Зюзинский районный суд Москвы родил сенсацию: выпущена из-под ареста кандидат сельскохозяйственных наук Ольга Зеленина

Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

Еще в понедельник коллегия Мосгорсуда под председательством Елены Арычкиной удовлетворила кассацию адвокатов Ольги Зелениной об отмене прежнего решения Зюзинского суда, еще в августе постановившего арестовать ее, вплоть до 15 октября. Мосгорсуд признал решение об аресте «недостаточно мотивированным», постановил дело вернуть в Зюзинский суд, а срок содержания под стражей для кандидата сельскохозяйственных наук, заведующей химико-технической лаборатории пермского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной сократить до сегодняшнего дня. Стало быть, Зюзинскому суду не оставалось времени для решения судьбы Ольги Николаевны. Решение должно было быть принято стремительно, в условиях не успокоившегося еще общественного внимания к этому делу, да и к тому же после неудовлетворительной оценки Мосгорсуда в отношении работы суда Зюзинского.

Так что мог ли судья Зюзинского суда Леонид Чечко вынести иное решение? Менее очевиден ответ на другой вопрос: почему прежде его коллега Елена Петрова, работающая в том же Зюзинском суде, сочла необходимым арестовать интеллигентнейшую женщину, с безусловным научным авторитетом, больную к тому же всеми болячками, свойственными российским пенсионерам? Следователь ведь весьма невнятно говорил на суде по мере пресечения что-то про то, что Зеленина может «воспрепрепятствовать». А судья поступила корпоративно, коллеги по цеху, конечно, не осудят.

Об обвинении, предъявленном Зелениной («пособничество в покушении на контрабанду наркотических средств, совершённом организованной группой»), скажу лишь пару слов - подробно к нему нам неоднократно еще придется вернуться в ходе предстоящего судебного разбирательства по ее делу.

Контрабанда якобы имела место в 2010 году, тогда же брянским УФСКН было возбуждено уголовное дело против бизнесмена Сергея Шилова, который занимался поставками кондитерского мака из Испании для нужд пищевой промышленности (собственного мака Россия не производит). В партии мака, которую завозил Шилов, ФСКН усмотрела наркотические примеси.

Проблема, с которой столкнулся Шилов, стала в последние годы весьма заурядна для отечественной бакалейной промышленности. Уголовные дела по маку заводятся пачками. На зону отправляются поставщики бакалейной продукции, владельцы торговых точек, пекари и простые продавцы – нормальные люди, никакой угрозы для общества не представляющие. Формально эту живодерскую практику наркоборцы обосновывают очень ловко. Мак сам по себе – наркотикосодержащее растение, такова его природа. Даже после тщательнейшей его очистки на европейских фабриках, семена мака – те самые, кондитерские – при специальном исследовании все равно будут обнаруживать на себе ничтожные следы макового сока, латекса. Аналитическая химия разводит понятия «вещество» и «след»: след свойствами вещества не обладает, его нельзя выделить в самостоятельную субстанцию. Однако у наркоборцов тут свой взгляд: «след», обнаруженный на шиловском маке, они посчитали за собственно вещество, и вменили ему в вину всю ввезенную партию кондитерского мака  - 42 тонны. (Российский закон так устроен, что смесь с наркотиком он приравнивает к самому наркотику. И будь в тонне сахарной пудры хоть сотая доля грамма кокаина – вся тонна будет признана кокаином).

Дела, возбужденные по маку, надо сказать, хоть и многочисленны, однако очень неустойчивы. Под воздействием особого фактора, заносимого в конверте, дела легко распадаются. Об этом многие бакалейщики рассказывают. Не исключено, что и дело Шилова претерпевало подобное воздействие. Его то закрывали, то вновь реанимировали.

В прошлом году адвокаты бизнесмена обратились в пермский НИИ сельского хозяйства за разъяснениями по поводу логических экзерсисов экспертов ФСКН. Им ответила Ольга Зеленина, обычным информационным письмом, поскольку экспертного статуса у нее нет. Собственно, аргументы, изложенные ею в письме и разбивающие все умопостроения наркоборцов, - и стали причиной возбуждения против нее уголовного дела. Следователь счел, что Зеленина вынесла «заведомо ложное заключение» и тем помогла преступникам, которые будто бы еще 20 тысяч рублей на ее карту перевели. Замечу, вывод о том, информация, изложенная  Зелениной по запросу адвокатов Шилова, «заведома ложна» - принадлежит следствию и вытекает, видимо, из того, что ее аргументы совершенно не совпадают с позицией следствия. Никакие независимые эксперты письмо Зелениной на научность не проверяли. А зачем, если всем известно, что в нашем суде  есть две точки зрения на любую проблему: точка зрения следователей – и неправильная.

Освобождение Зелениной – безусловная победа возмущенной научной общественности и – адвокатов Натальи Андреевой и Филиппа Шишова, сформулировавших новую правоприменительную угрозу: отныне любая экспертная позиция, мешающая следствию – это пособничество. ФСКН не намерена вести дискуссию в научном поле, оппонента предпочтительнее видеть в наручниках.

Ольга Николаевна Зеленина, однако, прямо из клетки подтвердила свою научную позицию: если бы еще раз перед ней были бы поставлены те же вопросы – и ответы ее бы не изменились.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera