Геленджик. Суд не смутили противоречия в деле о ДТП с участием полицейского автомобиля. Медицинские документы и показания некоторых свидетелей учтены не были

Политика

Евгений Титовсобкор по ЮФО

Автомобиль, в котором находились полицейские

В ночь на 12 июля 2011 года в Геленджике на перекрестке улицы Луначарского и Горной «Тойота» врезалась в  «Ладу» (ВАЗ-2112). Скорость «Тойоты» высокая, поэтому удар в заднюю левую дверь «Лады» получается сильным. «Тойотой» управляет Павел Якимиди. В «Ладе» сидят четыре полицейских. Один из них погибает.

Главный вопрос: кто ехал на зеленый сигнал светофора? Свидетелем ДТП становится водитель, некто Жадько, который через несколько дней после ДТП дает письменные объяснения адвокату: «Автомобиль ВАЗ-2112 <...> выехал на ул. Луначарского <...> на запрещающий красный сигнал светофора». То есть, согласно написанному, «Лада» с полицейскими сама подставилась под удар.

Но одного свидетельства мало. Тогда супруга Якимиди дает бегущую строку по местным телеканалам — и находит других свидетелей. Отдыхающий в Геленджике Иван Остроушко дает объяснения в городском Следственном комитете: в момент ДТП «для транспорта, движущегося по ул. Луначарского, горел разрешающий свет светофора — зеленый». То есть, по его словам, «Тойота» с Павлом Якимиди ехала на «зеленый».

На бегущую строку откликается и Владимир Крапивка из соседнего села Кабардинка. На допросе в геленджикском СК он показывает, что двигался по ул. Луначарского, проехал тот самый перекресток на зеленый сигнал светофора. И через 2-3 секунды услышал звук аварии.

Адвокат Якимиди Николай Дьяченко запросил режим работы светофоров на перекрестке. «Зеленый» сигнал светофора для движения по Луначарского переходит в мигающий и затем в красный за 9 секунд. То есть снова выходит, что «Тойота» Якимиди ехала на зеленый, а «Лада» с полицейскими ― на красный.

Однако были и другие свидетели. Например, некто С. А. Семенов показал, что на зеленый сигнал ехала «Лада». То же самое подтвердил и некто свидетель С. Колесников. Правда, во время судебного заседания Колесников рассказал, что «Лада» в действительности проехала на красный: «автомобиль ВАЗ 2112 сначала остановился на красный сигнал светофора, а через 5 секунд продолжил движение, и произошло столкновение». По поводу прежних показаний, данных следователю, Колесников сообщил, что  подписал их наугад, не читая.

Есть в этом деле и другие странности. Например, согласно показаниям сидевших в «Ладе» полицейских, машиной управлял Алексей Сергеенко, который и погиб при столкновении. А на заднем сидении за ним, согласно тем же показаниям полицейских, сидел Александр Бартеньев. Как раз на это место и пришелся удар. Но погиб не Бартеньев, сидевший на месте, в которое и пришелся удар, а водитель Сергеенко.

И еще одна деталь. На лобовом стекле «Лады» четко видно место, в которое водитель ударился головой (см. фото). Но в судебно-медицинской экспертизе самые значительные повреждения головы зафиксированы у Александра Бартеньева: «Закрытая ЧМТ. Ушиб головного мозга средней степени тяжести. Перелом свода черепа с переходом на основание». По поводу же Сергеенко, якобы сидевшего за рулем «Лады», сказано: «На костях свода и основания черепа переломов нет».

Установить, кто где сидел, можно было бы по картам вызова «скорой помощи», где отражены обстоятельства получения травм. Адвокат Павла Якимиди взял ксерокопии карт в Следственном комитете по Геленджику. Однако на карту Александра Бартеньева при ксерокопировании была наложена бумага, которая закрыла слова, описывавшие его положение в машине. Зато тот, кто накладывал бумагу, забыл сделать то же самое с картой Сергеенко. А там сказано: «Со слов очевидцев ДТП, пациент является пассажиром заднего сиденья». То есть, согласно карте «скорой помощи», водителем был кто-то другой.

Но суд Геленджика вопросов о качестве следствия не задавал и нестыковки предпочел не учитывать. Павел Якимиди признан виновным по части 3 статьи 264, «Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека». Его отправили в колонию-поселение на 4,5 года. В пользу пострадавшего Бартеньева суд взыскал 500 тысяч рублей, а в пользу семьи погибшего полицейского Сергеенко ― миллион. Краснодарский краевой суд, куда осужденный обратился с кассацией, оставил решение без изменения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera