По избиению ОМОНом на «Марше миллионов» ГУСБ опросило пострадавшего антифашиста Гаскарова

Политика

1 августа 2012 года, МОСКВА. Два часа в Главном Управлении собственной безопасности (ГУСБ) МВД России шел опрос гражданского активиста Алексея Гаскарова по его заявлению об избиении бойцами ОМОН на «Марше миллионов» 6 мая. Антифашист подробно, с демонстрацией видеозаписи, рассказал следователю о событиях на Болотной площади. Интересы Гаскарова представляет Межрегиональная правозащитная Ассоциация «Агора».

Гаскаров сообщил, что запомнить конкретных омоновцев не было возможности, так как их лица были скрыты, а на форме отсутствовали полицейские жетоны. Выяснилось, что сами бойцы ОМОН утверждают: жетоны они якобы носили и специально не прятали, но поскольку использовались бронежилеты, опознавательные знаки оставались под элементами защитного снаряжения.

Также на встрече, по словам Гаскарова, обсуждалось, что по цвету формы сотрудников ОМОН можно определить, из какого они региона, и что, например, у московских омоновцев форма светлее.

Во время опроса Алексей Гаскаров передал следователю найденное им четырехминутное видео.

- Там снято, как меня бьют омоновцы, - сообщил Гаскаров. - Все их действия посмотрели в ГУСБ. На видео видно, как полицейские стоят, а потом резко начинают забегать в толпу и непонятно по каким причинам хаотично задерживать людей. В МВД же говорят, что действия ОМОН были четко спланированы. А тут четко зафиксировано, что просто забегали и хватали.

В ГУСБ МВД России антифашисту Гаскарову сообщили, что в течение месяца будет проведена проверка по его заявлению о преступлении, результаты которой будут переданы в Главное следственное управление Следственного комитета России по Москве для принятия решения о возбуждении уголовного дела или отказа.

Напомним, 28 мая именно к руководителю Главного следственного управления Следственного комитета России по Москве Вадиму Яковенко обратился с заявлением о преступлении Алексей Гаскаров. Однако 2 июля заместитель руководителя второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Москве направил это заявление в ГУСБ МВД России «для организации служебной проверки». В Следственном комитете тогда посчитали, что «в настоящее время достаточных оснований для проведения проверки не имеется». Правозащитники обращают внимание, что именно в рамках проверки Следственного комитета как раз и устанавливается, есть ли в тех или иных действиях сотрудников полиции признаки состава преступления или нет. Однако СК решил самостоятельно проверку не проводить, а направить заявление в ГУСБ. Интересно, что еще один пострадавший от действий сотрудников ОМОН на акции протеста 6 мая, в отличие от Алексея Гаскарова, самостоятельно направил информацию в ГУСБ, однако оттуда его заявление перенаправили в Следственный комитет. После этого молодой человек решил обратиться за помощью к правозащитникам.


6 мая Алексей Гаскаров принимал участие в согласованном властями Москвы «Марше миллионов». После задержания Алексея Навального, Сергея Удальцова и Бориса Немцова многие участники акции направились к Лужковскому мосту.

- В какой-то момент я увидел, что в том месте, где сидели на асфальте люди, происходят какие-то непонятные движения и крики, - написал в заявлении о преступлении Гаскаров. - Сотрудники ОМОНа, выражая явную агрессию в отношении демонстрантов, забегают в толпу и начинают избивать людей, а затем утаскивают их за оцепление. Задержанию и избиению подвергались люди, которые не выражали никакой агрессии. В числе задержанных оказывались женщины и подростки. При этом сотрудники ОМОНа ничего не объясняли – с их стороны можно было услышать только нецензурную брань.

Когда омоновцы в очередной раз попытались кого-то задержать, Гаскаров подбежал к ним с вопросом: «Что вы творите?».

- Я получил удар дубинкой по лицу, затем меня повалили и стали избивать ногами, - отметил в заявлении о преступлении Гаскаров. - Один из омоновцев целенаправленно пытался ударить меня в лицо. Какое-то время я закрывался руками, однако пропустил сильнейший удар чуть выше глаза. Кровь стала заливать глаза, и я стал терять сознание. При этом сотрудники ОМОНа сначала пытались меня задержать, затем, когда увидели мое состояние, просто бросили меня посреди площади и ушли снова за оцепление.

По словам Гаскарова, другие участники митинга помогли ему подняться и довели до Третьяковской галереи, где стояла карета «скорой помощи». Медики промыли молодому человеку рану. «Я плохо себя чувствовал и был вынужден поехать в больницу», - рассказывает пострадавший. В травмпункте Жуковского врачи констатировали у гражданского активиста рваные раны головы и наложили три шва. Медицинскую справку Гаскаров приложил к заявлению о преступлении.

Гаскаров уверен, что избившие его на публичном мероприятии полицейские «превысили должностные полномочия с применением насилия и спецсредств» (пункты «а», «б» части 3 статьи 286 Уголовного кодекса России).

Отдел информации Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera