? Встречались ранее с Толоконниковой?» Истомин отвечает: «Да. На процессе у Самодурова»

19:49 Адвокат обвиняемых Волкова спрашивает Истомина, участвовал ли он раньше в судебных процессах в какой-либо роли? Судья снимает вопрос как неотносящийся к делу. Волкова: «Он участвовал в процессе над Самодуровым. Это — профессиональный потерпевший!»

19:42 Истомин: «Я хочу их раскаяния и покаяния!» Алёхина: «Вы слышали, как я извинилась?» Истомин: «Как говорил Станиславский, не верю!» Алёхина: «А что нужно, чтобы вы поверили?» Истомин: «Ну, не знаю...»

19:40 Свидетель упоминает «корреспондента «Новой» Лену» [это, видимо, я — Е.К.], которая не снимала, «так как испытывала моральные страдания» [это не так — Е.К.]

19:43 Истомин рассказывает про группу крепких молодых людей, которые мешали охране выводить девушек, что позволило некоторым скрыться.

19:30 Истомин: «Еще я вывел с солеи Алехину». Алёхина задает вопрос: «А я оказывала сопротивление?». Истомин: «Я не помню. Я вообще не злопамятный человек. Православные все такие»

19:27 Истомин: В 11.20 я проходил через металлоискатели. В тот день я впервые пришел в ХХС. Тут к охранникам подбежала женщина с криками о помощи. Я забежал в Храм и увидел перед Царскими вратами на амвоне группу молодых дев в ращноцветных масках с прорезями для глаз... Задирали ноги, что недопустимо. Были оскорбления в адрес Патриарха и Господа нашего Иисуса Христа. Многие люди плакали, у одной женщины стало плохо с сердцем. Я пытался схватить одну их них, но она упала на колени и начала осенять себя крестным знамением, точнее, пародией. Это, кажется, была Толоконникова.

19:10 Вопрос прокурора: «С точки зрения православной веры поведение девушек является греховным деянием?»

19:05 Начался допрос второго потерпевшего Дениса Истомина. Он — активист националистического движения «Народный собор», по случайности оказался в Храме в момент выступления Pussy Riot. Кстати, Истомин уже принимал участие в судебном процессе над выставкой, вызвавшей неоднозначную реакцию в обществе — речь о выставке художников Ерофеева и Самодурова «Запретное искусство». Истомин на процессе был, как и тут, свидетелем. В деле Pussy Riot он из свидетеля стал, как и остальные, потерпевшим.

19:04 Девушки просят перерыв — их не кормили и им нужно в туалет. Судья Сырова сообщает: «Будем сидеть до утра, если потребуется».

18:41 Вопрос Толоконниковой: «Является ли слово «феминистка» грубым?». Потерпевшая: «В Храме? Ну, да».

18:40 Мария Алёхина на вопрос судьи, есть ли вопросы к потерпевшей: «Почти все вопросы уже вами сняты». Самуцевич задает свой: «Является ли произошедшее в Храме грубым уголовным деянием и если да, то почему при входе не висит предупреждение об уголовной ответственности за нарушение внутрицерковных правил?» Судья смеется, но снимает вопрос.

18:31 Адвокаты пытаются уточнить показания потерпевшей. Суд снимает вопросы один за другим. Адвокаты настаивают, судья выносит им замечание с занисением в протокол.

18:27 Адвокат перечисляет фразы из молебна «Богородица, Путина прогони!», просит пояснить потерпевшую, произносились ли они в храме. Сокологорская: «Я не помню. В этот момент я усиленно молилась».

18:25 Снято шесть вопросов адвокатов подряд.

18:24 Адвокаты: — Вы обращались к психологам, врачам [по поводу моральных страданий — Прим. ред.]? Сокологорская: — Я православная верующая. Благодатная энергия Святого Духа в миллион раз сильнее психолога! Адвокат Pussy Riot: — Почему благодатная энергия Святого Духа не исцелила ваши моральные страдания? Судья Сырова: — Снят вопрос!

18:17 Адвокат Полозов пытается выяснить, какими документами регламентируются телодвижения в храмах. Ответ: единственные действия, разрешенные в храме — молитвы и поклоны.

18:06 Судья отказывает в ходатайстве адвоката Волковой.

18:03 Адвокаты просят огласить листы дела по допросу Сокологорской, адвокат потерпевших Лариса Павлова требует не устраивать фарс — «доказательствами является только то, что заявлял прокурор». Прокурор говорит, что по ст. 74 УПК объяснение не является доказательством. Волкова в ответ хочет зачитать ст. 74 — ей отказывают. Адвокаты обвиняемых коллективно настаивают, что сейчас с потерпевшие не давали объяснения, а подвергались допросу, что является принципиальным противоречием. Адвокаты потерпевших стоят насмерть, они ПРОТИВ ОГЛАШЕНИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ ПОКАЗАНИЙ.

17:48 Адвокат Волкова просит потерпевшую рассказать про Символ веры [система основополагающих догматов христианского вероучения — Прим. ред.]. Судья снимает вопрос.

17:46 Сокологорская решила отказаться от материальных претензий к обвиняемым: «Это ниже моего достоинства и будет грязно...»

17:45 Сокологорская: «Ролик сильно отличается [от того, что было в Храме на самом деле — Прим. ред.]. Политических лозунгов в Храме я не слышала, в ролике были слова с упоминанием фамилии президента. Девушки совершали пародию на крестное знамение и преклонение — задом к алтарю, к святым иконам! Люди хватались за сердце. Если бы они могли, они бы зашли и воздействовали — даже на части разорвали бы. Потому что недопустимо такое в Храме!»

17:40 Продолжается допрос потерпевшей Сокологорской: «Такое ни в каком месте недопустимо, это аморально! С моей точки зрения, это — преступление. Наказание должно быть адекватным — то есть таким, чтобы никогда не захотелось, чтобы просто страшно было это повторить! А они повторяли, скандировали слова, оскорбляли Господа и Богородицу! Я не могу эти слова повторить, это будет богохульство!»

17:32 Свечница Храма Христа Спасителя:

«Это кощунство, святотатство, осквернение моего чувства, моей веры, моих идеалов, осквернение меня как личности, моего выбора на жизненном пути! Боль непроходящая! Тем, кто еще не окреп в вере, трудно удержаться от желания отомстить!»

17:24 Потерпевшая Сокологорская: «Платья были с оголенными плечами, очень яркие, большой контраст по цвету! И шапки разного цвета. И колготки тоже разноцветные!» Упоминает снимавших акцию журналистов. Удивлена, почему их тоже не привлекли к ответственности.

17:20 Показания продолжались: «Толоконникова раздавала остальным команды: «Быстро!» и «Не отвлекаться!»...»

17:00 Потерпевшая Сокологорская рассказывает, что Толоконникова и Самуцевич перед тем, как зайти на солею, расспросили ее, как и где ставить свечки. Она побежала за ними на солею, но ее «остановил Господь». Девушки отшвырнули рюкзаки и «начали совершать бесовские дрыгания». Сокологорская объяснила суду, что женщина может подниматься на солею только при венчании, если она рядом с мужем. Потерпевшая призналась: боялась, что девушки пройдут в алтарь «или оголятся». 

16:40 Допрос потерпевших начали со свечницы Храма Христа Спасителя Сокологорской. Первый вопрос прокурора: «Что для вас есть Бог?»

16:01 ПЕРЕРЫВ 30 минут

16:00 Судья Марина Сырова определила порядок рассмотрения дела: сначала заслушают потерпевших и свидетелей обвинения, затем письменные доказательства, затем исследование вещественных доказательств, затем доказательства защиты и свидетелей защиты, а под конец — допрос обвиняемых. Все стороны согласились с этим порядком.

15:52 Адвокаты обвиняемых Полозов и Фейгин заявили, что в таком виде обвинительное заключение рассматривать нельзя: «Очень много литературных эпитетов и нулевая юридическая составляющая».

15:49 Алехина: Обвинение пытается исключить политическую и творческую составляющую дела, хотя это — основное.

15:48 Самуцевич заявила, что считает это дело политическим и сфабрикованным. Также говорит, что не испытывает ненависти и вражды по отношению к каким-либо группам.

15:45 Толоконникова: Я признаю, что была в храме и совершила преступление. но я не признаю приписываемых мне мотивов. Я никогда не испытывала религиозной ненависти и вражды по отношению к кому-либо. Мы уважительно относимся к христианству. Нам непонятны лишь некоторые политические моменты. Дико жестоко приписывать нам этот мотив. Мы живем с этим уже 5 месяцев. Против нас развязали травлю в СМИ, а люди верят телевидению. В мою сторону были необоснованные выпады агрессии, но сейчас большинство бюдей, с которыми я сталкиваюсь в СИЗО, понимают, что приписываемый мне мотив — бред. Это наша этическая вина, а не уголовная.

15:37 Все три девушки говорят, что обвинение им не понятно. «Обвинение сформулировано понятно», — возражает прокурор и перечитывает вслух пару абзацев. Судья поочередно спрашивает каждую из обвиняемых: признают ли они себя виновными. Толоконникова и Самуцевич отвечают «Нет». Алехина поясняет, что не может ответить на этот вопрос, поскольку обвинение ей не понятно: журналистское образование не дает возможности ей понять пояснения обвинения в части мотивов совершения преступления. Судья Сырова не знает, что делать с таким ответом, она отвечает, что устроить свидание с адвокатами «возможность была», просит успокоиться и переходит к заслушиванию отношения подсудимых к предъявленным обвинениям.

15:11 Мария Алехина и Надежда Толоконникова во время зачитывания обвинения читают Библию, делают выписки. Потерпевшая — свечница Сокологорская — с молитвенником в руках смотрит возмущенно.

15:10 У здания суда остается около 30 защитников Pussy Riot и почти нет православных активистов. Народ мирно отдыхает на траве и ждет решения суда.

15:07 «Вульгарно, вызывающе, цинично перемещались по солее и амвону», «пытаясь обесценить веками оберегаемые и чтимые традиции и догмы», «посягнув на равноправие и самобытность РПЦ»...

15:01 Прокурор зачитывает обвинение.

15:00 Рассматривают возможность начала процесса без свидетелей. Девушки и их адвокаты возражают. Тем не менее, процесс начинают без свидетелей.

14:50 Судья вернулась. Ходатайство Алехиной о возврате дела на доследование (в обвинительном заключении неполные данные о ней, например, нет характеристики, не учтено, как смягчаются обстоятельства содержания наличие малолетнего ребенка) — без удовлетворения. Ходатайство девушек об ознакомлении с вещдоками — ОТКАЗ. Ходатайство адвокатов о вызове свидетелей, экспертов, специалистов — преждевременно, ОТКАЗ. Ходатайство о свидании адвокатов и девушек — «время было предоставлено»: ОТКАЗ. Зато во время допроса потерпевших и свидетелй, изучения материалов дела будет запрещена фото- и видеосъемка — таким образом, судья УДОВЛЕТВОРИЛ только ходатайство стороны обвинения. «Принцип гласности не нарушен», — резюмирует судья. 

Волкова: «У нас есть на руках решение суда об отказе в предоставлении нам технических вещественных доказательств. Вместо полутора терабайт нам предоставили лишь шесть гигабайт информации с изъятых компьютеров. Никакой технической возможности у девушек не было, чтобы ознакомиться с видео, так как в СИЗО запрещено проносить всякую технику».

14:42 На несколько минут на улицу к собравшимся вышли адвокаты обвиняемых с мужем Надежды Толоконниковой Петром Верзиловым (московская «Война»). Марк Фейгин сказал, что суд пытается сделать процесс полностью закрытым.

14:00 Людей в чулках стало уже четверо — вместе с еще тремя активистами они исполнили песню Pussy «Богородица, Путина прогони!». На Курицу активисты тоже натянули чулок и посадили ее рядом с собой.

 

13:48 Суд удалился на рассмотрение сразу всех ходатайств: и обвинения, которое предложило закрыть трансляцию заседания в интернете, и подсудимых, которые просят у суда время на конфиденциальное свидание с адвокатами и ознакомление с видеоматериалами, приложенными к делу как вещественные доказателства...

13:46 Какой-то молодой человек принес девушке в чулке курицу, она предложила ему сыграть в футбол и пнула ее ногой.

13:38 Адвокаты потерпевших по делу говорят, что «зачитыванием манифестов» нарушена состязательность процесса и просят вынести замечание судье Сыровой. Требуют не устраивать из суда шоу.

13:30 К девушке в чулке присоединился мужчина в чулке, они пошли читать Конституцию охранникам, которые не пускают людей в здание суда.

13:27 Прокурор: Не поддерживаем ходатайства стороны защиты. У адвокатов и подсудимых была возможность выработать общую позицию и права на свидания. Но адвокаты им не воспользовались. Интересны ли им потерпевшие? Видео, которые они хотят отсмотреть, и так есть у адвокатов. Все перечисленные ходатайства направлены на затягивание процесса. Экспертов нужно вызывать только для разъяснения экспертиз. Но они и так понятно написаны! Зачем в суд вызывать Самодурова, если он был осужден за выставку «Запретное искусство»? будет ли он объективен? Зачем вызывать хдожников, мы не рассматриваем здесь вопросы искусства!

13:21 Ативистка Мария Баронова попыталась с камерой прорваться за ограждения к зданию суда, но ее вытолкнули.

13:08 Девушка у суда надела чулок на голову и начала кричать: «Свободу Pussy Riot! Я тоже хочу быть Pussy Riot!». Ее поддерживают аплодисментами. Девушка говорит: «Pussy Riot сидят за правильные вещи, храм сейчас — продажное место, и все об этом знают. Я хочу, чтобы мои дети жили в свободной стране, чтобы я могла в любое время надеть чулок на голову!»

12:56 Самуцевич (зачитывает Волкова): «Идеи феминизма и ЛГБТ не противоречат христианству, так как в основе их лежит гуманность»...

12:49 К зданию суда приехал Александр Лебедев, некоторое время назад выступивший поручителем за обвиняемых девушек на кассации по делу в Могорсуде. Он снова повторил, что дело — явно политическое, а процесс — «фарс».

12:50 Мария Алехина (зачитывает Волкова): «Мы не думали, что использование солеи как сцены причинит кому-то моральные страдания, так как мы не знали церковных правил настолько хорошо. Но за 5 масяцев тюрьмы мы их выучили! Это административная, а не уголовная ответственность! А я — гражданин светского государства! Я прошу прощения, если кого-то обидела»...

12:47 У здания суда Андрей Лошак: «Это просто чувство долга и ответственности. Я не очень понимаю, зачем мы здесь стоим, и не верю, что этим можно будет что-то изменить, едва ли можно как-то поменять ход дела. Я не оригинален в своем отношении: мне эта акция не нравится, но это не повод держать их за решеткой». 

12:40 Адвокат Виолетта Волкова просит приобщить и тут же зачитывает обращения обвиняемых к суду — их письменно оформленные отношения к обвинению. Значала заявление Надежды Толоконниковой, теперь — Алехиной, последней зачитают письмо Самуцевич. В заявлении, собственноручно написанном Толоконниковой, она называет акцию в ХХС «чисто политической», а целью ее — содействие развитию гражданскому обществу, вступившему в оппозицию к политическому режиму Путина. Еще одна цель — обращение к руководству церкви, открыто поддерживающему режим, в частности, накануне выборов президента. Толоконникова также называет «длительным лжесвидетельством» попытки назвать их акцию антирелигиозной («никаких оскорблений религии нанесено не было») и одновременно признает свою «этическую ошибку» в том, что она и другие участницы Pussy Riot привнесли формат панк-акции в атмосферу храма. Толоконникова сожалеет о том, что такие действия могли нанести моральные страдания невольным свидетелям.

12:30 Волкова ходатайствует о вызове в суд всех экспертов по делу, а также независимых культурологов, художников и религиоведов, журналистов, бывших на панк-молебне, патриарха Кирилла как настоятеля ХХС, дьякона Андрея Кураева и Гейдара Джемаля как экспертов и всех следователей, которые вели досудебное расследование. 

12:20 Обвиняемые девушки категорически просят отклонить ходатайство о запрете трансляции заседания, ссылаясь на нарушение своих конституционных прав. Их поддерживают все адвокаты, мотивируюи: процессуально нельзя сделать заседание «частично закрытым» — можно либо открыть его, либо закрыть. Еще один аргумент — ссылка на уже накопленный опыт публичных заседаний по тому же делу Pussy Riot, никаких незаконных действий после которых не было предпринято ни по отношению к судьям, ни к представителям обвинения, ни к свидетелям.

12:08 Прокурор Никифоров заявляет ходатайство о запрете фото-видео-съемки и онлайн трансляции на заседаниях во время опроса потерпевших, свидетелей, исследования письменных доказательств по делу. Мотивирует тем, что «в связи с расколом в обществе» есть реальная угроза жизни и здоровью участникам процесса. Упомянул нападение на судью Иванову в Таганском суде. Адвокаты потерпевших поддерживают ходатайство, причем адвокат Павлова говорит, что уже на предварительном слушании потерпевшим наносились оскорбления и на них оказывалось моральное давление. Все девять потерпевших ходатайство поддержали.

12:06 К зданию суда пришли Ольга Романова и Лев Рубинштейн.

11:58 Удалили из зала отца Кати Самуцевич. Его записали в свидетели обвинения.

11:48 Суд начался.

11:45 В зал зашли 9 потерпевших (из них 2 женщины), 2 прокурора, 3 адвоката потерпевших.

11:44 Девушки разговаривают с адвокатами, смеются. Журналистам запрещают общаться с обвиняемыми.

11:32 К зданию суда пришел Борис Немцов: «Если бы эти девчонки спели «Богородица, Навального и Немцова прогони!» — полагаю, что Мединский бы вручил им премию. Так что у дела абсолютно политический подтекст. Будь моя воля — я бы отшлепал этих девушек и давно бы отпустил. А так — беспредел, садизм и жестокость. 7 лет — это безумие! Я далеко не в восторге от их поступка, но отделяю веру от политики».

11:30 Напомним, сегодня в британской The Times вышло интервью с Дмитрием Медведевым, в котором затрагивается и дело Pussy Riot. Медведев традиционно аппелирует к суду, комментируя вопрос журналиста: только суд должен решить, если ли в действиях девушек состав преступления. Медведев признал, что нахождение под арестом для них уже — «серьезное испытание», однако приговора пока нет, а значит, девушкам из Pussy Riot еще может «повезти». Стоит отметить, что нынешнее заседание проходит в том же зале, где рассматривали дело Ходорковского.

11:22 «Вандализм — это 214 статья. Это неграмотно и вы выглядите глупо» — объясняет один из защитников девушек православной активистке с плакатом «Действия Pussy Riot — это акт вандализма». К зданию суда подошли художник Андрей Бильжо и главред The New Times Евгения Альбац. 

11:16 Девушек ввели в зал суда. Перед ними туда прошел служебный ротвейлер — обнюхивать пространство. Пресс-секретарь суда предупредил журналистов: снимать можно только обвиняемых и запрещено — прокурорв и судью. Председательствует на процессе судья Марина Сырова.

11:15 Один неравнодушный принес к Хамовническому суду огромную связку шаров с надписями "free", "pussy", "riot".


Фоторепортаж у здания суда. Евгений Фельдман — «Новая газета»

11:11 Около здания суда тоже около 50 сторонников и противников Pussy Riot. Постоянно приходят новые лица. Между представителями православных молодежных организаций и защитниками панк-группы происходит диалог: «Мы требуем такого решения, чтобы это больше таких акций не повторилось» (православные) и «Мы считаем, что решение суда должно быть не политически целесообразным, а законным и обоснованным (защитники). Полиция тем временем просит граждан освободить дорогу и не мешать проходу. Среди собравшихся замечен журналист Сергей Пархоменко.

11:00 В зал Хамовнического суда прошли адвокаты и родственники обвиняемых. Журналистов пока внутрь не пропускают, они стоят на лестнице — представителей СМИ тут около 50 человек. Перед зданием суда организованы пикеты — как в поддержку Pussy Riot, так и с радикальными требованиями наказать их за скандальную акцию в Храме Христа Спасителя. Самих обвиняемых — Толоконникову, Самуцевич и Алехину — доставили в суд около часа назад.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera