Журналист и активист «Другой России» из-за «болотного дела» попросили политубежище на Украине

Политика

Журналист, блогер Дженни Курпен и активист «Другой России» Алексей Девяткин обратились к властям Украины с просьбой предоставить им политическое убежище. Они опасаются уголовного преследования в связи с делом о массовых беспорядках 6 мая в Москве. Об этом Дженни Курпен сообщила в Межрегиональную правозащитную Ассоциацию «Агора».

Специалисты программы юридической защиты ХИАС (Hebrew Immigrant Aid Society - Общество помощи еврейским иммигрантам), организации-партнера Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев на Украине помогли Дженни Курпен и Алексею Девяткину собрать необходимый пакет документов для официального соискания статуса политических беженцев на Украине.

Дженни Курпен говорит, что Украина почти не предоставляет политическое убежище и что готова к отказу: «Независимо от результата мы пройдем всю эту процедуру для того, чтобы в случае отказа иметь право подавать заявление о передаче нас в третью страну (Швеция, Финляндия, Голландия, США). Сейчас мы должны пройти несколько интервью в миграционной службе Украины и медицинское обследование».

- Мы - семья, и наша жизнь только начинается, и мы хотим обезопасить себя и будущее своих детей от репрессивной машины российского государства, - написала Курпен правозащитникам. - Зная, как работает следствие и какую позицию занимает суд по отношению к подозреваемым по «болотному делу», мы пришли к выводу о том, что будут хватать всех подряд и привлекать к делу. Как это было продемонстрировано на примере Александра Каменского. Понимая, что мы находимся в зоне риска и можем войти в группу подозреваемых, мы приняли решение покинуть страну.

Как пишет журналист, 6 мая в Москве она и Алексей Девяткин были задержаны на Тверской улице, а активист «Другой России» Александр Каменский на Площади Революции, то есть вдали от Болотной площади. Тем не менее, по словам Курпен, несмотря на алиби, Каменского арестовали по подозрению в организации массовых беспорядков.

 

- Каменский был задержан в совершенно другом месте города, принять участие в беспорядках он не мог, так как находился в это время в отделе полиции. Однако суд не счел эти доводы существенными, несмотря на наличие в деле протоколов задержания. Зато суд удовлетворил ходатайство следователя о приобщении к делу дополнительных материалов, якобы подтверждающих участие Каменского в беспорядках на Болотной – свидетельские показания сотрудников полиции, - отметила Дженни Курпен, пояснив, что ее и Девяткина ожидал в России подобный сценарий.

- Очевидно, что для следствия не имеет значения, где нас задерживали. Более того, известно, что к расследованию привлечены следователи из других регионов, которые подчас просто не знакомы с географией Москвы, - отмечает Курпен. - Поэтому-то для следователя по делу Каменского площадь Театральная примыкает к Болотной. Естественно, что для другого такого специалиста улица Тверская также может оказаться прилегающей к Болотной площади.

Дженни Курпен напоминает, что Алексей Девяткин ранее был осужден за «массовые беспорядки» (статья 212 Уголовного кодекса России) в одном из кабинетов приемной администрации президента России. Тогда он был приговорен к условному сроку.

- В случае повторного привлечения к уголовной ответственности по этой статье, срок условным уже не будет. Необходимо подчеркнуть, что государство занимает заведомо агрессивную и репрессивную позицию по отношению к активистам незарегистрированной партии «Другая Россия» и, являясь таковым, я нахожусь в особо уязвимом положении. Кроме того, мы оба занимаемся оппозиционной журналистикой и освещением неудобных для властных структур и правоохранительных органов тем, пишем жестко и безапелляционно о текущей ситуации в сфере судопроизводства, методов работы следственных органов и функционирования уголовно-исполнительной системы современной России, - написал правозащитникам сам Девяткин.

Дженни Курпен рассказала, что после событий 6 мая вернулась с Алексеем Девяткиным в Нижний Новгород «и в один из дней обнаружили в своем почтовом ящике записку угрожающего содержания «Вам конец!». По словам Курпен, когда они вернулись через 25-30 минут к дому, увидели оперативников на крыльце их подъезда. Домой возвращаться не стали. 31 мая Дженни Курпен выступила на митинге Стратегии-31, во время которого со сцены «перечислила все разбитые окна активистов, все нападения и провокации, имена эшников, рассказала в микрофон на площади Свободы о деле Антифа РАШ и деле ОБ-418» (дела об экстремизме в Нижнем Новгороде). Также, по словам Курпен, у нее была взломана ее основная электронная почта и «из нее исчезло все, касающееся дела Антифа-РАШ - документы, материалы, контакты, черновики писем и мои статьи в прикрепленных файлах».

- Затем нам обоим неоднократно звонили сотрудники полиции для вызова на беседы о «беспорядках 6 мая в Москве и нашем участии в них», - пишет Дженни Курпен. - Мы приняли решение об отъезде и в тот же день уехали из Нижнего в Москву и из Москвы в Киев. У нас не было действующих загранпаспортов на тот момент и поэтому нам пришлось действовать таким длинным путем. Позже, когда мы уже были в Киеве, в первые же дни я стала получать в твиттере угрозы и оскорбления. Затем их стали получать почти все наши общие знакомые активисты. Мы сразу же написали об этом и сохранили все скриншоты.

Дженни Курпен говорит, что планирует с Алексеем вернуться в Россию, «если дело о беспорядках 6 мая будет прекращено за отсутствием события преступления и все нынешние фигуранты дела будут отпущены».

- Мы считаем, что произошедшее на Болотной площади не может квалифицироваться по статье 212 Уголовного кодекса, - говорит активистка. - Нам нужны будут гарантии, что не возникнет второго дела о массовых беспорядках, как произошло с беспорядками на Манежной площади, когда спустя два года после события и год с момента вынесения приговора по первому «манежному делу» было возбуждено новое, и на скамье подсудимых оказалось еще 4 человека.

- Что касается непосредственно оценки событий, произошедших 6 мая в Москве, то я твердо убеждена, что «массовых беспорядков», о которых упорно говорит власть устами следствия, просто не было, - пишет Дженни Курпен. - Необходимо подчеркнуть, что я считаю виновными в столкновениях на площади сотрудников ОМОН и ряд организаторов акции. На всех без исключения фотографиях и видеосъемках с Болотной хорошо видно, что люди, выхватываемые из толпы, полностью дезориентированы и все их телодвижения – лишь безуспешные попытки самозащиты, хорошо видно, что все эти люди одеты в светлые, неудобные и непригодные к «ведению уличных боев» одежды, обуты в обычную городскую обувь – туфли и сандалии, физически никак не подготовленные для организованного нападения на ОМОН. Объявление произошедшего массовыми беспорядками я оцениваю как попытку реванша, и самозащиты с большим ресурсом самооправдания. Решение о такой квалификации – со всей очевидностью чисто политическое и очень похоже на обычные методы правоохранительных органов: я десятки раз сталкивалась с тем как следственные органы с целью утяжеления обвинения связывали подозреваемых в группы, подкидывая удостоверения несуществующих экстремистских организаций, оружие или наркотики. В случае с «болотным делом» так же.

Отдел информации Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera