«Налоговое дело» Магнитского и Браудера в Тверском суде Москвы. Сторона обвинения сегодня представила свои доказательства (ОНЛАЙН)

Политика

Вера ЧелищеваЕвгений Фельдман«Новая газета»

 

Слушания по существу уголовного дела в отношении погибшего в тюрьме юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и руководителя фонда Уильяма Браудера начались в прошлую пятницу, 22 марта. В Тверском суде Москвы обоих судят за «уклонение от уплаты налогов». На прошлом заседании прокурор Резниченко огласил фабулу обвинительного заключения, из которой следовало, что Магнитский, Браудер и «другие неустановленные лица» в 1998—2004 годах вступили в «преступную группу» и «договорились о совместном уклонении от уплаты налогов в Калмыкии». Магнитский нашел в Элисте некоего бывшего афганца, который, в свою очередь, помог найти ему «много инвалидов». Этих инвалидов Hermitage якобы фиктивно и трудоустроил в штат принадлежащих ему калмыцких офшоров ООО «Дальняя степь» и ООО «Сатурн инвестментс». И за счет этого, а также «псевдоинвестиций» в саму Калмыкию налоговые отчисления Hermitage сильно минимизировались. В итоге, гласило обвинительное заключение, Браудер и Магнитский недоплатили в бюджет более 520 миллионов рублей.

Сегодня, 27 марта, прокуратура начала представлять в суде доказательства. Первыми такими доказательствами стали показания «потерпевших» - присутствующих в зале суда представителей Федеральной Налоговой службы Анастасии Герасимовой и Кирилла Мостового. Показания эти абсолютно идентичны обвинительному заключению, зачитанному ранее прокурором. Так, Герасимова заученно словно на уроке рассказала суду, как Браудер и Магнитский создали в Калмыкии схему по уходу от налогов, создали офшоры ООО «Дальняя степь» и ООО «Сатурн инвестментс», трудоустроили туда фиктивно тех самых инвалидов, которым ничего не платили, только вознаграждение, но зато минимизировали налоги.

- То есть штатное расписание каждого ООО в Калмыкии  было «Браудер и два инвалида»? – уточнял у девушки из ФНС прокурор Резниченко.

- Да, - отвечала та и подытоживала, что благодаря этим схемам ухода от налогов, а также благодаря  «псевдоинвестициям», Hermitage и причинила ущерб российскому бюджету в 520 миллионов рублей.

Однако плавное повествование представительницы из ФНС немного подпортили назначенные адвокаты Магнитского и Браудера. Помимо прочего, интересовало их, почему обеспокоенная ныне мошенническими схемами Hermitage ФНС в начале 2000-х не обжаловала постановление следствия, прекратившего это налоговое дело (после смерти Магнитского оно было возобновлено и слушается ныне в Тверском суде). Но представительница из ФНС ответить на этот вопрос, как и на ряд других, затруднилась. Например, не смогла ничего сказать она и относительно того обстоятельства, что в отношении принадлежащих Hermitage калмыцких оффшоров в сове время было несколько налоговых проверок, которые показали законность всего, причем одна из этих проверок была проведена уже после того, как в 2004 году пытались возбудить по этим фактам уголовное дело, но закрыли за отсутствием состава преступления.

«Я затрудняюсь ответить», - отвечала в таком духе представительница ФНС.

Далее прокуроры допрашивают свидетеля обвинения Константина Пономарева, бывшего сотрудника компании «Файерстоун Данкен» (работал здесь до 1996 года), которая, по версии следствия, и разрабатывала для Hermitage различные мошеннические схемы по уходу от налогов. Пономарев сообщил о себе, что он является университетским товарищем Сергея Магнитского и в свое время именно он, Пономарев, помог тому устроиться аудитором в «Файерстоун Данкен». 

Показания свидетеля Пономарева, как и в случае с представителями ФНС, были идентичны обвинению прокуратуры: он рассказывал про схемы ухода от налогов, про создание различных оффшоров и про фиктивное трудоустройство туда инвалидов (свидетель даже вспомнил случай трудоустройства парализованного человека) и т.д. Свидетель говорил, что в принципе законодательство тогда это позволяло, «правила игры были такие». Причем, по словам свидетеля, именно он, Пономарев, был автором этих налоговых уловок, но тогда, повторялся он, в 90-х, эти уловки были законными, инвалиды реально работали и реально получали зарплату.

- А Ваши клиенты (Браудер и его иностранные коллеги – В.Ч.) приняли ваши разработки? – спрашивал свидетеля прокурор.

- Ну, они как все иностранцы сказали: «Вау!», - отвечал Пономарев, отмечая, что всю картину только портил Магнитский «своими кислыми замечаниями». По словам Пономарева, Магнитский сначала критиковал эти схемы, а затем, когда Пономарев ушел из компании, «смирился с этими схемами», хотя с каждым годом незаконность их была очевиднее - законодательство-то ужесточалось. Когда же затем Магнитский занял высокий пост, став директором «Файерстоун Данкен аудит», то по словам Пономарева, он сам стал заниматься этими схемами и более того – «использовал наработанное» Пономаревым, когда тот ушел из компании.

- Я был удивлен… - признавался в суде Пономарев. - Я был в нем просто разочарован! Критиковал мою схему, а потом ее украл... Мне в ходе предварительного расследования предъявляли документы на английском языке, это была адаптация моих наработок. За 10 лет им не было не придумано ничего нового! Он английский знал хуже меня и за основу брал уже наработанное мной…Мне было удивительно, что тогда он (Магнитский) выступил против, а потом использовал эту схему.

В общем, констатировал свидетель, с его уходом такое сомнительное налоговое планирование в «Файерстоун Данкен» не прекратилась, а «только набирало обороты».

- В противном случае мы бы сейчас не тратили здесь время…  - зачем-то сказал свидетель.

Но себя виновным Пономарев не считает, хоть по его словам, и разрабатывал все эти сомнительные схемы для «Файерстоун Данкен». Объясняет просто: когда он разрабатывал эти схемы, законодательство еще не было так критично, когда же ушел из компании, то изменилось со временем и законодательство и схемы стали незаконными. Но больше всего его опять же «разочаровал» поступок Магнитского, который по сути «украл» наработанное им.  

- Я после всего этого Магнитским оказался сильно разочарован, - все повторял Пономарев. - Я его знал как высококвалифицированного специалиста. А он и «Файерстоун Данкен» уже не заметили тех ограничений законодательства, введенные указом президента, которые стали распространяться и на скупку активов, и на инвалидов…

На вопрос адвокатов Браудера и Магнитского, откуда свидетелю было известно, что Магнитский по сути украл у него его наработки, ведь Пономарев ушел из компании в 1996 году, тот ответил туманно. Мол, в СМИ читал.

- Не от следствия узнали? - уточнили адвокаты.

Свидетель повторил, что где-то читал…

Еще он объясняет поступок Магнитского и его первоначально критические высказывания о его, Пономорева, схемах тем, что тот очень хотел занять его место в «Файерстоун Данкен» и взять долю его себе. То есть эта критика была, по словам Пономарева, для формы. «Я даже собирался его уволить. Но не уволил, потому что он был очень грамотный специалист. Он учился в университете лучше меня…».

Причина же ухода Пономарева из «Файерстоун Данкен» - «рейдерский захват». По его словам, не он ушел, а его ушли. Правда, Магнитский здесь был не причем. «Фактически я стал первой жертвой рейдерского захвата. Мне пришлось уволиться».

«Рейдерский захват», по словам Пономарева, по сути устроил Джеймисон Файерстоун, который правда, всегда был для Пономарева «пустым местом» (по словам свидетеля, тому не хватало знаний, чтобы применять в компании схемы, которые применял Магнитский).

О том какое «пусто место» был  Джеймисон Файерстоун, Пономарев еще долго рассказывал после заседания журналистам на улице. А так же  том, что Магнитский хоть и был его университетским товарищем, хоть погиб в тюрьме, но ответственности с него и с Браудера за использование незаконных схем, никто не снимал. 

Следующее заседание по делу - в понедельник, 1 апреля.

 

Напомним, интересы Магнитского и Браудера в этом процессе представляют назначенные адвокаты. Вдова и мать Магнитского участвовать в этом деле категорически отказались, не стали они и направлять на процесс и своих представителей, называя этот судебный процесс античеловеческим и незаконным. Что касается проживающего в Великобритании Уильяма Браудера, то он также отказался направлять в суд своих адвокатов (Великобритания отказалась от сотрудничества с Россией по этому уголовному делу). 

Следственный комитет не так давно предъявил Браудеру обвинение в «незаконной» скупке акций российских компаний (и прежде всего – «Газпрома») в обход запрета на их продажу иностранцам. Магнитского в свою очередь следствие подозревает в причастности к разработке мошеннических схем покупки этих акций. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera