Саратовская область. Спустя 68 лет после Победы планируется пересчитать памятники войны и выяснить фамилии погребенных

Политика

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

В Саратовской области намерены составить реестр памятников Великой Отечественной войны. Предполагается описать техническое состояние захоронений и уточнить фамилии погребенных, так как на сегодняшний день списки на мемориалах содержат ошибки, а некоторые бойцы остаются безымянными. Если региональный проект окажется удачным, Министерство обороны обещает распространить опыт на всю страну.

О новой инициативе военного ведомства рассказал недавно побывавший в Саратове главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, входящий в Общественный совет при Минобороны. По его словам, проект поддерживает первый заместитель руководителя Администрации президента Вячеслав Володин (именно он предложил обкатать идею в Саратове), а также саратовские чиновники и представители военкомата.

Во время войны Саратовская область оставалась в тылу, поэтому воинских захоронений здесь меньше, чем в регионах, где шли бои. Имеются, в основном, госпитальные братские могилы (по сведениям поисковиков, в 1940-х здесь действовало 183 госпиталя) и отдельные могилы бойцов ПВО и летчиков, погибших в воздушных боях. Сведения о захоронениях неполны и противоречивы, сбором информации занимаются отдельные энтузиасты – поисковики и краеведы. «У меня есть синяя папка, в которой указано, в каком районе области сколько захоронений. Но по некоторым районам мои сведения не сходятся с теми, которые сейчас привез Венедиктов из министерства обороны, каждую нестыковку нужно проверить», – говорит председатель саратовского союза поисковых отрядов Галина Гарибян.

Не исключено, что часть захоронений уже утрачена. По словам Гарибян, у села Безымянное Энгельсского района в годы войны действовали три госпиталя. Возле железной дороги находилась братская могила, в которой были погребены более ста солдат, умерших от ран. «Я своими глазами видела этот памятник сорок лет назад, когда была учительницей. Теперь его нет. Куда он делся, перенесли ли куда-либо останки, в селе не помнят», – рассказывает Галина Ивановна. По отдельным сведениям, госпитальное захоронение находилось в центре Энгельса, сейчас никаких следов от него не осталось.

За некоторыми захоронениями сейчас некому ухаживать, так как расположенные рядом сёла обезлюдели (согласно федеральному закону «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» за содержание воинских захоронений отвечают органы местного самоуправления). Как полагают поисковики, в таких случаях останки воинов целесообразно перенести в Саратов на городское кладбище.

Как полагает Галина Гарибян, в течение лета можно провести начальную работу: объехать все памятники в регионе, сфотографировать, составить краткое описание и сделать привязку к карте через Google с указанием адреса и доступных видов транспорта. Еще один-два года займет составление и выверка списков погребенных. Спустя 68 лет после победы это остается огромной проблемой. Например, недавно к поисковикам обратились родственники Ефима Ивановича Лачина, он родился в 1914 году в Горьковской области и погиб на войне. Семья много лет не может выяснить, где похоронен боец. База данных «Мемориал» сообщает, что Лачин погиб в Харьковской области, региональная Книга памяти Чувашии (откуда он был призван) утверждает, что он похоронен в этой республике, Книга памяти Мордовии (где во время войны жила его жена Евдокия) указывает, что боец скончался от ран в госпитале в Саратове. «Я уже четыре года выверяю списки бойцов, умерших в госпиталях Саратова и похороненных в братских могилах на Воскресенском кладбище. Часть фамилий указаны на мемориале по два раза, часть попали туда по ошибке – ветераны пишут мне, что благополучно здравствуют и сегодня»,--рассказывает Галина Ивановна.

Некоторые бойцы, погребенные в сельских районах, до сих пор остаются безымянными. Например, в Аркадакском районе в селе Красное Знамя расположена братская могила солдат, умерших в санитарных поездах, – ни одной фамилии или хотя бы количества похороненных на памятнике не указано. В селе Малиновка на братской могиле с 1957 года стоит квадратный камень, на котором не видно вообще никаких надписей. В Красном Яре находится братская могила двух «неизвестных летчиков», погибших здесь в 1942 году.

Как отмечают саратовские поисковики, возможно, отдельным разделом в перечень нужно включить захоронения военнопленных. По некоторым сведениям, такие захоронении были в Энгельсе и в Аткарске, где работал госпиталь для пленных. «Там были не только немцы, но и уроженцы других европейских стран. Если мы составим список похороненных, найдем и обустроим место, это может послужить развитию туризма, если посмотреть на вопрос с этой точки зрения», – говорит Гарибян.

Известно, что в перспективе в новый реестр должны войти памятники войны 1812 года (в Саратов попало немало пленных из армии Наполеона), Первой Мировой (в те годы на территории нынешней Саратовской области действовало 50 госпиталей) и Гражданской войны. «Наверное, нужно, не откладывая, описать и памятники, связанные с Афганом и Чечней, пока сведения по ним не утрачены», – отмечает Гарибян.

Как полагают поисковики, готовый реестр памятников будет опубликован на сайте регионального правительства и, возможно, станет частью базы данных «Мемориал».

Энтузиасты надеются, что уже в 2014 году в бюджет будут заложены деньги на ремонт и реконструкцию памятников. «Уверена, что власти это сделают. Если инициатива идет с самого верха, кто посмеет не выполнить?» – говорит Галина Ивановна.

Нужно отметить, что реестр «объектов, увековечивающих память» в Саратовской области уже составляли, и даже не один раз. Местные чиновники отчитывались о завершении этой работы в 2010-м, а затем в 2012 году. Правда, найти такой реестр на сайте областного правительства не удалось. По словам Галины Гарибян, поисковикам подобный документ также не встречался.

На всероссийском уровне летом 2011 года была утверждена концепция федеральной целевой программы (ФЦП) «Сохранность и реконструкция военно-мемориальных объектов». Как говорилось в пояснительной записке, на территории страны имеется 24 318 воинских захоронений. По результатам выборочной проверки, проведенной Министерством обороны, 14 процентов находятся в хорошем состоянии, 68 процентов требуют текущего ремонта, а 18 процентов полуразрушены. В рамках программы планировалось в течение пяти лет потратить на ремонт 2,5 миллиарда рублей из федерального бюджета и 125 миллионов из региональных, о чем Дмитрий Медведев (будучи президентом) торжественно заявил на встрече с ветеранами. Заказчиком программы выступало Министерство обороны. После утверждения концепции оно должно было представить в правительство РФ более конкретный проект программы. Но проект вернули на доработку по замечаниям Минэкономразвития. Весной нынешнего года Дмитрий Медведев (будучи премьером) исключил данную ФЦП из перечня государственных программ в связи с тем, что «концепция признана утратившей силу».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera