Второй день продления ареста «узникам Болотной»: Артем Савелов останется за решеткой до 11 июля, Сергей Кривов — до 6 июля

Политика

Екатерина ФоминаЕвгений Фельдман«Новая газета»

Сегодня в Басманном суде второй день продления ареста задержанным по «Болотному делу». Срок заключения у всех одиннадцати задержанных в прошлом году истекает 6 марта. Необходимость продления ареста следствие мотивирует «проведением большого объема процессуальной деятельности» - и срок следствия продлен до 14 июня. Друг за другом, с разницей в час, были назначены заседания Артема Савелова и Сергея Кривова. Однако в общей сложности они длились около десяти часов.

Отец Артема Савелова Виктор Иванович в коридоре перед залом суда рассказывает, что за восемь месяцев ареста ему дали всего четыре свидания с сыном. Он передал Артему большую тетрадь и разноцветные ручки, шутит: «В школе не хотел учиться, так пусть здесь из материалов дела конспект пишет». Четыре свидания при законной норме два раза в месяц недостаточно, поэтому Виктор Иванович пишет Артему в СИЗО письма. Радуется, когда сын рисует ему «мордочки» — улыбки в письмах в конце предложения. Но когда начинается заседания и Артема вводят под аплодисменты в зал, Виктор Иванович меняется в лице: хмурятся брови, взгляд устремлен на следователя. Следователь — Алексей Добарин — шаблонно начинает: «Понимая цель, мотивы, умысел совершенного преступления», Савелов может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказывать давление на свидетелей, уничтожить доказательства. «Он совершил тяжкое преступление против государственной власти и преступление средней тяжести против порядка управления», — считывает с листа Добарин.

— От следствия скрываться не буду, приходить на вызовы буду, — отвечает Артем. — Тогда у меня была возможность позаботиться о своем здоровье.

Он с детства заикается. Несмотря на это, ему вменяют скандирование антиправительственных лозунгов. Даже стандартная процедура в начале заседания — представиться и назвать свой адрес — дается Артему с трудом: он трет лицо, складывает пальцы в замочек, сжимает их. Судья Наталья Дударь в какой-то момент начинает подсказывать Артему, прося его просто кивнуть или наоборот.

— Когда вы последний раз были у врача?

Артем не помнит. Но у Дударь и так в ходатайстве о продлении есть справка о том, что Артем посещал врача в мае 2009 года. Кроме того, в подшивке документов непонятно откуда отказывается копия постановления о погашенной судимости за 2002 по статье «кража».

Как и на вчерашнем заседании по продлению Денису Луцкевичу, адвокат просит предъявить следователя документы, на основании которых сделан вывод о том, что его подзащитный может скрыться.

— Не желаю распространяться и не хочу об этом сейчас говорить, — исподлобья говорит грузный Добарин. Из зала доносится реплика: «Держиморда».

— Документы засекречены?

— Я не хочу отвечать на этот вопрос.

После почти часового перерыва судья вышла на оглашение. Слушали судью Дударь в пустом зале лишь адвокат Фарит Муртазин, брат Артема Андрей и фотограф «Новой». Остальные, как объяснили приставы, захлопнув дверь перед отцом Савелова, в зал попасть не захотели и не успели. Арест продлили до 11 июня — дня годовщины задержания — в полной тишине.

 

Заседание по продлению ареста Сергею Кривову затягивается до самого закрытия суда. «Видно, что он держится, но уже устал», — перешептывалась в зале «группа поддержки». Они регулярно приходят на заседания к товарищу, стоят за него в пикетах. Пристав подходит к подруге Сергея и просит ее снять значок «Комитет 6 мая».

Выяснилось, что в деле появился новый адвокат Лукьянец — Сергей его видит второй раз в жизни, договоров с ним не заключал. Это, видимо, назначенный адвокат. У адвоката Сергея Вячеслава Макарова, по его словам, сложились неоднозначные отношения со следователем Денисом Курдюковым — худощавым молодым человеком, который в процессе заседания безучастно отвечает на все вопросы, чаще всего односложно. Либо говорит: «Я не согласен вступать в полемику с адвокатом». Он пытался отстранить от дела Макарова, на протяжении последних месяцев Кривов знакомился с материалами своего дела самостоятельно. Судья удовлетворяет ходатайство об отводе неизвестного адвоката. Но дважды отклоняет свой отвод. Также не разрешает привлечь в качестве общественного защитника Сергея Мохнаткина.

Кривов тщательно анализирует статьи, которые ему вменяют. Объясняет, что события, происходившие 6 мая на Болотной площади нельзя квалифицировать как массовые беспорядки. А омоновцы Алгунов и Моисеев, которым Сергей якобы нанес травмы, вспомнили об этом лишь через пару месяцев. В показаниях Алгунова вообще сказано, что он не видел, кто его ударил. Кривов и его адвокат ссылались на практику ЕСПЧ, согласно которой помещение в тюрьму должно быть крайней степенью меры пресечения при недоказанной вине. «Поэтому СИЗО переполнены», — зачитывал Сергей Кривов, прося перевести его под домашний арест. Адвокат Макаров предложил в качестве альтернативы отпустить его подзащитного под залог. Правда, сумму назвал неопределенную: 100-200 тысяч рублей. У семьи Сергея очень скромные доходы, он помогал 80-летней матери с инвалидностью, воспитывал двух дочерей. Судья Дударь внимательно рассматривала справку о доходах жены Сергея Киры, которая работает в МИФИ.

Сергею Кривову в десятом часу вечера было объявлено: срок ареста продлен до 6 июля. Группа поддержки поспешила на улицу — проводить аплодисментами отъезжающую в СИЗО машину.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera