Европейский суд признал несправедливым судебный процесс по первому делу Алексея Пичугина

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Европейский суд по правам человека сегодня опубликовал решение по первой жалобе осужденного на пожизненное лишение свободы бывшего начальника отдела службы безопасности НК «ЮКОС» Алексея Пичугина. Как следует из текста решения, размещенного на сайте суда, ЕСПЧ счел несправедливым судебное разбирательство в России по делу Пичугина и пришел к выводу, что Россия нарушила статью 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – «право на справедливое судебное разбирательство». ЕСПЧ постановил взыскать с РФ в пользу Пичугина 9,5 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда и судебных издержек.

Жалоба касалась первого уголовного дела, в рамках которого Пичугина обвиняли в организации убийства супругов Ольги и Сергея Гориных, покушений на Виктора Колесова и Ольгу Костину. В результате судебного разбирательства по этому делу Мосгорсуд в марте 2005 года в составе председательствующей судьи Натальи Олихвер и коллегии присяжных признал Пичугина виновным и приговорил к 20 годам в колонии строгого режима.

В жалобе, направленной в ЕСПЧ, речь шла среди прочего как раз о нарушениях, допущенных непосредственно в ходе судебного процесса в Мосгорсуде. Как пояснила «Новой» адвокат Пичугина Ксения Костромина, одно из ключевых нарушений, которое признал ЕСПЧ – столь неоднозначное дело слушалось за закрытыми от общественности и журналистов дверями. Мосгорсуд и гособвинители ссылались на то, что часть материалов носила гриф «секретно». Неоднократные ходатайства адвокатов Пичугина рассматривать дело в открытом режиме и закрывать процесс лишь на время, когда представители обвинения исследуют документы с грифом «секретно», - отклонялись. Не повлияла на ситуацию и Парламентская Ассамблея Совета Европы, требовавшая от официальных лиц открыть судебные слушания по делу Пичугина. Слушания так и не открыли. Хотя – что любопытно – за весь процесс ни одного документа с грифом «секретно» исследовано почему-то так и не было.

«Также ЕСПЧ признал нарушенным то обстоятельство, что Мосгорсуд не дал защитникам возможности проверить перед присяжными показания ключевого свидетеля обвинения Коровникова. Коровников, отвечая на вопросы прокуратуры в суде, естественно обвинял Алексея во всех убийствах, а когда речь дошла до нас – мы хотели детально расспросить его по всем эпизодам – он отвечать отказался, а судья сказал, что тот имеет на это право», - рассказала Костромина. 

Этим, как писали в Страсбург адвокаты Пичугина, и была нарушена статья 6 Европейской конвенции – «право на справедливое судебное разбирательство».

В жалобе адвокаты также обратили внимание ЕСПЧ на нарушение статьи 5 - «право на свободу и личную неприкосновенность» (эту статью ЕСПЧ признал нарушенной частично, речь шла о продлениях ареста Пичугина) и статьи 3 - «запрещение пыток» (ЕСПЧ не признал ее нарушенной). Что касается последней статьи, то еще до первого приговора Пичугина, в 2003 году адвокат Ксения Костромина подала жалобу в ЕСПЧ на отказ Генпрокуратуры РФ провести медицинское освидетельствование ее подзащитного после «разведдопроса», произошедшего вскоре после задержания Пичугина 14 июля 2003 года  в СИЗО ФСБ «Лефортово». В этот день у Пичугина в рамках производства следственных действий должны были отобрать пробы крови и слюны. Но вместо этого, как позже расскажет сам Пичугин, его выдали двум лицам, которые, представившись сотрудниками ФСБ, передали ему «привет от сослуживцев» (Пичугин с 1987 по 1994 год работал в Управлении военной контрразведки КГБ-ФСБ), угостили сигаретами, кофе и чаем. После нескольких глотков Пичугин на шесть часов впал в забытье. Позже двое сокамерников Пичугина по СИЗО ФСБ «Лефортово» расскажут ему, что его принесли в камеру в полубессознательном состоянии. Впоследствии сам заключенный и его защитники выяснят, что в тот день 14 июля 2003 года к нему применили психотропные средства – так называемую «сыворотку правды».

Кстати, одним из сокамерников, подтвердивших факт применения к сотруднику «ЮКОСа» химических препаратов, явился ученый Игорь Сутягин (он опишет эту историю в своем рассказе «Три школы»).

Сам Пичугин публично расскажет об этом в апреле 2008 года в Мосгорсуде на заочном процессе над Леонидом Невзлиным, куда его этапируют как «свидетеля обвинения».

«Единственное, что я помню, это то, что вопросы, которые мне задавали (во время «разведдопроса» 14 июля 2003 года – В.Ч.), касались Ходорковского, Касьянова, Черномырдина, Волошина и финансовых потоков между этими лицами и ЮКОСом», – рассказал тогда Пичугин. По его словам, о «разведдопросе» он на следующий день сообщил следователю, но протокол об этом в деле отсутствует.

Как писала журналист портала «Права человека в России» (HRO.org) и автор нескольких книг об Алексее Пичугине Вера Васильева, тогда, несмотря на плохое самочувствие Пичугина и категорические требования его адвокатов, медицинский осмотр заключенного проведен не был. Только спустя десять дней его с расстояния в несколько метров и через решетку осмотрела женщина-врач из ГУИН и «не нашла» на теле следов инъекций. Сам Пичугин отмечал, что после вероятного применения к нему препаратов, он потерял около 30 килограммов веса, а на его голове образовались шишки.

Однако ЕСПЧ не стал рассматривать эпизод с психотропами.

Кроме этой жалобы, защита Пичугина в 2007 году подала в Страсбург еще одну жалобу. Она касалась нарушений, допущенных в рамках уже второго уголовного процесса над их клиентом (эта жалоба еще ожидает своей коммуникации), по итогам которого его признали виновным в организации убийств мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской фирмы «Феникс» Валентины Корнеевой, а также организации покушений на управляющего австрийской компании «Ист Петролеум Ханделс» Евгения Рыбина. По версии обвинения, поддержанной судом, Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента «ЮКОСа» Леонида Невзлина, который заказывал организацию убийств в интересах компании. 6 августа 2007 года судья Мосгорсуда Петр Штундер приговорил Пичугина к пожизненному заключению. В апреле 2008 года, когда в Мосгорсуде шел заочный процесс над Невзлиным, выступавшие здесь ключевые свидетели обвинения по делу Пичугина - неоднократно судимые Геннадий Цигельник и Евгений Решетников - внезапно заявили, что ранее оговорили Пичугина и Невзлина, версию о причастности этих обоих к преступлениям им на самом рассказал следователь Буртовой, и они эту версию продублировали, так как следствие обещало им взамен поблажки в сроке заключения, но обещаний своих не выполнило.

«Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова», - заявил в частности Цигельник в Мосгорсуде в апреле 2008 года.

Однако официальные органы на эти признания никак не отреагировали.

Сам Пичугин на процессе по делу Невзлина заявил:«Со мной не единожды беседовали сотрудники Генеральной прокуратуры и склоняли меня к даче ложных показаний в отношении некоторых руководителей и совладельцев компании, в частности, в отношении Невзлина Леонида Борисовича. <…> Впервые такое прямое предложение о даче ложных показаний поступило от следователя Банникова в кабинете №8 СИЗО «Лефортово» в апреле 2004 года, где я знакомился с материалами дела».

По словам Пичугина, Банников явился к нему после ухода адвокатов: «Он сказал, что знакомиться с этим «мусором» (материалы дела) не имеет никакого резона, и я как бывший сотрудник органов должен это понимать. Он сказал, что я лично как Пичугин никого не интересую. Дело политическое, и интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Какие бы прекрасные адвокаты меня ни защищали, исход дела предопределен». Пичугин, по его словам, отказался принять это предложение, но спустя год, 4 июля 2005 года, следователь повторил его. «Перед этим была еще одна беседа с начальником управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Лысейко. Он требовал дать показания против Невзлина, Ходорковского, Брудно и других руководителей компании. В противном случае, он сказал, что меня ждет пожизненное заключение, а в случае согласия меня вывезут за границу и будут охранять, включат систему защиты свидетелей», – рассказал Пичугин, добавив, что с очередным предложением о лжесвидетельстве к нему обратился гособвинитель Камиль Кашаев в июле 2007 года в Мосгорсуде во время перерыва заседания (в присутствии охраны).

В настоящее время бывший сотрудник «ЮКОСа» находится в колонии особого режима ФКУ ИК-6 под названием «Черный дельфин», что в городе Соль-Илецк Оренбургской области.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera