Басманный суд оставил еще одного фигуранта «Болотного дела» Леонида Ковязина под стражей до 6 марта

Политика

Ольга Просвироваглава службы информации

В зал суда Леонида Ковязина завели в сопровождении овчарки и сразу закрыли в клетке. Адвокаты подсудимого, обвиняемого по статье 212 части 2 УК РФ («Участие в массовых беспорядках»), ходатайствовали приобщить к делу поручительство главного редактора газеты «Вятский наблюдатель», корреспондентом которой является Ковязин, с обязательством внести залог в размере 750 тысяч рублей. А также письмо губернатора Кировской области Никиты Белых, который, в случае, если это возможно, просил отпустить Ковязина под залог.

Спор между судьей и адвокатами завязался по поводу заявления, которое адвокат Чанидзе подавал начальнику СИЗО, с просьбой обследовать Ковязина. «Леонид говорил мне, что за время нахождения в изоляторе его состояние значительно ухудшилось. Но решения по этому заявлению до сих пор нет», — сообщил Чанидзе. Сам Ковязин заявил, что страдает артрозом 2 степени — заболеванием, которое относится к числу тех, которые могут препятствовать содержанию под стражей.

— Ходатайство также было подано следователю, но мы получили отказ, — сообщил Чанидзе.

Судья порекомендовал повторно обратиться к следователю, предоставив медицинские справки.

Коме того, адвокат Чанидзе также ходатайствовал приобщить к делу характеристику с места работы, редакционное задание, на основании которого Ковязин присутствовал на Болотной площади, а также отчет о проделанной работе.

Несмотря на возражения следователя, все документы были приобщены к делу.

Следователь по бумажке зачитал стандартные опасения в отношении возможного освобождения обвиняемого: может «скрыться от следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, уничтожить доказательства, оказывать давление на свидетелей». Руслан Чанидзе назвал этот рапорт «написанным под копирку»: «То же самое зачитывалось вчера на суде и по Акименкову, и по другим фигурантам этого дела». И следователь, и прокурор просили продлить арест до 6 марта следующего года.

В эмоциональных выступлениях адвокаты указывали на то, что у следствия нет оснований считать, что Ковязин скроется: «Это должно быть подкреплено доказательствами! А так — голословные утверждения!»

Но судья Карпов не изменил меру пресечения Леониду Ковязину и удовлетворил хадатайство следствия, продлив срок ареста до 6 марта.

 

Владимир Самарин прокомментировал ход процесса и решение суда для «Новой»:

— Это было вполне ожидаемо. Конечно, всегда есть маленькая надежда — 1% из 100 примерно. Но я прекрасно понимал, что арест продлят. Даже несмотря на объективные сведения, которые представила сторона защиты. Они доказывали, что Ковязин не может скрыться от следствия или оказать воздействие на других участников процесса. Не услышали они и то, что общественность высказалась за освобождение моего подзащитного. Была команда сверху — мочить. Вот и будут мочить. Команда «посадить» в отношении него будет выполнена.

Мы будем обжаловать постановление, но Мосгорсуд очевидно поддержит решение Басманного суда. А ведь Ковязин — человек беззащитный. Никаких влиятельных знакомых или богатых родственников у него нет. Выступая в Басманном суде, я знал, что никакие доводы и юридический язык тут не помогут, поэтому дал себе возможность высказаться эмоциально. А учитывая замечание моему коллеге Чанидзе, я убрал все некорректные выражения, хотя следовало бы оставить.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera